29 июля 2016, пятница

Украинский IT-миллионер Кардаков: Компании, которые выжили - это жертвы режима

IT-миллионер: Выпускник КПИ Александр Кардаков сегодня считается самым богатым отечественным IT-бизнесменом
Фото: Александр Медведев

IT-миллионер: Выпускник КПИ Александр Кардаков сегодня считается самым богатым отечественным IT-бизнесменом

За сыром сулугуни и светлым пивом самый богатый украинский IT-бизнесмен поделился с НВ подробностями построения собственного бизнеса и рассказал об особенностях украинских “продвинутых мозгов”

Как бы тщательно вы ни планировали встречи, иногда они происходят совсем не так, как ожидаешь. Все началось с погоды — буквально за час до интервью невыносимая жара, стоявшая уже несколько недель, сменилась ливнем с градом.

Это было вдвойне обидно, поскольку ресторан грузинской кухни Кувшин, где мы договорились пообедать с украинским IT-миллионером Александром Кардаковым, находится в небольшом сквере возле готического костела в центре Киева.

В этой части города почти нет зелени, а Кувшин, летняя площадка которого занимает часть сквера, выгодно отличается от других заведений.

Мой гость явно досадует, что из‑за дождя приходится пересесть внутрь ресторана. На интервью Кардаков приходит со своим пресс-секретарем, и мы, немного промокшие, входим в почти пустой ресторан.

И весьма символично, что перед тем, как начать разговор об IT, все трое отвечаем на срочные sms и письма, прежде чем отключить телефоны.

Покончив с делами, мы заказываем классический грузинский салат из помидоров с соусом из базилика и кинзы, сырное ассорти, а также черный чай и капучино.

Кардаков сегодня считается самым богатым из украинских IT-предпринимателей — осенью прошлого года инвестиционная компания Dragon Capital оценила его активы в $194 млн.

Кардакову принадлежат известные компании Инком и Датагруп, которыми сейчас управляет Октава Капитал — он же ее и возглавляет.

Как и многие владельцы компаний этого сектора, он превратился из технаря в бизнесмена в начале 1990‑х. Закончив КПИ и немного поработав на госпредприятии, в 1990 году вместе с партнерами Кардаков открыл компанию ICS (позже была переименована в Инком), которая занималась внедрением информационных систем на промышленных предприятиях — то, что сейчас принято называть системной интеграцией.


Человек без прошлого: Александр Кардаков в своем кабинете а Октава Капитал больше думает о будущем, чем о прошлом компании / Наталья Кравчук
Человек без прошлого: Александр Кардаков в своем кабинете а Октава Капитал больше думает о будущем, чем о прошлом компании / Наталья Кравчук


— Мне повезло — я учился на факультете электронной техники, так что знаком с компьютерами с 1981 года, что в то время было редкостью. С тех пор я, можно сказать, работаю по специальности.

Разговоров о партнерах, с которыми был создан ICS, Кардаков избегает. Ограничивается лишь фразами о том, что вначале в компании собрались люди с разными целями и взглядами. Так что хорошо, что с ними “разошлись вовремя, быстро и безболезненно”.

Я напоминаю Кардакову о его фразе в одном из интервью о том, что у него никогда не было учителей в бизнесе и управлять компанией он научился сам. И в этот момент происходит вторая неожиданность этого интервью — Кардаков просто закипает.

— Мне вот этот вот формат истории про себя ни хрена не нравится!

Первые несколько секунд борюсь с желанием закончить интервью на этом месте — о формате разговора спикера предупредили заранее. Но любопытство побеждает:

— Что конкретно вам не нравится?

— История — это прошлое. А мой путь не повторить…

— Почему вы так думаете?

— Потому что у каждого свой путь. И не стоит повторять мой!

Я спрашиваю собеседника, о чем же он готов говорить. И тут Кардаков рассказывает довольно типичную для многих владельцев крупных компаний историю о том, что в какой‑то момент он решил передать полномочия по развитию бизнеса своим менеджерам, а сам — сконцентрироваться на стратегическом управлении и новых проектах.

— Я оказался в ситуации, с которой сталкивается любой менеджер, добившийся чего‑то в бизнесе. Развиваться в линейном направлении все время нельзя, и передо мной встал вопрос: что делать дальше? Нужно было остановиться, сформулировать новые задачи и начать жить по‑новому. Очень не хотелось превратиться в акционера-пенсионера, каких много в нашем бизнесе.

Надо сказать, что Кардакову, в принципе, свойственно рассуждать категориями личных решений в бизнесе. Например, на сайте Октава Капитал в разделе История указываются не даты основания новых компаний, а год, когда идея об этом пришла в голову акционеру.

Например, “к 2007 году Александр Кардаков ощутил необходимость в создании компании…” или в “в это же время Александру Кардакову приходит бизнес-идея по выращиванию декоративных растений”.

Он гордится тем, что оказался успешен не только в IT, но и в таких отраслях, как девелопмент и выращивание растений. Кардаков объясняет успех тем, что переносил на эти рынки успешные практики управления IT-бизнесом.

IT-рынок строился энтузиастами, хорошо обученными инженерами

— Отраслевые стереотипы часто убивают бизнес. А IT-рынок строился энтузиастами, хорошо обученными инженерами. Поскольку у них не было отраслевых стереотипов, они придумали их сами или применяли лучшие инновационные практики.

Он вспоминает, как его девелоперский бизнес — Compass Development —пришлось реформировать во время кризиса. Оказалось, что компания работает по худшим советским стандартам ведения проектов. Теперь Кардаков говорит, что, если бы не кризис, никто бы не обратил на это внимание, дескать, “всем было удобно работать в системе, поощряющей безответственность”.

Тогда же со многими сотрудниками пришлось попрощаться. Вместо них Кардаков пригласил менеджеров из других своих компаний.

Похожая ситуация была и в промышленном питомнике декоративных растений Мегаплант. Этот бизнес стал продолжением хобби Кардакова, который любит ухаживать за растениями.

Из сотрудников, которые работали в компании вначале, сейчас остался всего один агроном. “Все думают — главное воткнуть кустик, а дальше можно ничего не делать, само вырастет. Поэтому в Украине и себестоимость выращивания растений выше, чем в Европе”.

По его мнению, низкая эффективность — проблема не только украинских компаний. “Посмотрите, кто в США обанкротился во время кризиса — тот же Lehman Brothers. Это все компании, которые были ориентированы на процесс, а не результат”.

— Вам не кажется, что есть еще вопрос закредитованности компаний? Те же девелоперы в Украине во время кризиса страдали именно от этого, разве нет?

— Да, но обратите внимание — была компания ТММ, которая выжила, и XXI Век, который оказался на грани краха. Просто первые строили реальные объекты, а вторые дули пузыри. Я ведь тоже сильно пострадал в кризис, но мы выжили, а многие обанкротились.

Сейчас в свои новые проекты Кардаков старается подбирать менеджеров с разным опытом — как правило, половину из сферы, в которой работает компания, а половину — извне. Первые знают традиции и успешные методики, а вторые — привносят новые идеи.

К слову, Кардаков — один из немногих украинских бизнесменов, которые мотивируют своих менеджеров, предлагая им долю в компании. Он действует по принципу: человек должен хорошо поработать сейчас, чтобы получить подушку в будущем.

Выясняется, что один из проектов Кардакова — это система электронного правительства, которую его компания хочет предложить муниципальным властям.

— Мы ориентируемся на нужды людей, связанные с общением с муниципальными службами. С государственными органами обычно человек общается всего несколько раз в жизни, а с городскими — постоянно. Это будет единая пластиковая карточка, которая позволит пользоваться субсидиями, получать адресную помощь, оплачивать проезд в транспорте и так далее.

До сих пор все инициативы по внедрению электронного правительства — а компании Кардакова участвовали в обсуждении большинства программ — не были системными, утверждает бизнесмен. В результате в стране есть отдельные хорошо работающие системы, которые не связаны друг с другом.

— Подобные проекты всегда резались на лоскутки, потому что у каждого органа был бюджет, который он хотел пилить сам. На все предложения сделать интегрированную систему нам говорили: это транспорт — туда не лезьте, там свои. В медицину тоже не надо. Такие системы никогда вместе работать не будут.

Сейчас Кардаков рассчитывает на успех проекта, поскольку в нем заинтересована и столичная власть. “Киеву нужно показать какие‑то результаты своей работы. А эту систему можно внедрить всего за год-полтора”.

Кардаков предлагает перейти на пиво. Но мне приходится отказаться — я за рулем. Он просит 0,5 л светлого и продолжает говорить о проекте. По его словам, к разработке системы готовы подключиться и другие компании. И после нашей встречи у него как раз переговоры с менеджерами компаний-интеграторов, на которой будет обсуждаться в том числе и эта тема.

Я спрашиваю, обсуждал ли он этот проект с бывшим гендиректором Microsoft Украина, а теперь замглавой Администрации президента Дмитрием Шимкивым, который курирует проект внедрения электронного правительства на уровне страны. Выясняется, что нет — это несвязанные инициативы. Хотя к приходу бизнесменов во власть он относится позитивно.

— Возьмите Америку. Сейчас там жизнь размеренна, есть процессы, которые происходят по одному сценарию уже много лет, поэтому туда в правительство может прийти политик — система и так работает. А у нас систему управления государством еще нужно построить, и это задача, которую эффективные менеджеры решали не раз.

В Украине систему управления государством еще нужно построить

Еще одна инициатива, которую продвигает Кардаков,— борьба с контрабандой в сфере IT. Среди компаний-интеграторов действует внутренний уговор: не использовать контрабандное оборудование. Но есть проблема с интернет-магазинами, и интеграторы хотят предложить властям ввести общие правила для всех.

— Сейчас, выиграв в конкурсе по госзакупкам, мы должны за свои деньги купить легальную продукцию, поставить ее государству, а потом получить от правительства оплату своих услуг.

Если в этот момент кто‑нибудь сравнит цену по этому контракту со стоимостью такого устройства в интернет-магазине, нас обвинят в завышении цен.

— Но в вашей сфере, которая работает с юрлицами, отказаться от контрабанды гораздо легче. Интернет-магазины работают с гражданами, а те хотят получать продукцию подешевле.

— Да, а потом они хотят, чтобы еще и пенсия была. Контрабанда порождает коррупцию. Мы хотим работать легально.

Кардаков убежден, что бизнес, который был вынужден соглашаться на коррупцию при прежней власти, не должен сейчас нести за это ответственность.

“Компании, которые выжили — это жертвы режима. Все понимают, что при Януковиче была государственная политика работы через схемы. И ни один бизнес не получал при этом сверхприбыли. Более того, в любой момент могли прийти и наказать тебя за эти схемы”.

Я спрашиваю его про дата-центр Парковый, построенный в комплексе со скандально известной вертолетной площадкой в Киеве, к которому, по непроверенной информации, имели отношение бывшие менеджеры Октава Капитал.

Но Кардаков говорит, что отношения к проекту не имел — учредителем Паркового считается Денис Бурдук, который когда‑то действительно работал в одной из компаний группы, но потом покинул ее.

— Вы понимаете, зачем создавался этот проект?

— Насколько я знаю, когда построили вертолетную площадку, осталось свободное помещение. Инвесторы решили разместить там дата-центр, в который планировали затянуть все государственные ведомства. Хотя по всем стандартам делать это было нельзя — здание находится в аварийно-опасном месте, построено на незаконно выделенной земле, а сверху еще и вертолетная площадка.

Прежняя власть сделала немало и для ослабления обороноспособности страны, считает менеджер. Кардаков утверждает, что защищенное телеком-оборудование — а его компания является одним из его поставщиков — попросту не закупалось в эти годы. “Там сидели люди, которые готовились продать страну”.

Мы прощаемся под рассуждения о том, почему по сравнению с США и странами ЕС в Украине совсем немного миллионеров среди владельцев IT-бизнеса.

Кардаков объясняет это просто: “Посмотрите соотношение затрат в IT на душу населения: у нас этот показатель составляет всего $64, в соседней Польше — $203, а в США — $3,5 тыс.”.

Все дело в том, что на украинском рынке есть “продвинутые мозги”, но мало тех, кто умеет на этом зарабатывать, говорит он.

Материал опубликован в №14 журнала Новое Время от 15 августа 2014 года

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: