17 августа 2017, четверг

Нет конструкции более стойкой, чем бизнес - основатель фестиваля Meridian Czernowitz о своем детище

Святослав Померанцев основал в Черновцах литературный фестиваль Meridian Czernowitz, вернув таким образом родной город на культурную карту Европы
Фото: Наталья Кравчук

Святослав Померанцев основал в Черновцах литературный фестиваль Meridian Czernowitz, вернув таким образом родной город на культурную карту Европы

Святослав Померанцев, президент Международной литературной корпорации Meridian Czernowitz, рассказывает, как в Украине создать успешный культурный проект международного уровня.

Литературная корпорация Meridian Czernowitz – молодой, но уже уважаемый и весомый участник украинского культурного пространства. В 2014 году пятый поэтический фестиваль в Черновцах посетили 10 тыс. гостей и более полусотни поэтов из восьми стран Европы.

Хотя дело тут не столько в количестве, сколько в качестве: Meridian Czernowitz производит и на посетителей, и на участников редкое для нашего культурного сектора впечатление хорошо отлаженной и дисциплинированной структуры, и именно поэтому так интересен на международном уровне.

Как и почему в Черновцах получается то, что не получается в Украине практически нигде, лучше всего может рассказать тот, кто все это придумал. Святослав Померанцев, президент Международной литературной корпорации Meridian Czernowitz, не очень охотно дает интервью и утверждает, что ему комфортнее находиться за кулисами, чем на сцене.

Предприниматель с экономическим и техническим образованиями, он пришел в культурный менеджмент семь лет назад, и, фактически, вернул родные Черновцы на культурную карту Европы. Его прадед был одесским литератором, дед – черновицким журналистом, дядя – известный поэт, публицист и журналист радио Свобода Игорь Померанцев. Себя же самого он однажды метко назвал «поставщиком поэтического климата».


01pomerantsev100_nk_02_1
При создании фестиваля бизнесмен Померанцев составил бизнесплан на 10 лет. Фото: Наталья Кравчук


Везде пишут: бывший бизнесмен, куча бабла, приехал к дяде, спросил, что делать, дядя сказал – я сделал… Так вот, все правильно, кроме одного – никакого бабла не было.

Когда говорят, что на предыдущих фестивалях я заработал триста тысяч евро – это смешно. Фестиваль дает заработок в виде гонорара проектного менеджера. И, во-первых, это раз в году; а во-вторых, это абсолютно не большие деньги – речь идет о паре тысяч евро. А я занимаюсь этим целый год.

Говорят – «бизнесмен», многие даже упрекают – мол, вот решил из литературы бизнес сделать! Это ж как ужасно! А на самом деле бизнес – это самая стойкая конструкция – ни одна не бывает прочнее. Потому что она основана на равных и честных отношениях между теми, кто производит и продает, и теми, кто покупает. Все остальное – политика, социальные проекты – это временное: нет гранта – нет проекта, политика не переизбрали – и он завтра никто.

Слово бизнес я употребляю в оригинальном его переводе – «дело». У нашего дела, фестиваля Meridian Czernowitz, цель – развитие украинского сообщества. Если совсем просто – чтобы людям стало лучше жить. Для этого, конечно, нужно больше денег. В нашем случае деньги приходят, вернее, приезжают, с туристами.

Черновцы – это не промышленный центр, у нас нет моря, или сотни казино. Поэтому сюда приезжают только интеллектуальные туристы. Наше дело – это развивать. И поэтический фестиваль для меня, в том числе, – инструмент реализации идеи улучшения благосостояния украинцев.

Для нас, как для литературной корпорации и как для бренд-менеджеров Черновцов, клиентами являются, во-первых, публика. Потому что она может пойти на другое мероприятие, может никуда не пойти, может выбрать не литературу, а кино или музыку. И мы очень боремся за такого клиента.

Конечно, наши клиенты – это также писатели; я бы даже сказал, звезды литературы. Потому что звезды формируют активную сцену как для себя, так и для молодых авторов. Так что за них мы тоже боремся.


bb7a4531
Сергей Жадан презентовал новый альбом вместе со своей группой "Собаки в космосе" во время фестиваля Meridian Czernowitz прошлой осенью. Фото: Александр Зубко


А третья группа клиентов – это партнеры, как финансовые, так и организационные, информационные. Когда человек говорит «У меня есть, и я готов отдать», то тут же выстраиваются возле него десять, и говорят «Я, я хочу взять!». Тут тоже есть конкуренция, и есть разные методы достижения цели: можно всех растолкать, а можно тихо произнести одну фразу, и получить. Те грантовые конкурсы, в которых мы участвуем, предполагают конкуренцию на уровне трехсот заявок, из которых только двадцать удовлетворяют. То есть надо быть конкурентнее, умнее, надежнее, показать, что у тебя есть ресурс.

И это только одна из аксиом [дела, которым я занимаюсь]. Среди других, например, связанные между собой цель работы с начальством и цель работы с подчиненными. Они всегда вызывают жуткие споры, вызывают восторг, и разрушает стереотипы коммуникации. Так вот, цель работы подчиненного с начальником звучит так: отбирание полномочий. А цель работы начальника с подчиненным – создание среды, где бы у тебя отбирали полномочия. И это переворачивает с ног на голову украинскую систему отношений начальника и подчиненного. Начальник боится, что его подсидят. Я же говорю, что ты должен сделать все, чтобы твой подчиненный занял твое место.

Если у тебя отберут полномочия, то ты высвободишься, а твой подчиненный будет делать твою работу. А тебе что остается? Первое – можно сидеть на Кубе, покуривать цибону и держать в кокосовом орехе коктейль с трубочкой, например. Второе – можно в это время чем-то другим заниматься: либо совсем другим, либо тем, до чего у тебя не доходили руки потому, что ты был занят. Но так должна работать полностью вся вертикаль от директора до рядового работника. Тогда все одновременно продвигаются по карьерной лестнице.

Meridian Czernowitz – это уже социальный эффект. И если мы, например, завтра объявим, что мы не проводим фестиваль, то я думаю, ко мне под окна придет демонстрация с плакатами «Верните нам наш фестиваль!». К слову, в прошлом году я искал гостиницы для наших участников, и просил для нас скидки, а мне говорили «Мы не можем в эти дни вам сделать скидки», я спрашивал «Почему?» – «А у нас фестиваль!».

Создание социальных механизмов, которые работают сами по себе – это кайф. Meridian Czernowitz – механизм автономный, и он без меня будет работать, как и сейчас работают отдельные проекты. Хорошим примером является книжка Андрея Бондаря [Пісні пісні], которую мы издали в этом году. Я договорился с автором о книжке. Потом предложил отобрать полномочия. Их отобрали. Возле меня мелькали в процессе подготовки книжки какие-то картинки, но это было в августе – а вы представляете, чем был август для организатора ста событий в четырнадцати городах в трех странах Европы в сентябре. Просто я знал, что полномочия отобрала Евгения Лопата (куратор фестиваля), и когда открыл книгу – убедился, что это абсолютно достойный продукт.


bb7a3464
Писатель Андрей Любка читает свои произведения в ходе фестиваля Meridian Czernowitz, мероприятия которого проходят в разных необычных городских пространствах. Фото: Александр Зубко


Корпорация Meridian Czernowitz работает как модель парламентско-президентской республики. Есть Верховна рада – мы называем это в нашей системе координат Олимпом. Игорь Померанцев, Юрий Андрухович, Петр Рыхло, Марк Белорусец, Сергей Жадан, Иосиф Зисельс, Сергей Осачук – это наша инициативная группа. Это мудрецы, оракулы, которые являются духовными покровителями. Ты понимаешь, что если у тебя на Олимпе вот эти люди, то ты не можешь сделать плохо или что-то не вовремя. Этот Олимп относительно закрыт. Конечно, вопросы задавать можно. Но ответы обычно звучат так: «У тебя свой путь» (смеется). Или «Ищи душевное равновесие».

Затем – исполнительская ветка власти. Туда входят премьер-министр и министры. Ну и президент. Президент отвечает за стратегию, за финансовых партнеров и является гарантом. Я лично ищу, мотивирую, гарантирую, контролирую деньги, и исполнение обязательств.

Если говорить об исполнительской ветке власти, то там есть министр книгоиздания, министр по коммуникации с общественностью, министр фестиваля и министр резиденции, министры литературного Целановского центра, приема гостей, финансов и т.д. У этих министров тоже есть свои помощники. Есть так же среди министров те, кто занимают должности вице-премьеров. Это довольно большое хозяйство, самый горячий участок Meridian Czernowitz.

Когда бог искал топ-менеджеров, он сделал три попытки. Две закончились не удачно. Вначале применил указательное правило: создал Адама,сделал на него ставку – и проиграл, как мы знаем. Во второй раз он решил: промониторю-ка я рынок труда, и найду достойного. Таким образом он нашел Ноя. Это был активный метод поиска топ-менеджера. И тут он тоже проиграл.

А потом Господь подумал-подумал, и решил воспользоваться пассивным методом поиска. Просто дать клич: ищу топ-менеджера, и посмотреть, как люди реагируют. При этом, какую-то матрицу, конечно, создал и применил. И много поколений прошло от Ноя до Авраама. Авраам и был тот, кто сам отреагировал, прошел тесты (поверил сну, убедил жену, ушел из дома) и стал топ-менеджером.

Наш клич такой: мы открыты для конструктивных предложений, но с другой стороны мы имеем матрицу для того, чтобы отобрать из предложенного. Ведь наша система напоминает еще и клуб. Туда можно вступить, но клуб не платит зарплату. Зато участники клуба поддерживают друг друга; клуб может поделиться своими ресурсами – именем, контактами, а член клуба своими. Все это работает на взаимовыгодной основе.

Стратегия Meridian Czernowitz задумывалась на десять лет вперед. Как бывший бизнесмен от коммерции я представлял себе все очень четко.Такие структуры я собирал не раз, открывая новые предприятия. Поэтому для меня это привычное занятие. Я знал, что должна быть инициативная группа, которая поддерживает не только ответами, а еще и имиджем; я понимал, что среди партнеров должен быть Черновицкий горсовет, потому что это гарантия легальности мероприятия, поддержки от города. Я знал, как работает команда, какие правила, мотивации и т.д. Некоторые проекты, конечно, рождались и походу.

С человеческим ресурсом все плохо. И тут дело не только в культурном менеджменте. А просто везде все плохо. Так же было, когда я работал в инженерном бизнесе – не было выбора специалистов на рынке труда. Было пару человек в каждой отрасли, и они были нарасхват. Я брал мальчиков-физиков, и, пользуясь ресурсом предприятия, обучал краснодипломщиков на проектировщиков систем вентиляции. Так же и в области литературного менеджмента – нет людей. Для развития международных проектов мне нужны люди со знанием немецкого, английского, которых я готов учить. Я ищу людей, которые могут себя вести трезво, адекватно, четко выполнять задания, в том числе обладать знаниями, хотеть этим заниматься, видеть в этом перспективу.

Идеальный культурный менеджер должен иметь базовые знания в выбранном направлении, хотеть отбирать полномочия и креативить. Это три важных момента.

Моя комфортная зона – это deep back office. Я могу открыть фестиваль, еще что-то в таком духе. Но на фестивале всегда присутствуют звезды, которые светят намного ярче. Так зачем светить фонариком, если рядом есть прожектора? Я подбираю себе роль соразмерную моим ресурсам; это зависит и от моих внутренних способностей, и от внешних обстоятельств. И тут у меня полная гармония с самим собой.

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: