10 декабря 2016, суббота

Новое лицо Верховной рады Светлана Залищук расскрывает секреты влияния в большой политике

Новое лицо Верховной рады Светлана Залищук расскрывает секреты влияния в большой политике
Новое лицо Верховной рады за итальянской полентой рассуждает о влиянии в большой политике и жестких разговорах с президентом Петром Порошенко

Ресторан Олива на Большой Васильковской с его близко расставленными друг к другу столиками — не лучшее место для интервью. Тем не менее его выбирает Светлана Залищук, представитель новой генерации политиков, прошедших в парламент после Евромайдана. Залищук стала депутатом президентской фракции Блок Петра Порошенко (БПП). Как потом выяснилось, она выбрала Оливу не столько из‑за еды, сколько из‑за месторасположения: заведение находится рядом с Конституционным судом, в котором у Залищук были дела.

Она появляется в ресторане ровно в 13:30, как и договаривались. Присаживаясь за стол, вытирает капли дождя со лба салфеткой, а затем быстрыми движениями кисточкой наносит пудру: “Все, я готова”.

— Мне в 15:00 нужно будет быть в Раде,— предупреждает депутат.— Успеем?

Быстро сделав заказ — полента с грибами для Залищук и равиоли с грибами для меня,— приступаем к беседе.

33‑летняя Залищук входит в межпарламентскую группу Еврооптимисты, костяк которой составляют новые лица украинской политики. У большинства из них, включая Залищук, западное образование, знание нескольких иностранных языков и, как выражается сама депутат, хорошая “кредитная история” — репутация, не подмоченная сомнительными связями и участием в схемах и потоках.

— Я помню, как накануне выборов в Раду к нам приезжали европарламентарии, и мы им рассказывали, какая власть плохая, что она ничего не делает, нужные законы принимаются медленно,— вспоминает старт своей политической карьеры Залищук.

— И тогда Яцек Сариуш-Вольский, депутат от Польши в Европарламенте, сказал: “Мне уже надоело это слушать. Если хотите другую политику — делайте ее. Систему поменять возможно только изнутри. Ну и, конечно, не думайте, что вам удастся остаться в белых перчатках”.

Залищук этого не ждет, а также признает, что такие, как она,— молодые депутаты, придерживающиеся западных демократических ценностей,— особого веса в парламенте не имеют. Она признается, что нередко узнает, о чем кулуарно договариваются ее более влиятельные коллеги, из СМИ. “Молодые депутаты остаются пока больше troublemakers [нарушителями спокойствия], чем decisionmakers [лицами, принимающими решения]",— Залищук пересыпает свою речь английскими словами.

   

     

Пять вопросов Светлане Залищук:

— Ваше самое большое достижение?
— Я думаю, оно еще впереди. Это будет рождение ребенка.

— Ваш самый большой провал?
— После оранжевой революции я организовала большую международную конференцию по интеграции Украины в Европейский союз — тогда это еще был курс, который завоевывал поддержку общества. В типографии съехали изображения на печатных материалах, и карта Украины вышла с обрезанным Донбассом. Сейчас это выглядит как роковое предчувствие.

— На чем передвигаетесь по городу?
— У меня нет машины и никогда не было, хотя права есть, я получила их еще в школе. Езжу на общественном транспорте, преимущественно на такси и троллейбусе.

— Последняя прочитанная книга, которая произвела впечатление?
— Это книга Владимира Федорина Дорога к свободе. Беседы с Кахой Бендукидзе.

— Кому бы вы не подали руки?
— Не могу подавать руку людям — в том числе некоторым из нашей фракции,— которые возвращают нас в прошлое.

 

Впрочем, некоторые достижения все же есть. Главных, по мнению депутата, три. Во-первых, создание группы Еврооптимисты — единственной, как считает моя собеседница, которая объединена общими ценностями, а не чьими‑то финансовыми интересами. В группе все решения принимаются сообща, причем “им предшествуют глубокие дискуссии”.

То, что молодые депутаты показали — украинская политика может быть другой, тоже, по мнению Залищук, достижение: “Мы запустили позитивную мутацию, которая генетически, через ДНК передастся будущему политическому поколению”.

Еще одним пунктом в списке заслуг, в том числе своих личных, Залищук называет развитие парламентской демократии. Западное образование, знание нескольких иностранных языков и понимание того, как функционирует западное общество, позволило еврооптимистам построить сильную систему коммуникации с западными партнерами. Причем все контакты происходят не через МИД или парламентские группы в Раде, а с помощью личных договоренностей. 

Залищук вспоминает, как поехала на Мюнхенскую конференцию по безопасности. Там выступал российский премьер Дмитрий Медведев, рассказывал о том, что Запад ставит под угрозу мировую безопасность. “Пока он говорил, мне казалось, что у меня температура поднялась от такого абсурда: почему европейские демократы дают использовать свою площадку для пропаганды агрессии?” — вспоминает Залищук.

Как только Медведев замолчал, она подняла руку и спросила, почему Москва избегает ответственности за преступления против человечества, в частности за сбитый российскими военными из российского Бука над Донбассом самолет. Зал зааплодировал, а после конференции президенты и премьеры разных стран подходили лично, чтобы поблагодарить за вопрос. Тогда западная пресса окрестила Залищук “самой смелой женщиной на конференции”.

— Поленту кому? — прерывает нашу беседу внезапно появившаяся официантка.

— Мне,— отзывается Залищук.

 


ТРОЕ В ЛОДКЕ: Мустафа Найем (слева), Светлана Залищук и Сергей Лещенко (справа) вместе приняли решение идти в парламент с БПП и вместе вошли в группу Еврооптимисты
ТРОЕ В ЛОДКЕ: Мустафа Найем (слева), Светлана Залищук и Сергей Лещенко (справа) вместе приняли решение идти в парламент с БПП и вместе вошли в группу Еврооптимисты


  

Депутат позирует фотографу, вполголоса подпевая ресторанному динамику: “А la la la la long li long long long”. Это припев популярного регги-хита группы Inner Circle. Я представляю на месте Залищук кого‑нибудь из старой парламентской гвардии и невольно улыбаюсь: еврооптимисты действительно сильно отличаются от своих опытных коллег.

Спрашиваю, как относится Залищук к тому, что молодых депутатов старая политическая элита нередко использует как ширму или витрину для международных поездок, а сама решает судьбы страны.

— Если мы и витрина, то такая, которая просвечивает политику изнутри,— отвечает Залищук.— Но мы не ширма, не красивая занавесочка над политической сценой. Мы не разрешаем замалчивать те или иные решения, которые принимаются кулуарно.

Как раз за публичную критику собственной фракции БПП и вынос сора из избы молодых нардепов критикуют старшие коллеги, упрекая тех в подрыве авторитета партии.

— Говорят, президент довольно авторитарен как лидер партии. Он вызывал вас на ковер за это?

— У нас было несколько непростых разговоров с президентом,— тщательно выбирая слова, признается Залищук.

— В Раде или в Администрации президента?

— В администрации.

— Что он вам говорил?

— Буду откровенной,— вздыхает моя собеседница.— У нас была жесткая, но содержательная дискуссия относительно определенных решений. Но нам не угрожали, не шантажировали, не унижали и ультиматумов не ставили.

Залищук привычно употребляет местоимение мы, имея в виду экс-журналистов, а теперь своих коллег по фракции — Мустафу Найема и Сергея Лещенко. Вместе они приняли решение баллотироваться, вместе пережили предвыборную кампанию и прошли в парламент. Найем и Лещенко также являются еврооптимистами и ее единомышленниками.

Впрочем, Залищук не скрывает, что ожидания, с которыми она шла в парламент, оправдались лишь отчасти. По ее словам, государство после Евромайдана не перешло на ускоренную передачу. “Хочется нажать сцепление и переключить, но эта педаль находится не в парламенте”,— считает депутат.

 

Среди главных проблем Верховной рады депутат называет кулуарные договоренности и подковерные интриги.

— Вы не жалеете, что пошли в политику? — спрашиваю я.

— Я часто слышу от молодых: “Все, больше не могу, хочу уйти”. Но если в момент возмущения из системы уйдут все прогрессивные люди, это будет откат назад.

Стрелки часов близятся к 15:00, а я продолжаю спрашивать.

— Кем вы себя видите через 20–30 лет?

— Политика — не венец карьеры. Но на данном этапе это мое. Мы должны институализировать достижения Майдана в создание новых политических сил. А вообще, мне близка работа в международной сфере.

— Глава МИДа? — предлагаю я вариант развития карьеры.

— Еще многому нужно поучиться,— скромничает Залищук.

— А как мечта?

— Как мечта? — задумчиво улыбаясь, переспрашивает она.— Возможно.

Ее уже ждет такси и, собираясь, депутат интересуется:

— А почему вы платите? Можно я за себя заплачу?

— Такой формат, редакционные правила.

— Я не могу настоять?

— Можете, но зачем?

— Я не понимаю, почему журналисты должны платить за политиков. Я так не могу.

Залищук достает из сумочки 200 грн, кладет их на стол и прощается: “Все, я побежала”.

 

Материал опубликован в НВ №13 от 8 апреля 2016 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: