30 апреля 2017, воскресенье

Нужна хоть маленькая победа - волонтеры Донбасса о ситуации в своем регионе

комментировать
Нужна хоть маленькая победа - волонтеры Донбасса о ситуации в своем регионе
Корреспондент НВ пообщался с волонтерами Мариуполя, Артемовска и Краматорска

Галина Однорог, Мариуполь, помогает Нацгвардии в госпитале, занимается эвакуацией людей из районов боевых действий, 40 лет

- Мы здесь живем, и мы с нашими военными тут каждый день. Стараемся наладить контакт между мирным населением и военными. Вот в Сартане люди вышли протестовать, говорят военным украинским, чтобы те уходили, обвиняют их в том, что бомбят. Я хожу по домам, всем все объясняю. И это намного важнее, чем просто вещи и еду доставлять людям. 

Вообще, там беда. Села вокруг Мариуполя, которые были подконтрольные ДНР, их только в декабре переподчинили Волновахскому району. До этого люди сидели без пенсии, без зарплат, без ничего. 

- Эвакуация в Широкино затихла. Идут бои. От поселка неизвестно, что осталось. Когда Широкино было полностью под контролем Азова, я заезжала туда. В промежутках между боями с Азовом на джипе ездили по адресам, собирали людей, пересаживали их в бронированную машину, и так уже вывозили из села. Уже в последние разы, когда эвакуировали людей [14 февраля], они нам говорили, чт опока доехали, сорок раз Отче наш прочитали. Потому что ехали в настоящей войне – под Градами, минометами.

В Широкино были казачки - на них были шапки казачков. Это не казаки - это казачки. Казаки убивать не пойдут, а казачки пойдут. Встретили их в пятницу [14 февраля] в центре Широкино. Подошли, сказали выключить телефоны. Я быстро выкинула батарейку, так как в телефоне полно номеров военных. Хорошо хоть я не стала козырять, что я волонтер, мол, все меня знают, позвоните в генштаб, узнайте. Я тогда сначала подумала, что это партизаны какие-то.

Почему отпустили? У меня прописка в Краснодарском крае - я кубанская казачка. Может, казачки казачку решили отпустить. Мне оттуда, из Краснодара, звонят, говорят, что за Украину.

Сто раз думала себе, что будет, если я в ДНР попаду. Думала так: оружие не брала, никого не убивала, занимаюсь в основном ранеными, помогаю военным. В последнее время – гуманитарка, например, в Тельманово, которое под контролем ДНР сейчас. С другой стороны много волонтеров в плену у ДНР. Потому что там на уме не знает никто. 




Лилианна Зиньковская, Артемовск, медик-волонтер в Роте Пирогова, 42 года 

 - Решила вступить в Роту Пирогова на базе нашей больницы и таким образом помочь стране. У нас – один из этапов эвакуации раненых бойцов.

Я решила, что нельзя в такое время сидеть просто. Надо что-то делать, помогать стране. Небезразличных граждан очень много, но некоторые бывают боятся.

С весны занимаемся движением за Украину - с украинскими флагами выходим на демонстрации, организовываем различные акции в городе.

А начиналось все с волонтерского движения. Помогали и раненым, и беженцам – еще со Славянска, Краматорска, когда только вначале их бомбили. А потом как-то плавно перешло в помощь военным. 

В Артемовске много людей, которые поддерживают Украину. Мы живем в Украине. мы украинцы.

 

Анастасия Солорева, Краматорск, КВУ, переселенка из Ясиноватой, 28 лет

- Сейчас у активистов, которые поддерживали Майдан здесь, на Востоке, кризис веры в себя, в свои силы, так как нет конкретных изменений. Нужна хоть маленькая победа на местном даже уровне, чтобы люди поверили в силу единства. 

В Славянске, вот простой пример, несколько раз люди выходили и требовали снести памятник Ленину на центральной площади возле горсовета. Но пока ничего не решено. Казалось бы, что это уже не является какой-то острой проблемой, люди согласны на цивилизованный демонтаж. А ситуацию накаляет то, что власть не идет на уступки. Я не исключаю, что будут какие-то радикальные попытки его сноса не совсем цивилизованно. Это как маленький пример. 

Или вот с большим нажимом активистов Кобзона лишили звания почетного гражданина Краматорска. С большим скандалом. Общественность встала в дверях сессионного зала и сказала, никто отсюда не уйдет, пока вы не примите это решение. 

Тут есть чиновники, которые были здесь и до Майдана. У местных жителей есть ряд вопросов к тому, почему они до сих пор здесь.

Совсем не хочется повторить судьбу Ирины Довгань

- Мы жили в Ясиноватой, недалеко от Донецка.

Долго не уезжали оттуда - нас родственники даже начали ругать. Потом пожили месяц подо Львом, потом вернулись все-таки обратно. И буквально два дня побыли дома после поездки во Львов, начался очень сильный обстрел города.

Успели тогда побывать в подвале - полночи провели. В подвале, оказывается, все было оборудовано местными жителями. Мы ожидали, что там будет все как на всех страшных российских картинках: темный грязный подвал, заплаканные дети, с животными в обнимку. А мы заходим - там столы, алкоголя достаточно много. Соседям лишний повод еще раз встретиться, провести ночь. Все на телефоне с соседними подвалами. У нас тогда с мужем взрыв мозга произошел.

Тогда мы решили уехать к моей маме в Докучаевск - это город, откуда выстрелили по Волновахскому автобусу. На начало августа эту территорию контролировала Украина. Но буквально через две-три недели город перешел под ДНР опять. Были там до октября, в октябре переехали на месяц в Мариуполь. Но из-за ребенка мы были вынуждены искать, куда дальше переезжать, а потом уже сюда, в Краматорск, перебрались. Мы смеемся, куда бы мы не приезжали, живем пару недель и туда приходит ДНР. 

Осознание, что нет дома приходит постепенно. Уже не планируешь поездку из Ясиноватой, а из Краматорска, например. Потихоньку, с покупкой мелочей в новый дом это все приходит. Хочется, конечно, чтобы мы завтра проснулись и можно было ехать в Ясиноватую - там больше такого не будет.

Мы готовы вернуться. Все будет зависеть, насколько там будет безопасно. Совсем не хочется повторить судьбу Ирины Довгань из Ясиноватой. 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: