4 декабря 2016, воскресенье

Объединят ли таможню с налоговой и уволят ли нового главного таможенника – замминистра финансов рассказала о реформе Госфискальной службы

Будущая структура Фискальной службы уже определена
Фото: Александр Медведев

Будущая структура Фискальной службы уже определена

27 августа Минфин обнародует концепцию реформы налоговой службы. Надзорные функции будут переданы в регионы, оформлением грузов займутся студенты-выпускники, а функции таможни могут отдать на аутсорсинг (часть II)

НВ встретилось с Еленой Макеевой в день, когда закончила свою работу в Украине техническая миссия МВФ по вопросам налоговой реформы. Эксперты МВФ оставили Киеву свои рекомендации и замечания, Минфин их учел и должен представить план реформ уже к концу августа.

В первой части интервью замминистра рассказала о том, какой видит Минфин новую систему налогообложения, по которой украинцам предстоит начать жить с 1 января. Также она рассказала, как изменится подход к аудиту финансовой отчетности украинского бизнеса.

В продолжение темы НВ побеседовало с Макеевой об изменениях в структуре налоговой и таможенной служб.

Елена Макеева – дипломированный аудитор и кандидат экономических наук, учредитель аудиторской фирмы Аксенова и партнеры. В марте 2015-го пришла в госаппарат, в команду министра финансов Наталии Яресько.

Во время общения с НВ Макеева подчеркивает, что она отлично знает налоговое законодательство, схемы ухода от налогов и понимает проблемы старой налоговой системы. Она утверждает, что прислушивается к пожеланиям и требованиям бизнеса, но ее задача – поиск баланса между потребностями бизнеса и латанием дыр в бюджете.

- Как человек из бизнеса с какими проблемами вы сталкиваетесь в госорганах? Бюрократия, документооборот?..

- Мне говорили, что будет очень много бюрократии, документов на подпись. Но все не так страшно. Мне достаточно быстро прочитать подготовленный сотрудниками документ, чтобы понять, правильна ли их позиция. Я очень хорошо знаю налоговое законодательство. Можно сказать, что я на своем месте и получаю удовольствие от своей работы.

Проблема в другом. Есть очень много людей, которые не имеют профессионального опыта, соответствующего образования, глобального мышления, но при этом считают себя экспертами. Я вчера даже с одним активистом переписывалась и написала: "Решите для себя – вы либо эксперт в налоговой отрасли, либо политик". Я не ориентирована на политику, мне это не интересно. Я – менеджер. Для меня важно, каким будет результат.

Нет у бизнеса проблем с налогом на прибыль, нет проблем со ставкой НДС, есть большая проблема с налоговой нагрузкой на фонд зарплаты

- Разговоров о реформе много, а результата, о котором вы говорите, людям не видно.

- Давайте спросим, что является результатом реформ для людей. Сначала кричали, что нет целей, прописанных налоговых реформ. Нет – цели есть. Они прописаны в документе Стратегия - 2020. Я не могу их менять, это курс, который выбран президентом. Потом кричали, что у нас нет приоритетов. Раньше так и было. В кулуарах кто-то писал себе приоритеты. Но были ли это приоритеты бизнеса, общества?

Мы спросили у представителей бизнеса, чего они ожидают от реформ, в чем у них проблемы. И когда мы свели результаты, они показали, что нет проблем с налогом на прибыль, нет проблем со ставкой НДС, но есть вопрос с его администрированием. Есть большая проблема с налоговой нагрузкой на фонд зарплаты. Мы увидели, какими должны быть приоритеты реформ. И теперь, когда нам говорят, что нужно изменить систему обложения налогом на прибыль, я говорю, что бизнес этого не ждет, он не жаловался на это.

- Вы много общаетесь с иностранными инвесторами и международными организациями. Что они говорят о налоговой реформе?

- Были и иностранные инвесторы, но сейчас нельзя говорить, что у нас много иностранных инвесторов, большинство – это украинский бизнес. Меня обвиняют в том, что я много общаюсь с ACC [Американской торговой палатой] и EBA [Европейской Бизнес Ассоциации]. Но, простите, мне каждый день от них приходит по пять конкретных предложений о том, что нужно менять в законодательстве. Ни одна другая организация мне за четыре месяца не прислала ни одного предложения – только жалобы. Какая ценность жалоб при отсутствии рекомендаций?

АСС и ЕВА действительно очень много делают для того, чтобы улучшить инвестиционный климат в стране, хотя они ориентированы скорее на иностранный бизнес. Есть и активные национальные профильные ассоциации, к примеру, Легпром.

- Какие претензии у иностранного бизнеса?

- У них много претензий, к госсистеме, и больше всего – к Государственной фискальной службе. Но проблематика у них отличается от украинского бизнеса тем, что для них очень важно, чтобы все работали в одном законодательном поле, чтобы все придерживались законодательства Украины. К сожалению, это не главное для рядового украинского бизнесмена. У него часто совсем другие цели. Позиция украинского бизнеса – "не доверяем, не время платить налоги, не видим, куда тратятся эти деньги".

Есть эксперты с мнением, что нужно забрать таможню от ГФС. Позиция Минфина: объединить, потому что этого ждет бизнес

- Давайте поговорим о реформе Госфискальной службы.

- Мы завершили формирование реформы ГФС вместе с представителями МВФ. Мы работали очень долго с МВФ, взяли лучшие европейские практики, разработали новую организационную структуру. Осталось утвердить ее в парламенте. Мы разработали план действий на два года с четкими дедлайнами.

Эффективность работы ГФС достигается посредством углубления сотрудничества с министерством, и еще большего объединение таможенного и налогового направлений. Есть эксперты с другим мнением – что нужно наоборот, забрать таможню от ГФС. Позиция Минфина: объединить, потому что этого ждет бизнес. Не должна быть таможенная служба для налогоплательщиков еще одним карательным органом. Мне каждый день говорят о том, что на каждой таможне применяются разные тарифы. Почему так? Если бы отдел тарифов был единый в ГФС, возможно, не было бы этой проблемы. Сейчас каждая таможня может себе устанавливать, каким тарифом ей пользоваться. Кто от этого страдает? Бизнес.

- Вот. Единая система в налоговой всегда была, а в таможне ее не было. Над этим работают сейчас?

- Чтобы начать это исправлять, нужно чтобы Верховная рада приняла соответствующие законы. Она пока их не приняла. Не было или заинтересованности, или согласия в парламенте, или времени.

Не содействует прогрессу в решении этого вопроса и то, что сам [Константин] Ликарчук, заместитель [Романа] Насирова [главы ГФС], постоянно заявляет о том, что нужно отсоединить таможню от налоговой. Хотя он точно знал, куда шел работать – он шел именно заместителем руководителя ГФС, а не руководителем таможни. Много нового узнаешь о людях со временем.

- Насиров его уволит?

- Время покажет. Или они сотрудничают вместе, для чего нужно принять определенные вещи, или нет, и тогда кто-то уходит.

Таможня не должна быть структурой, где можно зарабатывать деньги. Она должна выполнять четкие задачи – сопровождение товара на территорию Украины или извне. Это сервисная служба. Более того, бизнес сегодня жалуется, что у нас есть налоговый аудит со стороны ГФС, но кроме него, есть еще и таможенный аудит. Реструктуризация ГФС должна устранить такие проблемы. Объединение таможни и налогового направления обеспечит сокращение проверок для бизнеса.


Замглавы налоговой Константин Ликарчук не содействует прогрессу в решении вопроса таможни, и его могут "попросить". Фото: Александр Медведев
Замглавы налоговой Константин Ликарчук не содействует прогрессу в решении вопроса таможни, и его могут "попросить". Фото: Александр Медведев


- Сегодня заговорили о том, чтобы передать на аутсорсинг услуги таможни. Вы считаете, это будет эффективно?

- Есть как поклонники, так и критики у этой идеи. Надо анализировать все за и против и принимать решение. Не ошибается тот, кто ничего не делает. Но важно максимально минимизировать риски для государства. Этим и руководствуемся.

- От идеи сделать Одессу испытательным полигоном для такой практики отказались. Теперь отдают Львовскую, Закарпатскую и Волынскую области?

- Эти разговоры несерьезные. Пока только создана рабочая группа, которая детально изучит опыт других стран, учтет национальную специфику нашей страны, проведет переговоры с поставщиками таких услуг и сделает выводы. Сегодня более детальных решений, чем я озвучила, нет.

- Реформа ГФС предусматривает такой вариант, как аутсорсинг?

- Нет. Там нет таких новаций. Реформа ГФС предусматривает сокращение штата, однако сперва следует провести функциональный анализ процессов на всех уровнях фискальной службы. Во-первых, нужно выявить, где есть дублирование функций, а во-вторых, оптимизировать существующие процессы. На мой взгляд, можно было бы попробовать применить опыт Грузии, которая предоставляет платные консультационные сервисы налогоплательщикам и на 60% финансирует себя самостоятельно. Когда индивидуальные консультации станут платными, можно будет говорить об ответственности госслужащих. Думаю, что это было бы мотивацией предоставлять качественные сервисы.

Чтобы победить коррупцию, нужно поднять зарплаты людям и избавиться от влияния человеческого фактора

- Вы как человек из бизнеса, должны разбираться в том, какие схемы используются в работе между госорганами и бизнесом. Вы можете их назвать? Как вы с ними боретесь?

- Зная хорошо налоговое законодательство и работая в аудите, я понимаю, каким образом бизнес может уклоняться от уплаты налогов. Но Минфин не работает с частными компаниями. Мы являемся государственным учреждением, контролируем работу ГФС, формируем налоговую политику. Непосредственно Государственная фискальная служба работает с бизнесом – с проверками, с обслуживанием компаний.

- Но как искоренить коррупцию в этих отношениях?

- Чтобы победить коррупцию, нужно поднять зарплаты людям. Потому что за 2-3 тыс. грн очень сложно прожить, это и подталкивает людей на коррупцию. Далее надо автоматизировать все процессы и избавиться от влияния человеческого фактора. Все рецепты давно придуманы.

- А вы не считаете, что сколько не поднимай зарплату человеку, который на госслужбе 15-20 лет, ему всегда будет мало?

- Конечно. Если людям, которые сегодня есть в системе, поднять даже в два раза зарплату, это ничего не решит. Многие из них имеют больше неофициальных доходов за счет бизнеса, за счет коррупционных действий. Быстро заменить этих людей тоже очень сложно, потому что не так много людей, которые приходили бы сегодня работать на такую низкую зарплату.

Нужно искать деньги, доноров, тех, кто будет помогать нам инвестировать деньги в IT в работе налоговой и таможни. Если мы автоматизируем эти все сервисы, то можно брать и студентов на работу. Как в Грузии. Я помню, нам показывали, как проходит там таможенное оформление. Девушка оформляет электронную декларацию. Компьютер сам показывает, нужен ли дополнительный осмотр этой машины. Я дополнительно ей задаю вопросы какие-то – а она не может ответить. Потому что она очень хорошо знает только свой участок работы. Так и нам нужно сделать: автоматизировать все процессы, а потом брать молодых людей, которые очень быстро учатся. Они же должны с чего-то начинать.



Если мы автоматизируем сервисы, то можно брать и студентов на работу и платить им низкие зарплаты. Они же должны с чего-то начинать. Фото: Александр Медведев
Если мы автоматизируем сервисы, то можно брать студентов на работу и платить им низкие зарплаты. Фото: Александр Медведев


- Как будут оценивать эффективность работы госсотрудников? Того же главы ГФС?

- Есть же KPI [ключевые показатели эффективности]. Премьер-министр на презентации реформы ГФС поставил KPI ее главе и двум его заместителям на три месяца, которые дали как испытательный срок. Оценивать, выполнили ли они эти KPI или нет, будем в конце сентября.

Сейчас же мы разрабатываем KPI до конца года и на следующий год. Этот документ будет включать не только финансовые показатели, а еще и критерии оценки повышения качества работы сервисной службы. Рекомендации по KPI нам дал МВФ. Но проблема в том, что пока у нас нет отправной точки для измерения эффективности работы ГФС. Поэтому мы сейчас анализируем, сколько тратит времени на подготовку налоговой консультации инспектор, сколько обрабатывается телефонных запросов за час, какой уровень удовлетворенности у сотрудников ГФС и налогоплательщиков. Говорят, что плохой. А как его измерять? То есть, есть технические вопросы, которые мы согласовываем. Думаю, за месяц сможем закончить.

- Система эффективности предусматривает, что у служащих будет меньше работы за счет сокращения функций, налогов?

- Реформа ГФС предусматривает серьезные системные изменения, потому что на самом деле нужно уменьшать количество людей. 58 тысяч человек – это много. Зачем нам столько проверяющих? Но нельзя просто в один день всех уволить. Нужно понять, где есть дублирование функций на уровне района или области, какие функции можно забрать, что нужно оставить. Планируется провести пилотный проект на уровне одной области. [Речь идет о децентрализации, передаче функций ГФС из Киева в области. В целом идея состоит в том, что документальные проверки будут проводиться только на высокорисковых и больших предприятиях, а малый и средний бизнес будет получать электронный консультационный сервис]

- Сколько вам нужно для подготовки к пилотному проекту?

- Это национальная особенность – все хотят моментальных реформ. Нельзя сделать такую реформу за один день. Во-первых, нужно решить, кто ее должен проводить. Если сами же сотрудники ГФС, то это неправильно. Они не заинтересованы в том, чтобы их увольняли. Должна быть группа независимых людей. Во-вторых, на реализацию этих шагов в любом случае надо время, также, как оно было необходимо, чтобы подготовить и запустить новую полицию, например.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: