1 мая 2017, понедельник

Я так долго живу в Украине, что пора оформить наши отношения - новый глава Киевстара

До недавнего назначения в компанию Киевстар Петр Чернышов семь лет возглавлял Carlsberg -  второй по величине производитель пива в Украине
Фото: Наталья Кравчук

До недавнего назначения в компанию Киевстар Петр Чернышов семь лет возглавлял Carlsberg -  второй по величине производитель пива в Украине

Петр Чернышов, новый глава мобильного оператора и бывший топ-менеджер пивоваренной компании Carlsberg, рассказывает НВ о принципах управления крупным бизнесом

—Если Игорь Литовченко [основатель и первый глава Киевстара] абсолютный интроверт — мы даже не знали, что он собирается уходить из компании, то Петр Чернышов — его полная противоположность,— объясняет мне один из сотрудников Киевстара перед нашей встречей с Чернышовым.

Мы обедаем в киевском Sam”s Steak House. В пустой зал ресторана входит крупный мужчина в джинсах и футболке с британским флагом. Это и есть Петр Чернышов, новый глава Киевстара — крупнейшего мобильного оператора в стране.



— Ну, что у нас тут, Financial Times? — спрашивает он, пожимая мне руку. Чернышов имеет в виду, что формат нашей беседы будет похож на Lunch with FT — традиционную рубрику в британской газете.

Оказывается, мой спикер — постоянный читатель FT и еще нескольких британских газет и даже знает, что по условиям этого интервью счет во время обеда оплачивает издание. “Впервые в жизни за меня заплатит журналист!” — улыбается он.

С Великобританией Чернышова многое связывает. Когда‑то он несколько лет там учился. Сейчас образование в Шотландии получает его сын. Кроме того, у семьи есть квартира в Эдинбурге. Так что Чернышов по праву считает себя настоящим экспертом по этой стране.

Мы заказываем салат с телятиной, луковые кольца и овощи гриль. “Я буду пиво”,— объявляет Чернышов и просит бокал Carlsberg.

Выбор понятен — до недавнего назначения в компанию Киевстар Петр Чернышов семь лет возглавлял Carlsberg — второй по величине производитель пива в Украине. Как выяснилось, ресторан Sam’s Steak House тоже был выбран по этому принципу — сеть Мировая карта, в которую входит заведение, является одним из крупнейших партнеров Carlsberg.

“Если нас тут будут обижать, я позвоню генеральному директору сети. А если совсем обижать — собственнику”,— в шутку обещает Чернышов, нарочно в присутствии официанта. И тут же, обращаясь к нему, заказывает стейк.

— Давайте нам стейк портерхаус — он у вас вкусный, я знаю. Medium rare [слабой прожарки] и к нему четыре соуса. Выберите любые на свой вкус, но обязательно, чтобы один был грибной.

Продолжая шутить, Чернышов говорит, что мы, как истинные патриоты, закажем все блюда исключительно из украинских продуктов. Правда, тут же признается, что, по его мнению, большинство людей остаются патриотами лишь до тех пор, пока это не касается их кармана.

Я возражаю: украинцы сейчас опровергают это утверждение, устроив бойкот российским товарам. Но Чернышов объясняет это тем, что их легко заменить продукцией из других стран. А вот как не покупать российский газ?

— На самом деле это даже хорошо,— рассуждает мой собеседник.— Патриотизм часто рассчитан на то, чтобы выключить вам мозги. А свой карман — наоборот, чтобы их включить. Так что я всегда говорю — думайте своим карманом.

Я всегда говорю - думайте своим карманом

Выясняется, что Чернышов — уроженец России и сейчас как раз получает украинское гражданство. “Я уже так долго тут живу и привязан к этой стране, что пора оформить наши отношения”,— объясняет он.

— Как вы сейчас воспринимаете войну между двумя странами? — спрашиваю его.

— Тяжело,— говорит он, явно не находя, что тут можно добавить. Повисает пауза.

Чернышов известен не только как бизнесмен, но и как колумнист. Одна из его постоянных тем — это предпринимательство. Тем не менее после ухода из Carlsberg он не стремился начать свое дело, а искал работу в крупном бизнесе.

— Мне интересно заниматься предпринимательством в большой компании. Для меня предпринимательство — это когда люди проявляют инициативу, придумывают идеи, на которых компания может заработать много денег. Компания позволяет людям эти инициативы воплощать, а потом делится с ними полученным доходом.


Один за всех: Петр Чернышов готов обсуждать проблемы работы Киевстара с сотрудниками, но принятие решений оставляет за собой / Peter Chernyshov via Facebook
Один за всех: Петр Чернышов готов обсуждать проблемы работы Киевстара с сотрудниками, но принятие решений оставляет за собой / Peter Chernyshov via Facebook


— Но есть же разница — своими деньгами рисковать или чужими…



— Конечно. Поэтому важно найти людей, которые к деньгам компании относятся как к своим. Это непросто, но такие люди есть. Я, например. Вообще, многими людьми в работе движут не только деньги.

Сейчас перед Чернышовым стоит задача остановить падение рыночной доли Киевстара и улучшить его финансовые показатели. В своей последней квартальной отчетности компания сообщила о снижении выручки на 35 %, до $259 млн, а показателя EBITDA — на 40 %, до $115 млн.

— Мой главный месседж к сотрудникам был таким: вы и так знаете, что нужно сделать. Возможно, вас раньше не спрашивали об этом или вы боялись об этом говорить, но сейчас нужно не стесняться рассказывать мне и вашим боссам о том, как, по вашему мнению, мы могли бы сделать работу компании более эффективной.

Чернышов уверен, что в компании должно быть подобное публичное обсуждение — это мотивирует сотрудников. По его мнению, если человек знает, что его выслушают и к тому же расскажут правду о происходящем в компании, ему гораздо комфортнее будет работать.

“Вот смотрите: в Советском Союзе всем рассказывали легенды о происходящем в стране. И кому хотелось работать?” — спрашивает Чернышов.

С другой стороны, принятие решений менеджер оставляет за собой.

Демократия — это управление большинства, а в компании большинство редко понимает, что нужно делать.

Принципы управления крупным бизнесом Чернышов формулирует так — для этого нужно понимать, чего хотят 30‑летние.

Именно они, по убеждению менеджера,— главная движущая сила любого бизнеса. Это поколение хочет хорошего будущего для своих детей, объясняет он, они желают иметь возможность тратить деньги на то, что они хотят, и им нужна уверенность, что если они будут хорошо работать, у них появятся равные шансы делать карьеру.

Я интересуюсь у менеджера, какие советы он уже получил от сотрудников Киевстара.

— Главная проблема мобильной связи — непонятное ценообразование. Когда вы покупаете в магазине пиво, вы платите 6,5 грн за бутылку 0,5 л, и никто не присылает вам через пару дней счет еще на 20 коп. за какие‑то услуги, связанные с этой покупкой. А в мобильной связи такое возможно.

Сейчас компания упрощает свои тарифы — теперь их всего три. Но остается проблема, как перевести на них абонентов, которые пользуются планами, выпущенными раньше. Всего за время существования Киевстара таких тарифов было около 350, и на их долю теперь приходится около 95 % всех абонентов компании.


— Насильно переводить абонентов нельзя. Когда вы ведете себя по отношению к ним слишком агрессивно, многие меняют оператора просто из принципа.

У Киевстара был такой опыт в прошлом. Компании удалось таким образом улучшить показатели в конкретном квартале, но в долгосрочной перспективе это дало обратный эффект.

Остается только мотивировать абонентов. Как именно это будет происходить, Чернышов не раскрывает, объясняя только принцип: “Мы считаем, что у нас самая качественная связь.

Теперь нам важно предложить такую цену за наше качество, чтобы сделать наше преимущество убедительным. Ведь понятно, что если вы более качественны на Х%, но при этом более дорогие на 5Х%, это не сработает. Наша задача сделать это соотношение правильным”.

Сейчас, по мнению Чернышова, проблема рынка в том, что потребитель беден, а конкуренция между компаниями настолько высока, что им приходится предлагать услуги очень дешево.

— Знаете, сколько наши абоненты в среднем платят за услуги связи? 36 грн в месяц. Для сравнения: в Европе — €25. Конечно, там и зарплаты больше, но не в десять раз, а только втрое. И все равно украинцы уверены, что платят много за мобильную связь.

Чернышов говорит о серьезных вещах, при этом он ироничен.

Например, Евромайдан называет буржуазной революцией, поскольку главной ее движущей силой считает офисных работников и мелких предпринимателей.

А одним из главных результатов революции называет то, что после нее стало понятно: в нашей стране многие вещи существуют только на словах.

— На словах есть армия, милиция, медицина, парламент. А в реальной жизни их нет. Например, долгие годы военные твердили, что по причине безопасности страны нельзя забирать у них частоты, которые нужны нам для внедрения связи третьего поколения (3G), потому что на них работают радиолокационные станции. А когда появилась реальная угроза, стало понятно, что эти станции давно заржавели.

Сейчас операторы в ожидании радикальных перемен.С внедрением 3G — а выдача частот запланирована на октябрь — появятся возможности для роста рынка. Хотя о внедрении 3G-связи в Украине говорят уже почти десять лет, в том, что сейчас частоты будут выданы, Чернышов уверен.



— Впервые есть конкретный указ президента не просто провести аукцион, а к 31 октября выдать эти лицензии. Но главное даже не это, а то, что новая власть очень сильно отличается от предыдущей. Раньше, чтобы встретиться с чиновником, нужно было с кем‑то договариваться, чтобы тебя провели. А сейчас власть вся в Facebook. Ты пишешь сообщение и в большинстве случаев сразу договариваешься о встрече. Чувствуете разницу?

Чернышов приводит конкретный пример изменений в госаппарате — должность главы телеком-регулятора. По его словам, сейчас ее занимает человек, с которым можно общаться на бизнес-языке.

— Он понимает, что такое бизнес-кейс, NPV и EBITDA. А знаете, как у меня произошло знакомство с прежним главой? Представьте, сидит комиссия в составе семи человек, и он мне говорит: здравствуйте, Петр, нас с вами объединяет то, что ни вы, ни я ничего не понимаем в телекоме. Ну, я согласен — я только возглавил компанию, но он‑то — глава комиссии.

Напоследок я спрашиваю Чернышова, как он относится к переходу бизнесменов в политику и не рассматривает ли такую возможность в будущем и для себя. Но он это отвергает:

— Я не чувствую, что буду максимально эффективен там. Есть много людей, которые лучше подходят для политики. Я же не иду в балет [улыбается, оглядывая свою не самую хрупкую фигуру], хотя это очень красиво. Тоже самое с политикой.

Материал опубликован в №18 журнала Новое Время от 12 сентября 2014 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: