22 октября 2017, воскресенье

Семен Семенченко: Охота на добробаты – это часть плана по превращению Украины в сателлита России

Семен Семенченко: Охота на добробаты – это часть плана по превращению Украины в сателлита России
Бывший комбат батальона Донбасс, а теперь нардеп рассказывает, за что преследуют добробаты, как против добровольцев фальсифицируют дела и на что он готов, если «правление воровской шайки» начнет представлять угрозу для страны

2 июля в центре Киева прямо посреди Крещатика появилась военная палатка. Несколько сотен бойцов добровольческих батальонов пришли к Печерскому суду, чтобы не допустить этапирования из здания суда одного из основателей батальона Айдар Валерия Лыхолита с позывным Батя. Военная прокуратура обвинила его в краже и незаконном содержании под стражей бывшего мэра Северодонецка Валентина Казакова.

Эффектная акция дала моментальный результат – в Печерский суд приехал генеральный прокурор Юрий Луценко, который отказался поддерживать обвинение и забрал дело «на доследование». На волне успеха, добровольцы создали Штаб освобождения патриотов, который должен обеспечить освобождение и других обвиняемых и осужденных бойцов добровольческих батальонов.

Одним из главных организаторов акции и инициатором создания Штаба стал народный депутат партии Самопоміч Семен Семенченко. Он рассказал НВ, как коррумпированная военная прокуратура фальсифицирует дела против добровольцев, как военный прокурор Анатолий Матиос связан с экс-руководителем администрации Януковича Сергеем Лёвочкиным и как вчерашние солдаты готовы ответить на попытку «реванша» пророссийских политиков.

- Ну что, можно вас поздравить, Семен? Батя на свободе, закон про амнистию бойцов добровольческих батальонов принят, генпрокурор приходит в суд, чтобы отказаться от обвинения. Власть пошла на уступки?

- Замгенпрокурора Матиос, пока его начальник приходит в суд отказаться от обвинения, говорит, что все наши хлопцы – злодеи и должны сидеть. Это не отступление Луценко, а попытка предотвратить социальный взрыв, который мог состояться вечером того же дня. Когда они увидели сотни бойцов, которые начали собираться на Крещатике, увидели палатку – тогда пришлось изображать «внезапное прозрение».

Касательно закона – он не о добровольцах, а об амнистии, куда просто добавили положение о бойцах добровольческих батальонов. Думаю, что по Лыхолиту прокуратура начнет кампанию дискредитации, чтобы, как только к его делу упадет интерес, по-тихому посадить.

Поздравлять нас будет можно, когда выполнят три наших главных тезиса – очистят органы прокуратуры от агентов Российской федерации, лиц, склонных к сепаратизму, и тех, кто занимается личным обогащением, вместо расследования военных преступлений; выпустят на поруки и дадут возможность на свободе защищаться в суде бойцам добровольческих батальонов и примут амнистию за совершение во время войны действий, которые в мирное время считаются нарушением закона.

- То есть у вас нет ощущения, что власть сделала хотя бы полшага назад в преследовании добробатов?

- Сделала полшага назад, чтобы подготовить новое наступление.

Охота на добробаты – это не самоцель, а часть плана по возврату Украины в состояние сателлита России, такой себе Малороссии – коррумпированной отсталой страны с неподсудным правящим классом. И все это на фоне вышиванок и криков «Слава Украине». Мы им в этом мешаем.

- Кто эти мы и сколько вас?

- Те активные элементы общества, которых вынес в центр внимания Майдан, а объединила война за независимость. Все эти люди ассоциируют себя или с добровольческими батальонами, или с Майданом. Сейчас власти эту пенку хотят собрать, чтобы обеспечить свое безбедное существование.

Думаю, что нас немного – по всей стране до десяти тысяч человек. И не нужно сажать всех – достаточно нейтрализовать лидеров и внедрить в головы украинцев мысль о том, что бойцы добробатов – те же самые бандиты, только под украинскими флагами.

Читайте также: Я пока не беру автомат и не иду с ним в Генпрокуратуру. Семенченко рассказал, кто во власти хочет сохранить свои кормушки

- Считаете, что бойцы добровольческих батальонов не совершали преступлений? Не могли бы вы рассказать известные вам подробности дела Лыхолита?

- Потерпевшим по делу Лыхолита является мер Северодонецка [Валентин] Казаков. Летом 2014 года они, по версии следствия, представились руководителями Айдара, похитили его, украли видеокамеру, фотоаппарат, что-то еще и держали в подвале несколько дней.

Почему я считаю враньем обвинения и в адрес Лыхолита и многих других? Во-первых, все эти люди пошли защищать родину, а не создавать преступную банду, как это пишет в своих бумажках Матиос. В конце концов, заниматься разбоем и грабежом легче на материковой Украине, а не в прифронтовой зоне, где в любой момент могут убить.

Во-вторых, всех бойцов добровольческих батальонов арестовывают прямо в зоне ведения боевых действий, а не в роскошных особняках, построенных на украденные деньги, вроде Кулика. Того же Лихолита взяли с полигона 72-й бригады, фактически выкрали, куда-то вывезли и только через два дня привезли в суд.

В-третьих, Лыхолиту инкриминируют, а могут инкриминировать и командиру каждого добробата, что он что-то делал и представлялся должностным лицом, не будучи им. Узнаю, как говорится, брата Колю по почерку. Я не был официальным лицом, когда создавал батальон и командовал им. По этой логике можно судить и Яроша, и Билецкого, и меня, и всех остальных.

И самое главное – а судьи кто? Прокурор Кулик мало того, что связан с сепаратистом Жилиным, еще и незаконно обогащался! Кто такой Матиос? Он все свои действия совершает при информационной поддержке своего бывшего шефа Левочкина, в Администрации которого возглавлял контрольное управление! Да-да, господин Матиос работал в администрации Виктора Януковича замглавы контрольного управления, которое отвечало за исполнение указов президента главами областей и районов.

- Мне кажется, вы сводите вопрос о работе системы правосудия до оценки персоналий. Откуда у вас уверенность, что если завтра вас поменяют на Матиоса, система сразу же начнет работать безупречно?

- Отвечу просто: я не работал на Януковича; я не руководил во время Януковича борьбой с коррупцией в СБУ, которое ее же и крышевало; у меня нет жены-миллионерши, которая стала такой во время каденции мужа; у меня нет одного племянника, как у Матиоса, который руководит Владимирским рынком, и второго – который Укравтодором, куда бюджет закачивает бешенные деньги; я не саботирую дела по Иловайску и не фальсифицирую дела по добровольцам.

Я не человек системы. Сейчас противостояние с добробатами – это конфликт «бывших» с «нынешними». Именно поэтому вопрос «а судьи кто?» - это вопрос не персоналий, а существования самой системы. Они ж не только Лыхолитом занимаются! Я таких дел насчитал более 700 – это те кто уже сидит. Еще несколько тысяч человек проходят по различным делам, иногда по нескольким сразу.


Вместе с однопартийцем Егором Соболевым Семенченко создал Штаб освобождения патриотов
Вместе с однопартийцем Егором Соболевым Семенченко создал Штаб освобождения патриотов


Читайте по теме: Чеченский след. Женщина-боец из батальона Джохара Дудаева рассказывает про чеченцев и кадыровцев, воюющих по разные стороны в Донбассе

- Можете привести примеры аналогичных дел? И я все же не могу понять, как именно прокуратура фальсифицирует дела против добровольцев?

- Сейчас в Бахмутовском СИЗО находятся бойцы батальона Донбасс, которых арестовали прямо во время несения боевой службы. Обвинения, кстати, аналогичные, а потерпевшие – снова лица склонные к сепаратизму, загляните на их странички в соцсетях.

В январе 2016 года после съезда Самопомочі в Харькове лидеры партии пошли на митинг 92-ой бригады, который проходил неподалеку. Там нам рассказали о добровольцах, которых многие знали и с которыми дружили, и которые по версии следствия стали «негодяями» и «мародерами».

Мы в это поверить не могли и договорились с депутатами, в том числе с бывшим командиром батальона Донбасс Ярославом Маркевичем и депутатом от Самопомочі, дежурить в зоне АТО и сразу же брать на поруки бойцов, которых арестовывают по сфальсифицированным делам.

Чтобы показать абсурдность обвинений приведу один яркий пример. Военная прокуратура выдвигает обвинение против военнослужащих 92-ой бригады, дело по расстрелу группы Эндрю, которая боролась с контрабандой в зоне АТО. Цитирую обвинение: «У них был навык закладывания мин, несмотря на то, что на момент взрыва они находились в военной части, они виновны на 100%, поскольку сам взрыв осуществили их неизвестные сообщники». Все, больше доказательств нет. Кстати, именно эти ребята взяли в плен Ерофеева и Александрова, которых потом обменяли на Савченко.

Эти истории можно продолжать бесконечно. Сейчас наш Штаб освобождения патриотов составляет списки всех бойцов, попавших под преследование, чтобы потом добиваться их освобождения.

- В чем вообще причина массового преследования добровольцев?

- Я могу судить по себе. В первой половине 2014 года, когда мы создавали батальон Донбасс, кампанию по дискредитации нас вели российские СМИ. Я и торговал человеческими органами, и распинал младенцев, и достреливал раненных, и сбегал с каждого сражения, и вообще все мы были негодяями и предателями русского языка.

Ровно после 5 сентября, когда были подписаны Минские соглашения, эта кампания началась в украинских СМИ. Параллельно кого-то начали сажать, а с кем-то – договариваться: давать должности, деньги, крышу. Все это делается для того, чтобы размыть информационную картинку: смотрите у нас есть хорошие добробаты, а есть плохие.

Не обманывайтесь, «плохими» будут все добробаты. Обыск на базе Днепра-1, которым руководит Юрий Береза, депутат правящей партии Народный фронт, показывает, что придут ко всем.

- Получается, членство в добровольческих батальонах должно давать индульгенцию от наказания за совершение преступлений?

- Нет, сейчас наблюдается совершенно противоположная картина. Принадлежность к воровскому сообществу, которое у нас является властью, дает индульгенцию от наказания. Где сейчас Бочковский и Стоецкий, которых под камеры арестовывали в Кабмине? Сидят под подпиской о невыезде. Где сейчас прокурор АТО Кулик? Ему даже подписку не дали, только «особисте зобов’язання» не выезжать из Киева.

Мы не говорим о том, что нельзя судить бойцов добробатов. Мы требуем, чтоб им дали возможность доказывать свою невиновность на свободе. Это полностью законное требование, кстати.

Второе: мы хотим, чтобы факты неприкрытой алчности и обогащения работников прокуратуры получили должную правовую оценку. Кулик – это только первая ласточка, большая часть его подчиненных наворовала не меньше.

И самое главное: мы хотим, чтобы поступки, в которых нет умысла обогащения и которые являются преступлением только потому, что не было объявлено военного положения – оценивались по-другому. Скажем, то же самое задержание сепаратиста и помещение его в подвал во время боевых действий – это не преступление, а необходимая на тот момент мера. Все это должно быть декриминализовано.


Бывшие командиры добровольческих батальонов, а ныне депутаты, вместе инициируют закон об амнистии добровольцев
Бывшие командиры добровольческих батальонов, а ныне депутаты, вместе инициируют закон об амнистии добровольцев


Читайте также: Какие добровольческие батальоны воюют в Донбассе и кому они подчиняются. Инфографика

- Если сотни бойцов добровольческих батальонов уже сидят, еще тысячи проходят по различным делам, как вы сказали, почему социальный взрыв случился именно на деле Бати? Он какой-то особенный или власть как-то уж слишком агрессивно взялась его преследовать?

- Все очень просто. Когда в зале суда мы услышали, что Лихолита помещают под стражу, я сказал Соболеву: «Мы его из этого зала не выпустим, мы его им не отдадим». Люди увидели и поддержали эту бескомпромиссность. Военная прокуратура вместе с информационными ресурсами олигархов сделали глупость, не облив его публично дерьмом перед задержанием.

Глупо говорить о выполнении закона в обществе, где закон существует только для врагов, а для своих – полная безнаказанность.

- Предлагаете подменить одно несуществующее законодательство другим несуществующим?

- В случае, когда не действует представительская демократия, как это случилось у нас, нужно поступать по справедливости. Так мы поступили в 2014-м году, когда армии не было, а страну защищали добровольческие батальоны. Мы вообще были вне закона. Как можно защитить родину сейчас, когда не действует закон? По справедливости.

Если нас не услышат, а я думаю, что не услышат, мы их заставим это сделать и возьмем на себя ответственность так же, как сделали это в 2014-м. Закон не может быть выше справедливости, он должен ее обеспечивать.

- Намекаете на военный переворот?

- Ни на что я не намекаю. Я являюсь членом парламента. Если буду видеть, что угроза безопасности страны от продолжения правления воровской шайки будет превышать угрозу гражданской войны – я готов пойти на действия, которые будут диктоваться необходимостью. Сформулирую это так.

Я не могу прятать голову в песок и не анализировать события, очевидцем которых являюсь. Мы действовали бескомпромиссно в пользу страны в 2014-ом, также мы будем действовать и сейчас. Мы хотим, чтобы страна жила по закону, но он должен быть один для всех.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: