9 декабря 2016, пятница

НВ: Как опустевший Донецк переживает АТО

Город-призрак: Боевые действия все больше разрушают Донецк

Город-призрак: Боевые действия все больше разрушают Донецк

Донбасс переживет АТО, восстановится, станет проукраинским и даже будет голосовать за партию президента - но лишь при условии, что власти приложат усилия, а местная молодежь не оставит свой край

Всего несколько месяцев назад Донецк, а особенно его центр, бурлил: здесь активно митинговали за ДНР—Новороссию—Россию. Сейчас огромный город пуст.

Из него будто выпустили и дух, и воздух. Осталась жара и раскаты чудовищного грома — работает тяжелая артиллерия, спасения от которой нет уже даже днем. Пустеют магазины, перебои со связью, исчезла вода. Каждый день снаряды попадают в дома, и страдают мирные люди. Окраины сильно разрушены.

Развязка близко — это уже чувствуется в тяжелой местной атмосфере.

“Вам не стоило сюда приезжать. Здесь опасно”,— сразу при встрече и еще потом несколько раз по ходу общения повторяет житель “блокадного” Донецка — молодой картограф Константин Яковлев. Мы встречаемся с ним возле его дома, потому что свой район парень старается без особой необходимости не покидать.

Он пьет пиво и полушутя отмечает, что наблюдать за происходящим трезвым взглядом крайне трудно. “Вы сейчас разговариваете с клиническим идиотом,— совершенно серьезно предупреждает Яковлев.— Потому что нормальный человек тут бы не остался”.

Нормальный человек в Донецке бы не остался, - Константин Яковлев, картограф, житель Донецка

На самом деле в почти миллионном городе осталось не менее 400 тыс. жителей. Дома и дворы кажутся пустыми, но только потому, что многие без особого повода не покидают жилищ.

Яковлев признается, что никогда не любил Донецк, особенно пожив в Киеве. Но сейчас, вынужденно оставшись — у него тут нетранспортабельный отец,— вдруг стал уважать и город, и людей. Говорит, что многие из них сохраняют человеческий облик в этой сложной ситуации.

Действительно, тут давно не платят зарплат и больше нет милиции. Однако коммунальщики по‑прежнему вывозят мусор и стригут газоны, пешеходы и водители соблюдают правила дорожного движения. Люди здороваются друг с другом и остаются вежливыми.

Все это дает надежду на то, что после освобождения Донецк, а за ним и весь Донбасс выберется из нынешней глубокой гуманитарной катастрофы. И регион станет равноправной частью единой Украины, удивив всех не сепаратизмом, а собственной культурой.

Остаться в живых

Столица шахтерского края упорно не хочет умирать. Часть элиты покинула город, но лишь часть. Остались многие, в том числе и современные, молодые, социально активные. Или вернулись — загорелые. Просто отпуска закончились, а АТО — нет.

Кого‑то в городе держат родители, кого‑то — личные предпочтения, а также нежелание быть где‑то нахлебником, как в случае Яковлева. Кто‑то держится из‑за своих убеждений. Не политических, а моральных. И не просто затаился под обстрелами, а нашел себе дело.

“Все хорошее в жизни со мной случилось в Донецке. Я чувствую себя до мозга костей донецким”,— говорит молодой местный предприниматель, основатель digital-агентства Энрике Менендес — пожалуй, главный “донецкий” в украинских социальных сетях.

Многие его знакомые и друзья предпочли уехать. Но ненадолго. “Все хотят вернуться. В том числе и потому, что узнали, как невелики зарплаты везде, кроме Киева, где и так высокая конкуренция на рынке труда”,— утверждает он.

Менендес ничем не отличается от поколения амбициозных столичных 30‑летних — свободный английский, демократические ценности, хорошее образование, широкий кругозор.

И социальная активность: он был одним из организаторов и участником весеннего городского митинга в поддержку единой Украины — самого, кстати, масштабного в истории региона.

“Сейчас региональный патриотизм принято поливать грязью, но это очень серьезное явление, без которого не обходится ни одна страна Европы,— объясняет Менендес одну из причин, которая держит его в городе.— В Донбассе он очень развит”.



Вторая причина — желание помочь. Из правительственных кварталов в столице не слишком видны проблемы мирного донецкого населения. А они есть: сотни людей остались без денег и даже без еды. Заботятся о них лишь волонтеры, подобные Менендесу.

Опыт общения с дончанами говорит: местная молодежь имеет зуб на Киев из‑за старых обид и новой власти, убеждена в экономической состоятельности региона. Но это не значит, что эти люди не видят своего будущего в украинском Донбассе.

“Если молодому поколению с хорошим образованием дадут включиться в процесс управления региональной политикой, то восстановить Донецк — не проблема”,— уверена дончанка Марина Черенкова. Она — бывший вице-губернатор области, член Партии регионов (ПР) и депутат облсовета. Сегодня эта женщина, больше похожая на студентку,— одна из группы волонтеров Ответственные граждане: эвакуирует людей, развозит продукты, помогает журналистам — буквально рискуя жизнью.

“Мы понимаем, откуда все ваши [киевские] представления о Донбассе. Но здесь очень много других людей,— говорит она.— Очень много”.

По ее мнению, на организованный ДНР референдум заметная часть дончан ходили в пику Киеву, а совсем не за Москву. Мол, присоединиться к РФ хотят лишь старики. И то не все.

Черенкова перестала поддерживать ПР сразу после принятия Радой законов 16 января, предусматривавших резкое ограничение гражданских свобод. Но и сейчас чувствует вину и за своих бывших однопартийцев, и за все случившееся в регионе.

Она уверена, что в городе есть молодежь, способная стать новой политической силой.

Право на выбор

Но чтобы к власти в регионе пришли молодые, как говорит Черенкова, Донбасс должен принимать участие в выборах.

Свободные выборы считает исключительно полезными для восстановления украинского Донбасса и Элла Либанова, социолог, директор Института демографии и социсследований. По ее словам, региону нужны не только парламентские, но и местные выборы. “Донбасс должен получить свою законную власть. Причем сильную — там не принимают слабых”,— говорит она.

О склонности местных к сильным политическим фигурам говорят и эксперты. “Партия власти, президентская, может частично заменить ПР в регионе. Они там уважают силу”,— убежден политолог Алексей Голобуцкий.

На севере Донбасса, где сильней проукраинские настроения, по его мнению, 30–40 % населения на общенациональных выборах точно проголосуют не за какие‑то региональные проекты, а за партии “большой Украины” — Батькивщину, Солидарность Петра Порошенко, УДАР Виталия Кличко. И именно Солидарность будет в фаворе.



Впрочем, коллега Голобуцкого Тарас Березовец предрекает неплохую поддержку и бывшему вице-премьеру Сергею Тигипко с его воскресшей партией Сильная Украина. “Это для нас он — сбитый летчик. А там его поддержат”,— отмечает он.

Также политологи сходятся во мнении, что, если Компартию не запретят, коммунисты тоже получат свою долю голосов жителей востока. По прогнозам Голобуцкого, здесь соратники Петра Симоненко могут рассчитывать на 15 % голосов.

Хотя все эти прогнозы, как метко заметил Березовец, похожи на гадания на кофейной гуще. Пока идет АТО, местный избиратель меньше всего думает о выборах. Да и сразу после окончания войны вряд ли бросится к урнам.

Социологи говорят о том же. Так, согласно последнему опросу компании Рейтинг, лишь 14 % населения Донбасса точно придут на выборы. И фактически вдвое больше — 32 % — точно не пойдут голосовать. Властям придется приложить немалые усилия, чтобы разбудить электорат.

В окружении президента Петра Порошенко это понимают. По словам Ирины Геращенко, уполномоченной по мирному урегулированию конфликта в Донецкой и Луганской областях, желание максимально обеспечить проведение выборов у главы государства есть. Хотя вряд ли это можно сделать в условиях войны.

Найти выход

Пока Киев больше волнует то, как будущим избирателям дать крышу над головой — многие жители Донецкой и особенно Луганской областей остались без жилья в результате войны. “Скажу честно, мы пока только думаем, как это делать. Изучаем опыт стран, которые с этим сталкивались”,— признается Геращенко.

Жилищная проблема — далеко не единственная. Например, есть беженцы, которых сегодня насчитывается в Украине почти 50 тыс.: детям нужно идти в школу, семьям — получать медицинское обслуживание и социальные выплаты.

Чтобы подобное им предоставить, необходимо законодательно урегулировать статус этих людей. Пока соответствующий закон лишь готовится в Администрации президента.

Геращенко с коллегами часто ездит в Донбасс и пытается донести до людей, что Киев про них не забыл. Денег на ремонт разрушенных школ и детских домов от этого больше не становится.

В Славянске их, например, восстанавливают за счет частных фондов, инициативных людей из Черкасс и государственного Ощадбанка. Донецкий бизнес пока никак не проявил желания помочь малой родине. “И это нас очень тревожит”,— отмечает Геращенко.

Финансовые трудности, тяжелая осень и зима — это лишь половина из того, что предстоит пройти послевоенному Донбассу

Финансовые трудности, тяжелая осень и зима — это лишь половина из того, что предстоит пройти послевоенному Донбассу. Впереди еще сложный путь примирения со всей остальной страной, выход из непременной после шока депрессии.

Пока государство только вынашивает идеи на этот счет, в освобожденном Краматорске состоялся круглый стол, на котором был представлен план послевоенного восстановления Донбасса. Его инициировал профессор Питсбургского университета из США Тимофей Милованов.

Эксперты предлагают отменить штрафные санкции за несвоевременную уплату налогов для предприятий, находящихся в зоне АТО, и авансовые платежи по налогу с прибыли.

А также изменить механизм оплаты НДС для местных производителей. В плане есть много других экономических пунктов: снижение налога на заработную плату, создание преференций для предприятий, пострадавших от ДНР-ЛНР, и даже снижение коммунальных платежей до уровня Киева.


Личное присутствие: Ирина Геращенко часто ездит в Донбасс, пытаясь донесты до местных, что Киев их не забыл / DR
Личное присутствие: Ирина Геращенко часто ездит в Донбасс, пытаясь донесты до местных, что Киев их не забыл / DR


Там же прописан и ряд гуманитарных идей. Например, создание программ, которые дали бы возможность молодежи Донбасса побывать в Европе.

Именно гуманитарная, а не экономическая составляющая, по мнению экспертов, может стать локомотивом, который вытащит регион из пропасти и вернет его Украине.

Украинский Глазго

Известный российский галерист Марат Гельман размышляет об опыте шотландского Глазго. Тот, как и Донецк, тоже постоянно соперничал с главной столицей — Лондоном, считая себя кормильцем всей страны, что отчасти было верно. Но в 1920–30‑х годах этот промышленный центр попал в полосу затяжного экономического кризиса.

Его восстановление началось не с появления новых предприятий, а с выставки, которую открыла сама королева. Показ за короткое время посетили миллионы людей. Постепенно в городе открыли центр наук, множество музеев, кинотеатры. Из промышленного центра он стал культурным. Гельман уверен, что нечто подобное можно сделать и с Донецком.

Он уже предложил донецкому губернатору Сергею Таруте собственный проект. “Но сейчас, пока идет война, не время я его пересказывать, он достаточно авантюрный. Я в нем уверен, но звучит он очень нагло”,— рассказывает галерист.

По его мнению, сложность, или, как он предпочитает говорить, “особенность” Донецка — в том, что регион смотрит в две стороны: на столицу Украины и на Москву.

При этом пытаться в культурном плане отвернуть Донецк от Москвы нельзя — для русскоязычного города это означает культурную маргинализацию. И породит политическую напряженность. Но и от Киева его нельзя отвернуть.

“Донецк должен стать интернациональным городом. Не выбирать между Москвой и Киевом, а добавить: Берлин, Нью-Йорк, Глазго”,— резюмирует Гельман.



Он думает, что после гуманитарной катастрофы, которая накрыла регион, европейские культурные фонды и институции с большой охотой направят свою активность именно сюда.

Кроме того, надо дать шанс и создать условия в Донецке для тех, кого “гнобит” сегодня российская власть. Гельман напоминает, что за последние сто лет “кульбиты российской истории” породили множество оппонирующих официальной Москве русских коммун и сообществ: русский Нью-Йорк, русский Париж, русский Берлин, русский Лондон.

В разное время эти разные города становились центрами русского зарубежья. “Возможно, сейчас наступит время Донецка”,— предполагает он.

На культуру делает ставку и Алевтина Кахидзе, украинская художница, уроженка Донецкой области. Скоро она привезет в освобожденный Славянск свой новый проект Сады симбиозов.

По сути, она вместе с местными жителями посадид в городе сад из растений, которые считаются несоединимыми. Совместные занятия и времяпровождение кажется ей важным.

Одними частными инициативами и волонтерством ситуацию не исправишь. В регионе стоит начать воспитывать общеукраинский патриотизм, правда, подобного за этим краем не замечалось. “Донбасс привык считать себя исключительным”,— говорит Менендес.

Это ключевая фраза. Вот эту исключительность, по мнению социолога Либановой, взращиваемую в регионе годами, и надо изменить: чтобы местные перестали себя чувствовать донбассцами. И стали украинцами.

Начать стоит с работников образовательной сферы. “Каждый, кто, обращаясь к учебной аудиторий, даже если ей пять лет, говорит, что Россия — это все, а Украина — ничто, должен быть отстранен от своей работы”,— говорит социолог. Если Украина — государство, которое хочет и может себя защищать, то оно должно выработать четкую политику в этой сфере. “Это даже важнее, может быть, чем люстрация чиновников”,— убеждена она.

В ответ на такую образовательную политику, как предполагает Либанова, власти получат озлобленность части населения. Из двух зол все равно надо выбирать — и лучше это, чем новое поколение потенциальных сепаратистов.

При этом она предупреждает и о другой опасности — усилении разделения на “мы” — сторонники единой Украины — и “они” — донбасские “предатели”. Мол, нужно избежать преследования тех, кто поддерживал ДНР или ЛНР. Если, конечно, адепты псевдореспублик никого не убивали.

Всех, на чьих руках нет крови, Либанова предлагает простить. И попытаться переубедить. “Я, конечно, не рассчитываю, что это удастся с теми, кому сейчас 40 или 50 лет. Но давай бороться за молодежь, за детей!” — призывает она.

Материал опубликован в №15 журнала Новое Время от 22 августа 2014 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: