8 декабря 2016, четверг

Неприкаянные. НВ узнало, как живется украинцам на территории оккупированного Крыма

КРЫМ ЗДЕСЬ: Александра Дворецкая покинула Симферополь под угрозой репрессий. Но не перестала заниматься делами крымчан
Фото: Александр Медведев / НВ

КРЫМ ЗДЕСЬ: Александра Дворецкая покинула Симферополь под угрозой репрессий. Но не перестала заниматься делами крымчан

Крымчане, отказавшиеся от российских паспортов, потеряли едва ли не все права на полуострове, взамен не получив от Украины никакой поддержки

Днем 23 января на пропускном пункте Армянск российские пограничники остановили автомобиль. В нем находились известные крымские татары — члены Меджлиса Эскендер Бариев и Амеджит Сулейманов, а с ними — один из последних советских политзаключенных Синавер Кадыров. Все трое — основатели и координаторы независимого Комитета по защите прав крымско-татарского народа, который работает на территории полуострова вместе с Крымской правозащитной полевой миссией.

Люди в форме на несколько часов забрали у пассажиров документы, не объясняя причин задержания. Затем Бариева и Сулейманова отпустили. А вот Кадырова отправили в суд Армянска, который и постановил выдворить крымского татарина из Крыма. Причина следующая: тот, будучи иностранцем и не имея вида на жительство, пробыл на территории России дольше разрешенных законом РФ 90 дней.

Иностранцем на своей родине Кадыров стал совсем недавно — с 1 января, когда на полуострове закончился переходный период и начали действовать российские законы. Правозащитник отказался от паспорта гражданина РФ, за что и был наказан. Когда ему удастся вернуться домой, он не знает.


СТАЛ ИНОСТРАНЦЕМ: Крымского татарина Синавера Кадырова выдворили из Крыма как иностранца. Таковым его посчитали власти РФ после того, как Кадыров отказался от российского паспорта / Фото: DR
СТАЛ ИНОСТРАНЦЕМ: Крымского татарина Синавера Кадырова выдворили из Крыма как иностранца. Таковым его посчитали власти РФ после того, как Кадыров отказался от российского паспорта. / Фото: Крым.Реалии, Радіо Свобода /


Такими же иностранцами в своем доме стали еще около 3,5 тыс. человек. Именно столько, по официальным данным, живет сегодня в Крыму отказников — украинских граждан, которые в короткий промежуток времени — с 18 марта по 18 апреля прошлого года — сделали осознанный выбор и успели написать заявления об отказе от российского гражданства. Еще больше на полуострове тех, кто официально ни от чего не отказывался, но паспорт РФ не взял — ориентировочно их число может доходить до 300 тыс. А это почти 13 % населения Крыма. К слову, примерно столько же на полуострове проживает крымских татар.



Все эти люди фактически стали изгоями. Они не могут вести бизнес, официально работать, получать пенсии и медицинскую помощь, устроить ребенка в детский сад.

Даже для того, чтобы иметь право жить на полуострове в качестве иностранцев, отказникам необходимо каждые 90 дней выезжать из Крыма на три месяца. Либо же добиваться временной регистрации, что сложно: российские власти выделили на весь полуостров для любых иностранцев квоту — 1,9 тыс. человек. Потому единственная возможность “узаконить” себя — пройти через долгие мытарства и получить вид на жительство (ВНЖ). Но и это не панацея: ВНЖ, как правило, выдается на год, затем продлевается еще на такой же период, а после — на пять лет. И отобрать его могут в любой момент.

Киев не только не может помочь отказникам в Крыму, но де-юре считает их иностранцами и не имеет программ по переселению. “Власть ничего не делает для того, чтобы люди переезжали”,— говорит Александра Дворецкая, основательница волонтерской организации Восток-SOS, которая с весны 2014‑го помогает вынужденным переселенцам из Крыма и Донбасса, фактически заменяя работу государства в этой сфере. После российской аннексии правозащитница под угрозой репрессий и сама поменяла Симферополь на Киев.

Каста несогласных

45‑летняя жительница Севастополя и волонтер Комитета по защите прав крымских татар, попросившая называть ее в печати Эльвина Мамедова, пошла писать заявление об отказе от паспорта РФ буквально на следующий день после того, как так называемый глава республики Сергей Аксенов заявил о такой возможности. К тому моменту она уже начала закрывать свой небольшой бизнес по продаже европейской одежды: после того, как в ее магазин завалились пьяные бойцы пророссийской “самообороны” с автоматами, Мамедова поняла, что беды не избежать. “Я решила игнорировать любые учеты по российскому законодательству, поэтому сразу отказалась от паспорта,— рассказывает крымская татарка.— Заявление на получение вида на жительство тоже подавать не стала, потому что тотально не признаю здесь российскую власть”.

Симферопольский блогер Валентин Гавриченко изначально не поддержал присоединение Крыма к России, но основным фактором, побудившим его отказаться от паспорта, стало не это. “Я не боялся призыва [на военную службу], но мне не хотелось служить России. И вообще каким‑либо образом связывать себя с этим государством”,— говорит Гавриченко.

Я не боялся призыва, но мне не хотелось служить России. И вообще каким‑либо образом связывать себя с этим государством, - Валентин Гавриченко, блогер

У 25‑летней художницы из Симферополя Светланы Гавриленко причина отказа прозаичней. Она испугалась, что, взяв российский паспорт, получит проблемы на материковой Украине, с которой художница имеет постоянные контакты. Схожим образом, считает она, рассуждали многие из тех, кто надеялся, что оккупация Крыма продлится недолго.

“Я старалась сделать все для того, чтобы у меня остались все права как украинского гражданина,— рассказывает Гавриленко.— А потом президент Украины заявил о том, что людей, взявших российский паспорт, не будут преследовать и наказывать”. Информация успокоила художницу, но получить российский документ она все равно не смогла: за книжечкой с двуглавым орлом на обложке стоят многомесячные очереди.

Гавриленко убедилась в этом, когда ради эксперимента записалась на подачу документов и оказалась 1300‑й. При этом необходимо каждую неделю приходить в Федеральную миграционную службу (ФМС) и отмечаться в специальном листе, который неоднократно терялся. Сдал документы — новая очередь, теперь уже на выдачу самого паспорта. А в них часто делают ошибки, поэтому — еще раз в очередь. “Такое себе хождение по кругам ада”,— говорит Гавриленко.

Ажиотаж вокруг паспортов неслучаен — без российского документа жить в аннексированном Крыму очень сложно.

Гавриленко осенью в Киеве потеряла водительские права и попыталась получить уже российские в симферопольской ГАИ. Но ей отказали, когда увидели украинский паспорт.

Аналогично все организовано и в других сферах жизни: без паспорта РФ невозможно получить страховку, а без нее — устроить ребенка в детский сад или школу и получить медицинскую помощь. Идти за российскими паспортами вынуждают также всех работников бюджетной сферы и пенсионеров: без новых документов они не могли бы получать зарплаты и пенсии.

“Без российского паспорта ты здесь никто,— подытоживает Мамедова.— Даже недвижимость свою продать не сможешь, чтобы уехать”.

Поставили на вид



Чтобы как‑то легализовать свой статус, крымчане-отказники пытаются получить ВНЖ.

По словам Мамедовой, этот статус стал одной из основных проблем, с которой крымчане обращаются в Комитет по защите прав крымских татар и в полевую миссию.

Российская власть установила минимальную квоту на получение временной регистрации для иностранцев, к которым теперь на полуострове относят и украинских граждан. Всем остальным находиться на территории Крыма можно лишь 90 дней, после чего нужно перейти границу и вернуться обратно через три месяца. Правило касается, по сути, не только отказников, но и тех 250–300 тыс. крымчан, которые не стали брать российский паспорт.

По мнению активистки, в ФМС временной регистрацией попросту торгуют, причем беженцам из Луганской и Донецкой областей под любым предлогом отказывают.

Получение ВНЖ — дело долгое и хлопотное.

Одна из основательниц популярной группы в социальных сетях Крым за сохранение гражданства Украины, активистка из Симферополя Татьяна Полухина, попросившая изменить ее фамилию в печати, подала заявление об отказе в марте, сразу же после референдума о присоединении Крыма к России. А вид на жительство у нее появился лишь в середине января.

Все десять месяцев получить ВНЖ ей и ее окружению мешала сотрудница ФМС, которая каждый раз выдумывала разные поводы, чтобы отправить ее собирать новые документы. “То у нее не было распоряжения на прием, то она не знала, как вести прием, то не было формы заявления, хотя писать его можно в свободной форме — так сказано на сайте ФМС”,— рассказывает Полухина.


ПАСПОРТНЫЕ СТОЛЫ: Крымчане стоят в очереди на получение российских паспортов / Фото: DR
ПАСПОРТНЫЕ СТОЛЫ: Крымчане стоят в очереди на получение российских паспортов / Фото: DR


В следующий раз она явилась в ФМС через пару месяцев, в сентябре. И увидела очередь в несколько сот человек, среди которых были и беженцы из Донбасса, и отказники, и прочие. Как вспоминает симферопольская активистка, беженцы, когда узнали, что она и другие отказники сохранили украинское гражданство, начали выталкивать их из очереди. В итоге за целый месяц сотрудница ФМС приняла из отказной части очереди всего двоих человек. После этого активистка написала заявление в прокуратуру.

“В кабинетах сидят люди, которые приняли российское гражданство и остались на госслужбе в силу своих политических убеждений, основанных на просмотре пропагандистских российских новостей, с ненавистью к украинцам. Поэтому выжимают все соки и заставляют проходить тысячи кругов российского бюрократического ада, чтобы жизнь нам малиной не казалась”,— рассказывает она.

Как чужие

“Мы знаем, что нас могут в любой момент лишить ВНЖ — для этого достаточно любого административного нарушения. Знаем, что могут выдворить и отказать в срочной медицинской помощи,— говорит активистка.— Но обидно и то, что в Крыму ты иностранец с ВНЖ, а на материке, где ты вроде как гражданин, не можешь даже счет в банке открыть, на работу устроиться и жить нормальной жизнью”.

Согласно украинским законам, жители временно оккупированных территорий не могут вести в Украине финансовую деятельность, устроиться на работу. А НБУ считает их нерезидентами. Ко всему прочему, официальный Киев, как сетует Дворецкая из Восток-SOS, еще и блокирует транспортное сообщение с полуостровом, обрывая и без того тонкие связи крымских украинцев с материком.

В Крыму ты иностранец с ВНЖ, а на материке - гражданин, который не может даже счет в банке открыть и на работу устроиться, - Татьяна Полухина, активистка

“У крымчан, не принявших аннексию, есть, увы, всего два выхода: либо брать российский паспорт, либо переезжать”,— считает она.

Те, кто сознательно остаются с украинским паспортом, по ее мнению, находятся в зоне риска. “Они первые, кого будут обвинять в чем угодно: экстремизме, терроризме. Они не смогут планировать жизнь, вести бизнес, покупать недвижимость. Россия может в любой момент отказать им в виде на жительство и депортировать”,— говорит волонтер. В итоге российский паспорт стал нужен жителям Крыма для выживания. Ведь Украина, как показывает опыт задержанных россиянами и обвиненных в терроризме крымчан Олега Сенцова и Александра Кальченко, не может гарантировать их права и свободы.

Министр труда и соцполитики Украины Павел Розенко признает, что центральная власть не может помочь тем, кто остался жить в Крыму. И советует отказникам одно — переезжать. “Начинать жизнь с нуля сложно, но нужно четко понимать, что украинская власть ограничена в своих возможностях в Крыму, и другого варианта законодательством не предусмотрено”,— говорит министр.



При этом он считает, что создавать при власти специальный комитет по оккупированным территориям — бесполезно. “Для меня пока неясно, каким образом и что должны делать центральные органы исполнительной власти для этих территорий. Разными вопросами в этой проблеме занимаются разные структуры. А увеличивать штат чиновников и делать отдельный орган — не лучший выход из ситуации”,— уверен Розенко.

Официальный Киев, уточняет Дворецкая, ничего не делает для того, чтобы люди переезжали из Крыма в материковую Украину. А переехавшим, по ее словам, помощь практически не оказывается: не работает упрощенная схема трудоустройства и увольнения, перевести пенсии сложно, потому что от крымчан требуют дела в бумажном виде — из крымского пенсионного фонда, а получить их тяжело.

Прожив почти год в условиях оккупации, отказники, судя по всему, избавились от надежды на то, что в ближайшем будущем Крым вернется в состав Украины. В новой украинской власти они, по большому счету, тоже разочаровались. Неизменным остается то, что они считают себя украинцами и продолжают поддерживать связь с материком.

“За десять месяцев я узнал о людях много нового, избавился от иллюзий и теперь живу, не думая о завтрашнем дне со страхом, потому что завтра может случиться что угодно,— говорит Гавриченко.— Я, как и многие здесь, с окружающим абсолютным хаосом смирился, и стало немного комфортнее”.

Материал опубликован в №6 журнала Новое Время от 20 февраля 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: