23 августа 2017, среда

Ночной дозор, или Как я провела ночь с командиром роты патрульной полиции

За ночь дежурства полицейские трижды доставали наручники: для двоих пьяных и одного, убегавшего от патрульной машины
Наталья Кравчук

За ночь дежурства полицейские трижды доставали наручники: для двоих пьяных и одного, убегавшего от патрульной машины

Сев на хвост патрульной полиции, журналисты НВ отработали ночное дежурство с полицейскими в спальном районе Оболонь. Кого мы спасли и поймали в эту ночь – в специальном репортаже

Патрульную полицию в Киеве вызывают чаще, чем скорую помощь. В глазах киевлян новый полицейский выглядит практически всемогущим: он может разнять пьяную драку, поймать ядовитую змею в парке, усмирить шумного соседского пса, поймать грабителя и догнать нарушителя ПДД. И это – далеко не все. Полицейских вызывают, чтобы изгнать демона, им звонят, когда нет горячей воды, прорвало трубу или громко капает кондиционер.

Чтобы собственными глазами посмотреть, как столичные полицейские принимают вызовы и ловят преступников, где они перекусывают во время смены и когда отдыхают, НВ отправилось в ночное патрулирование. Мы напросились на ночное дежурство патрульной полиции в Оболонском районе, сели на хвост патрульной машине и увидели все собственными глазами.


Пока патрульные полицейские работают, возле их машины фотографируются дети

Пока патрульные полицейские работают, возле их машины фотографируются дети


В Оболонском районе работает четыре роты. В каждой роте – по 21 экипажу, по двое в одной машине. Ночная смена длится 12 часов. Потом – 48 часов отдыха. После дневной – сутки отдыха.

Нас прикрепляют к экипажу 0510. Их квадрат – улица Приречная и проспект Героев Сталинграда. Договариваемся встретиться в 21:00 у церкви на Приречной. Моросит дождь.


Поначалу Роман и Надежда ездили с разными напарниками – чтобы притереться друг к другу и раззнакомиться. В конце концов, они сработались и стали экипажем

Поначалу Роман и Надежда ездили с разными напарниками – чтобы притереться друг к другу и раззнакомиться. В конце концов, они сработались и стали экипажем


– Обычно мы сменяемся на базе в 20:00. Но бывает, что экипаж с предыдущей смены задерживается: например, долго оформляет ДТП. Тогда приходится ждать до девяти, десяти часов, – рассказывает патрульная Надежда Вовк.

Ей 26, из-под кепки выглядывает толстая коса. Надежда говорит, что пошла в полицию, потому что с детства хотела работать копом. До набора в полицию она работала в международной голландской компании, сейчас получает второе высшее – юриста. Снимает квартиру в Броварах.

Ее напарник – улыбчивый парень Роман Дуплий. Ему 23. У него тоже диплом о высшем. До полиции работал в Эпицентре. Поначалу оба ездили с разными напарниками – чтобы притереться друг к другу и раззнакомиться. В конце концов, Надя и Роман сработались и стали экипажем.

По технике безопасности садить посторонних в полицейскую машину категорически запрещено. Потому мы едем за полицейской машиной следом.


В Оболонском районе работает четыре роты. В каждой роте – по 21 экипажу, по двое в одной машине. Ночная смена длится 12 часов. Потом – 48 часов отдыха. После дневной – сутки отдыха

В Оболонском районе работает четыре роты. В каждой роте – по 21 экипажу, по двое в одной машине. Ночная смена длится 12 часов. Потом – 48 часов отдыха. После дневной – сутки отдыха


21:05. Первый вызов. Мы в супермаркете Varus на метро Оболонь, возле первого ТРЦ DreamTown. Полицию вызвали потому, что один из покупателей, мужчина не в лучшем настроении, неудачно толкнул тележки для покупок и спровоцировал конфликт с администрацией магазина. Полицейские быстро гасят конфликт, составляют протокол. Выходим на улицу. Возле припаркованной у магазина патрульной машины какая-то семейная пара, несмотря на позднее время, фотографирует на фоне нее детей. Полицейские терпеливо ждут, понимающе улыбаются.


Первый вызов экипажа на этом ночном дежурстве - супермаркет Varus

Первый вызов экипажа на этом ночном дежурстве – супермаркет Varus


21:39. Второй вызов – ДТП на улице Полярной. По пути мы теряем наш экипаж. Быстро догоняем его. Вернее, нам кажется, что его. Мы паркуем машину прямо на светофоре, возле полицейских конусов, выпрыгиваем из нее. Начинаем снимать.


Владелец серого

Владелец серого "хюндая" говорит: полиция приехала минут за 15


Авария, пострадавших нет.

– Снимите вот и скажите, что муравьи машину погрызли, – шутит, показывая на растрощенный бампер машины, водитель.

– А вы кто – родственники пострадавших? – спрашивает полицейский, подходя к нам. Только тогда мы понимаем, что это не "наш" экипаж и не "наша" авария. Мы не удивлены: полицейских машин по району – на каждому шагу.

Догоняем "наш" через пару светофоров. Тут столкнулись две легковушки. Одна поцарапала второй борт.

"Наша" Надежда сидит в автомобиле и заполняет протокол.


Оформить ДТП обычно занимает около часа. Если авария произошла на кругу, тогда схему рисовать дольше

Оформить ДТП обычно занимает около часа. Если авария произошла на кругу, тогда схему рисовать дольше


– Обычно это занимает около часа. Если авария случилась где-нибудь на кругу, тогда рисовать схему ДТП – дольше. Постараюсь побыстрее, – говорит она.


nkl_9533
Один из участников ДТП на улице Полярной


Один из участников ДТП, владелец серого "хюндая", говорит: полиция приехала минут за 15. Он – мужчина в очках и черной кожаной куртке, с виду – чуть за сорок. Просит не снимать номера и не говорит, как его зовут. Второй участник ДТП, молодой человек в сером спортивном костюме на "субару", подходит и спрашивает, не из страховой ли я компании. Я отрицательно мотаю головой, и он тут же теряет ко мне интерес – разворачивается и уходит. Как потом расскажут полицейские, у одного из них нет полиса автогражданки. Выписали штраф.




23:20. Возвращаемся на пятачок у церкви на Приречной. Вызовов пока нет, можно немного пообщаться с полицейскими.

Зарплата патрульного полицейского, как и обещали – 8 тыс. грн, с премией – 10 тыс. грн.

Прошу обоих вспомнить наиболее впечатлившие их вызовы за прошедшие четыре месяца службы.

– Один из самых печальных – это когда на пятом этаже мужчина утеплял окна, сорвался вниз и погиб. Умер на месте. Мы приехали раньше, чем скорая. Но уже было поздно – у мужчины даже успели помутнеть глаза, – говорит Надя.

– Еще когда-то было: звонят, мол, ребенок выпал со второго этажа. Мы – с сиренами, быстро, представляя себе всевозможные последствия. Оказалось – 15-летняя девушка, у нее депрессия, она прыгнула, на газон упала. Серьезных травм, к счастью, не получила, – добавляет Роман.


С людьми, распивающими на улице алкогольные напитки, полицейские проводят вежливую беседу

С людьми, распивающими на улице алкогольные напитки, полицейские, как правило, проводят вежливую беседу


Напротив церкви у открытого багажника авто галдит молодежь. Они включили музыку и что-то пьют. При виде полицейских намеренно делают музыку громче – типа проверяют, дразнят. Девушки, показывая на полицейские мигалки, шутят, что теперь вечер украсила светомузыка.

Надя и Роман подходят к компании – делают предупреждение, что распивать спиртное вот так, на улице, нельзя и просят вести себя тише.

23:39. Третий вызов – драка возле Портер Паба.

Мы подъезжаем. Через дорогу от Портера – двое молодых людей. С ними уже работает другой экипаж.

– У меня мать умерла, отец умер, мне 28 лет, меня дома никто не ждет, – кричит сильно выпивший парень. Его придерживают полицейские.

– Успокойте его, а то страшно же за других, – говорит другой молодой человек, знакомый первого. Время от времени предлагает кому-то позвонить, чтобы друга забрали – тот живет на Русановке и в таком состоянии домой сам точно не доедет.

– Не надо никому звонить, я не поеду домой! Заберите меня с собой! – кричит "виновник торжества".

Если бы он жил неподалеку, патрульные сопроводили бы его домой. Но на Русановку они с ним поехать не могут.

Полицейские просят показать вещи. Парень, пошатываясь, выворачивает рюкзак со словами:

– Да у меня там ничего нет, кроме штопора.

Он начинает плакать и повторять историю о том, что у него умерли мать и отец, и его никто не ждет. Приезжает скорая, но патрульные сообщают, что все в порядке.

– Посадите меня на 10 суток! Нет, на 15! – кричит молодой человек.


Роман просит пьяного молодого человека показать ему содержимое своей сумки. Парень отвечает, что из личных вещей у него - только штопор

Роман просит пьяного молодого человека показать ему содержимое своей сумки. Парень отвечает, что из личных вещей у него – только штопор


– Да что ж с вами делать. Хотите, мы вас в райотдел привезем? – спрашивает блондинка-патрульная.

– Хочу! Везите меня в райотдел! – кричит парень.

На него надевают наручники, сажают в машину.

Бачите, це горілка плаче, – вздыхает "наша" Надежда.

Пьяного молодого человека увозят. Мы возвращаемся к машинам.


Полицейские надевают наручники на молодого человека и увозят в райотдел

Полицейские надевают наручники на молодого человека и увозят в райотдел


Какое-то время патрулируем квадрат, закрепленный за экипажем Надежды и Романа – объезжаем оболонские дворы. Там тихо. Почти никого нет. Коты и пару бомжей. На каждом позволяющем клочке тротуара и проезжей части припаркованы автомобили – местами проезжаешь впритирку. Компактной полицейской "тойоте приус" – в принципе не проблема. Нам на паркетнике сложнее, особенно выруливать задним ходом из дворовых тупиков, которые обшаривает патруль.

Наконец выруливаем из узких двориков, останавливаемся возле АТБ, Надя уходит в магазин. Я, пользуясь поводом, спрашиваю, что, где и когда едят патрульные на службе. И едят ли вообще.

– Конечно. Мы заправляемся на WOG, обычно собираемся там. Попить кофе, покушать, поговорить, – говорит Роман.

– Я чаще пью кофе в райотделе. Там дешевле – по 6 гривен, – добавляет Надя, вернувшись из магазина.

Через час мы видим это собственными глазами.

00:42, заправка WOG на Богатырской.

Мы покупаем кофе. С нами берет себе "американо" Надя. Роман достает из багажника заготовленный дома судок с едой и идет ужинать в кафе на заправке. Там уже сидят за столиками двое его коллег, один из них – командир роты.


Надя на перекусе во время ночного дежурства берет кофе и хот-дог

Надя на перекусе во время ночного дежурства берет кофе и хот-дог


Вскоре на заправку подтягивается второй экипаж, потом – еще, и еще. Полицейские едят за столиками. Кто-то покупает бургеры на заправке, кто-то – приносит с собой судочек.

На улице разговариваем с Надеждой. Она признается: самое интересное в работе полицейского для нее – когда приходится работать по криминалу, со следственно-оперативной группой.


На первом плане - Надежда и Роман, за ними - командир роты Юрий Марценышин и его напарница Юлия Берсименко
На первом плане – Надежда и Роман, за ними – командир роты Юрий Марценышин и его напарница Юлия Берсименко


– Я помню свой первый труп. Запах ужасный, жара, август месяц, он уже, может, суток трое лежал. Это бомжатник был. Говорили, там ночевало шестеро бомжей. И женщина была, которая с ним жила, спала там. Честно говоря, боялась в первый раз собственной реакции – чтобы не стало плохо. Но ничего, два часа под дверью и в квартире. Мне еще говорили переворачивать его, когда приехали следователи. Но потом напарник подошел, говорит, лучше я, – вспоминает Надежда.

Во время обучения такой практики у них не было, первый труп – был по-настоящему первым.

– Я хотела, чтобы в морг сводили. Но пришлось все на месте уже, – говорит девушка.

К нам присоединяется еще одна сотрудница патрульной полиции, Юлия Берсименко. Она – напарница командира роты, Юрия Марценышина. Она вспоминает свой недавний вызов – в полицию позвонила бабушка с жалобой на то, что соседка снизу "стреляет в нее радиацией".

– Мы спустились на этаж ниже, а там беременная женщина. Говорит, это уже восьмой раз на нее такая жалоба. Что тут сделаешь? В таких случаях полицейский пишет рапорт, несет в райотдел. В рапорте указывается, что подобный случай повторялся много раз, просим принять меры, и дело передается участковому, – говорит Юлия.


Полицейский Роман Дуплий во время позднего ужина на ночном дежурстве

Полицейский Роман Дуплий во время позднего ужина на ночном дежурстве


Я вспоминаю, что совсем недавно в соцсетях писали о похожем случае. В полицейском рапорте так и написали: 96-летняя женщина вызвала полицейских, потому что видела демона, который высасывает энергию из ее пятки. "Демона ликвидировали с помощью спецсредств", – написали патрульные.

К нам на улицу выходит начальник роты Юрий Марценышин. Он пришел в новую патрульную полицию из старой системы – раньше работал в ГАИ, потом – преподавателем в ВУЗе в Донбассе. Прошел все тесты, "полиграф". Спрашиваем, нравилась ли ему прежняя работа. Говорит – нет:

– Когда был преподавателем, тогда нравилась. А когда перешел в райотдел, не нравилось. В институте у нас было где-то, как у нас сейчас тут в новой патрульной полиции, в райотделе – все сложно. В полиции – все замечательно. Обеспечение, отношение. Есть какие-то минусы, не без этого, но нет ничего идеального. Где-то, может, опыта не хватает. Ну, ничего – потихоньку стараемся компенсировать это, учить.


Заправка WOG - точка сбора полицейских во время дежурства. Здесь они могут попить кофе, перекусить, заправить свои авто и пообщаться

Заправка WOG – точка сбора полицейских во время дежурства. Здесь они могут попить кофе, перекусить, заправить свои авто и пообщаться


Больше всего новым полицейским не хватает качественной теоретической базы, опыта решения проблемных и конфликтных ситуаций, понимания того, как правильно относиться к людям. Но свою роту Марценышин хвалит – они у него "самые лучшие" во всем городе, "работяги".

– Работать – одно удовольствие, – говорит командир.

Его подопечные говорят о нем то же самое – самый "лучший".


Командир роты патрульной полиции Юрий Марценышин пришел сюда из старой структуры

Командир роты патрульной полиции Юрий Марценышин пришел сюда из старой структуры. Его называют самым лучшим начальником


Командира тоже спрашиваем, какая история за время работы в полиции больше всего ему запомнилась. Начальник роты, только что называвший свою работу "работой мечты", самым запомнившимся случаем называет опять-таки труп:

– Приехали на вызов. Квартира, семья. Вечером муж и жена поссорились, легли спать в разных комнатах, ребенок в третьей. Среди ночи жена пошла на балкон курить и увидела, что окно забрызгано кровью. Вызвала нас. Самострел. Из карабина. Головы просто не было. Я на ДТП видел разные моменты – разорванные тела, раскиданные, но такого не видел. Вся комната, все в крови. Еще один случай был – возвращались со смены в другом районе, в Шевченковском. Нас люди остановили, мы зашли в квартиру. Там дедушка сам жил. Уже четыре или пять дней лежал. Трупный запах. Прямо на унитазе. Такое зрелище – не из лучших.

Мы, начитавшиеся в facebook о спасении полицейскими котиков и ловле змей, просим его вспомнить какие-то менее мрачные истории. Юрий улыбается, вспоминает случай:

– Самое веселое было, когда мы выезжали тоже с Юлей – позвонили, что стоит подозрительный предмет, дорожная сумка за колонной. Мы подъехали, сумка черная, здоровенная, закрытая, никого нет. Люди из магазина говорят, что уже часа два она стоит. Звоним диспетчеру вызывать специалистов. Он говорит: "А можешь посмотреть сам?". Та, говорю, давай. Юля на камеру снимает. Ну, думаю, если что – то хоть видео останется (смеется). В перчатках, аккуратно раскрываем, смотрим – бомба, не бомба? Открыли – а а там ничего вообще нет. Но было страшно. Мандраж такой.


Патрульные Оболони во время ночного дежурства

Улучив момент, когда на заправке собирается сразу несколько экипажей, просим патрульных сделать групповое фото  


– Расскажи еще про ВКонтакте, – подсказывает ему еще одна девушка-патрульный, худенькая блондинка, из экипажа, который тоже приехал на заправку подкрепиться.

Юрий рассказывает: в полицию обратилась мать подростка – у ее ребенка взломали страничку ВКонтакте и все туда постят что попало.

– И что вы делали?

– Сами не выезжали. Объяснили, что этим будет заниматься скоро киберполиция, – отвечает блондинка.

– Еще был вызов, что работает у соседей кондиционер, конденсат громко капает на подоконник и мешает спать. А еще дворовая кошка покусала породистую собаку – задержите кошку. Ну, нет горячей воды, помогите – такое тоже было, – смеется командир роты.

– Бывает, вызывают, когда соседи громко сексом занимаются, – добавляет Юлия.

– Или прорвало трубу, – вставляет еще кто-то из полицейских.

– Такое ощущение, что они забыли, что есть другие инстанции – все вызывают полицию. Скорую никто не вызывает. Я говорю: "Что же вы скорую не вызвали? Лежит же человек". "Та мы же думаем – вы приедете, посмотрите". Такое вот.

"Обеденный перерыв" быстро заканчивается. У кого-то вызов, остальным нужно ехать патрулировать. Юрий, командир, предлагает нам ехать сразу за ними – командирский экипаж не привязан к конкретным улицам, объезжает весь район и выезжает на все важные вызовы и ЧП. Мы охотно соглашаемся и падаем на хвост уже ему.


По дороге командир останавливается, чтобы проверить документы у таксиста. Остановил его потому что не работала одна фара
По дороге командир останавливается, чтобы проверить документы у таксиста. Остановил его потому что не работала одна фара


02:40. Улица Озерная, незаконный демонтаж МАФа. Компания мужчин сгружает с огромного эвакуатора два ларька. Один – Овощи и фрукты, второй – ШвидкоГроші. Патруль вызвали сотрудники частной охраны, охранявшие последний.

– Там внутри сейф, деньги лежат какие-то. Как это тут оставить? Под чью ответственность? – спрашивает крепко сбитый мужчина в камуфляже и черном бронежилете. На их машине написано, что они из службы охраны Комсервис. Частные охранники – а их двое – настаивают, что киоск демонтировали незаконно и требуют, чтобы полиция остановила самоуправство.

– Ларек загрузили где-то на левом берегу, он проехал так пол Киева по пустым улицам, и высадился здесь. Думаю, владелец вообще ничего не знает, – говорит его напарник.


Экс-милиционеры, а теперь - частные охранники, общаются с командиром роты патрульной полиции

Экс-милиционеры, а теперь – частные охранники, общаются с девушкой-полицейским


Оба охранника – бывшие милиционеры. Пока сгружают киоск (полиция не может остановить этот процесс, у коммунальщиков есть документы на демонтаж), охранники обсуждают с патрульными реформы в МВД. Оба они настроены скептично по отношению к новой полиции. Наших патрульных зовут на Троещину: поехали, мол, мы вам покажем и наркоманов, и как продают наркоту, и как на это никто не реагирует.

Наш командир зовет нас на вызов. Перед тем как догонять его, спрашиваем бывших милиционеров, переквалифицировавшихся в частных охранников, почему они так скептично настроены.


Один из вызовов той ночью - незаконный демонтаж МАФа

Один из вызовов той ночью – незаконный демонтаж МАФа


"Да потому что ничего тут внизу не изменится, пока там, наверху, не поменяют людей и всю систему!", – говорит один из них.

На месте остается экипаж патрульной полиции. Мы едем дальше. У нас новый вызов – ограбление.

3:13, улица Северная. У человека прямо под подъездом дома украли телефон и полторы тысячи гривен. Подозреваемые – двое мужчин. Приметы – оба в черных куртках, один лысый. На место, во дворы, прибывает сразу шесть экипажей.

Полицейские сажают в одну из машин потерпевшего, начинают план-перехват. Мы следуем за патрульной машиной, маневрируем по дворам, снова еле протискиваясь между хаотично припаркованными автомобилями. Время от времени командир Марценышин выходит из машины и осматривает двор с фонариком. Но в луче света его фонаря видно только, как пробегают бездомные собаки или скрываются в мусорных баках кошачьи хвосты.

Мы между собой обсуждаем, что поймать в темноте в этих закоулках бандита нереально: присел между мусорными баками или машинами, которых тут сотни – и никто тебя не увидит.

В этот раз так получается. По горячим следам воров поймать не удается.

03:55, парковка возле ТРЦ DreamTown, тир.

Когда мы с нашим экипажем подъезжаем на парковку к тиру, какой-то светловолосый парень в бежевой куртке, уже закованный в наручники, разговаривает по мобильному. Его схватил искавший объявленных в перехват бандитов экипаж – молодой человек подходил под ориентировку. Когда парень увидел появившийся на дороге патруль, начал бежать, по дороге выбросил красную куртку.


Молодой человек в наручниках звонит своему отцу. Говорит, его ударил по голове неизвестный

Молодой человек в наручниках звонит своему отцу. Говорит, его ударил по голове неизвестный


– Я не виноват ни в чем, у меня отца побили. А бежал потому, что испугался, – говорит парень, как выясняется позже, его зовут Денис. – Вы сейчас батю увидите, все сами поймете.

Парень, прижимая к уху телефон скованными наручниками руками, уговаривает отца прийти на парковку. Уговаривает долго – тот пьян. Сын умоляет его прийти – иначе его "загребут".


Полицейские рассматривают куртку, которую сбросил с себя убегавший парень

Полицейские рассматривают куртку, которую сбросил с себя убегавший парень


После долгих уговоров подходит отец. Его зовут Евгений, это худощавый мужчина, он прихрамывает на одну ногу. Голова разбита, по лицу стекает кровь. Мужчина изрядно пьян.

– Батя сидел вот тут выпивал с каким-то мужиком, я не знаю, кто он. Выглядит хорошо, с портфелем, одет был в какую-то то ли голубую, то ли зеленую куртку. Начался конфликт, и этот мужик дал отцу по голове железным ломом. И убежал, – рассказывает Денис.

Полицейские не спешат ему верить, пытаются выяснить у побитого подробности. Тот, однако, не вполне понимает, что происходит. Отгоняет от себя полицейских, которые пытаются оказать ему первую помощь. Чтобы промыть рану, приносят из полицейской машины красную аптечку – такие есть в каждом патрульном автомобиле. Мужчина не осознает масштабов своей травмы, начинает отбиваться. Полицейским приходится заломать ему руки, скрутить, надеть наручники. Теперь они довольно резки с ним.

– Я тебя найду, слышишь! – бросает побитый в адрес командира Марценышина.

– В очередь становитесь за всеми, кто меня ищет, – спокойно отвечает командир.


Евгений - пострадавший мужчина. Его ударил по голове неизвестный ему человек

Евгений – пострадавший мужчина. Его ударил по голове неизвестный ему человек


Разбитую голову скрученному мужчине поливают перекисью, он видит лужу собственной крови на асфальте перед собой. Постепенно мужчина успокаивается, с него снимают наручники. Он достает из кармана сигарету, засовывает в рот. Девушка-полицейский просит его не курить – у него, мол, и так рана, давление. Но его это не убеждает. Тогда другой полицейский подносит ему зажигалку. Потом освобождают сына. Им поверили. Сына уводят в полицейскую машину писать объяснения. Отцу вызвали скорую, ждут.

Возле тира – детские карусели. Туда-сюда снуют крысы. Приезжает скорая. Медики забирают побитого в машину, обрабатывают рану, перематывают голову. Все это время вокруг места происшествия крутится компания: два парня и девушка. Один из них – молодой человек невыского роста, крепкого телосложения в спортивном костюме, черной курточке и с маленькой сумкой наперевес. Его зовут Аслан, он называет себя членом Громадської варти Оболони.

Аслан внимательно выслушивает рассказ Дениса о драке, расспрашивает подробности, приметы преступника.

– Ну какой он? Я тут всех знаю. Наркоманов, карманников…

Он советует Денису запросить у руководства DreamTown видео с камеры наблюдения за парковкой – она полностью охватывает площадку.

– Наша варта больше занимается массовыми драками, например, когда уличные хулиганы. С полицией иногда сотрудничаем. Больше не могу ничего вам рассказать, – говорит Аслан.

Когда первые страсти улеглись, на место происшествия приезжает машина с милиционерами из Управления государственной охраны при МВД. Они неспешно выходят из автомобиля, в стандартной милицейской форме, с автоматами наперевес. На фоне снующих между полицейскими машинами, пострадавшим, скорой и тиром полицейскими, милиционеры выглядят грузными, медленными, безучастными и "морально устаревшими".


Так как мужчина разбушевался, на него пришлось надеть наручники
Так как мужчина разбушевался, на него пришлось надеть наручники


– Что тут происходит? – спрашивает у нас один из них. Мы коротко объясняем. В ответ спрашиваем, как им работа новой патрульной службы.

– Нормально, – не слишком многословно отвечает круглолицый мужчина за 40.

В МВД он работает уже 20 лет.

– Как вы относитесь к тому, что с ноября милицию полностью ликвидируют как орган?

– Как будет, так будет, – пожимает плечами мужчина.

– Хотите перейти в новую?

– Если позовут.

– Вы вообще хотели бы, чтоб в милиции произошли такие же изменения, как в ГАИ?

– А чего нас трогать? У нас ведомство такое: нет ни коррупции, ни взяток. Просто выполняем свою работу. По охране гражданского порядка, – отвечает он.

– Ну а вообще – какое у вас впечатление от патрульной полиции? Стала лучше обстановка?

– Не знаю, что сказать.

– Не видите изменений?

– Честно – нет.


В каждой патрульной машине есть аптечка для оказания первой медицинской помощи

В каждой патрульной машине есть аптечка для оказания первой медицинской помощи


Милиционеры собираются уезжать. Представляться наш собеседник не хочет: "Зачем?".

– Ну вы будете героем публикации, у него должно быть имя.

– Почему герой? Я же ничего не сделал.

Тем временем из кареты скорой выходит побитый мужчина Евгений. Ему уже перемотали голову, он немного повеселел, и, кажется, даже чуть-чуть протрезвел. Мы просим его открыть тир (проникшись рассказами патрульных, мы подозреваем, что там может быть труп), но он отказывается и собирается идти домой. И тут я случайно пинаю ногой какую-то грязную электрическую железяку с белым проводом, валяющуюся в луже на асфальте. "Мусор какой-то," – говорю я.


Когда пострадавший успокоился, с него снимают наручники и даже дают закурить

Когда пострадавший успокоился, с него снимают наручники и даже дают закурить


Евгений наклоняется, всматривается в "мусор" и со словами "Никакой это не мусор – это мое" вытягивает из лужи старый ржавый кипятильник. Теперь ему приходится открыть тир, чтобы забросить внутрь кипятильник – не тащить же его домой. Он включает свет. На столике посередине тира – следы от скромного застолья: пустая бутылка из-под коньяка, бутылка вина, пиво, плюшевые игрушки — трофеи для клиентов тира. На стойке для мишеней шуршит мышь.

Евгений совсем протрезвел. Настолько, что даже начинает кадрить нашего фотографа, которая уговаривает его сделать пару кадров в тире.

– Дай мне два часа – и ты меня не узнаешь, – Евгений оживает, даже приглаживает рукой повязку на голове, несколько раз просит у фотографа номер телефона.


Сотрудники службы госохраны при МВД приезжают на место происшествия. Постояв минут 5, уезжают

Сотрудники службы госохраны при МВД приезжают на место происшествия. Постояв минут 5, уезжают


Мы уходим. Скоро утро. С командирской машиной делаем объезд района сбоку Куреневки и Виноградаря. Блуждаем по дворам, улицам, проспектам. В 6 утра мы решаем прощаться.

– По будням часам к семи обычно уже ничего интересного не происходит. ДТП начинаются всякие, а так… – машет рукой Юрий Марценышин.


Пострадавший мужчина по имени Евгений разговаривает с командиром Марценышиным

Пострадавший мужчина по имени Евгений разговаривает с командиром Марценышиным


У патрульных экипажей бывают ночи, когда вызовов может не быть вовсе. Самые беспокойные ночи у полицейских – с пятницы на субботу, праздничные дни и выходные. Тогда вызовов – больше всего: "люди отдыхают".


Евгений открыл тир и показывает полицейским, что находится внутри

Евгений открыл тир и показывает полицейским, что находится внутри


Ночь, которую на хвосте у полиции провели мы – "спокойная". Вот вчера, рассказывает командир, патруль остановил авто с бейсбольными битами и наркотиками в салоне, но их успели скинуть. Ночью раньше тоже задержали машину с наркотиками – случайно, ехала с выключенными фарами – в ней нашли опиум.

Мы вздыхаем, деланно упрекаем командира, что на нашу ночь не хватило машин с опиумом. И разъезжаемся: мы – отсыпаться, они – дорабатывать еще три часа самой лучшей работы мечты.

Фото — Наталья Кравчук, видео — Тим Бонд, НВ

Читайте срочные новости и самые интересные истории в Viber и Telegram Нового Времени.
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: