7 декабря 2016, среда

Нельзя надеяться на эту страну, в ней нет ничего хорошего. Близкие подозреваемых в убийстве Бузины - о скандальном деле

На заседание Андрею Медведько родные принесли вышиванку, в которую он переоделся прямо в клетке

На заседание Андрею Медведько родные принесли вышиванку, в которую он переоделся прямо в клетке

В перерывах в судебном заседании близкие обоих подозреваемых в убийстве рассказали НВ, что они за люди. Также мы побеседовали с одним из обвиняемых, Андреем Медведько

За решеткой еще на два месяца – такое решение вчера принял Шевченковский суд Киева в отношении подозреваемого в убийстве журналиста Олеся Бузины Андрея Медведько. Он остается под арестом до 10 октября. В процессе судебного заседания, длившегося два дня, мы побывали на суде и побеседовали с родными обоих парней и с одним из двух подозреваемых в убийстве.

Маленький зал суда, рассматривающего дело по факту убийства Бузины, не вместил всех, кто пришел поддержать Медведько. Правоохранители тщетно пытаются закрыть двери в зал заседания, не придавив ими людей. Постепенно зал начинает напоминать турецкую баню. С присутствующих градом катятся капли пота. «Над нами опять издеваются. Неужели нельзя предоставить нормальный зал для такого резонансного дела?!», - возмущаются те, кому удалось просочиться в помещение. Избрание меры пресечения для другого подозреваемого Дениса Полищука суд рассматривает сегодня с 9 утра и, судя по всему, этот процесс продлится до ночи.

Крики менее везучих раздаются через открытое окно с улицы. Это друзья и знакомые задержанных. «Свободу патриотам-политзаключенным!», «Слава Украине - Героям Слава!», «Мэнсон прийдет – порядок наведет!», «Трубников – сепаратист» - летит из окна. "Сепаратист Трубников" – это ведущий дело судья, выясняю я. Мэнсон – кличка Андрея Медведько: когда-то американский рок-музыкант был его кумиром.

Конвой заводит Медведько в зал. На лице его матери появляется улыбка. Она не видела сына уже несколько месяцев, признается она НВ: свидания с подозреваемыми запрещены. Женщина целует его через решетку, передает вышиванку и быстро-быстро причесывает. «Что-то ты сильно зарос, скоро до плечей волосы будут доставать. Вас там что не стригут?», - обращается она к сыну. «Ребята как-то стригутся, но я еще не понял, как они это делают», - отвечает он. «Такой грех на душу взять, засудить невиновных ребят. Как же с этим потом жить можно?!», - сокрушается мать.

В зале возле нее сидит Настя – девушка подозреваемого. До ареста они с Андреем больше полугода жили вместе, уже строили планы сыграть свадьбу. После того, как его забрали, Настя забросила работу, не спит и живет на успокоительных. Она протягивает к нему руки за решетку и, сжимая его ладони в своих, шепчет: «Я тебе кохаю».

В перерывах между заседаниями суда я пытаюсь поговорить через решетку с Медведько и с близкими обоих подозреваемых.



Андрей Медведько, подозреваемый в убийстве Олеся Бузины

К руководителям изолятора я претензий не имею. А оперативники часто занимаются провокациями. В последний раз они принесли мне книжку Бузины и сказали, чтоб я почитал. Я, конечно, ее не взял, а они принесли ее еще раз. Это недешевые книги, с какой целью они их мне приносят? Чтоб потом можно было сказать, что я Бузину читал или там есть мои отпечатки. Часто угрожают, говорят, что скоро меня убьют, пытаются сломать и запугать, но пока у них не получается. При нынешнем режиме у меня нет никакой надежды на справедливость. Моя защита полностью разбилась обвинениями. Меня поддерживает почти вся Украина, но режиму этой внутренней оккупации все равно. Я никогда не знал, не общался и даже не видел Олеся Бузину. Меня уже трижды возили в психиатрическую больницу. Не предупреждая предварительно ни меня, ни адвокатов. Непонятно, почему трижды – обычно это пятиминутная процедура.

Настроение какое? Такое, как у заключенного по политическим делам. Меня уже давно, еще со времен Януковича… милиция и после Революции говорила, что мы вам за это все будем мстить, мы вас закроем.

Ирина Медведько, мама

Андрей очень хороший сын. Он добрый, веселый, умный, начитанный. У него всегда была активная жизненная позиция, но активистом стал уже в университете. Я переживала, говорила: ну зачем тебе это? ну куда ты? Но у него всегда было свое мнение. Когда он сказал, что идет в АТО, я много плакала, очень просила не идти, но он сказал, что не будет сидеть дома, когда в стране такое происходит.

Об этой ситуации я узнала, когда ко мне на работу пришли следователи и сказали, что дома нужно провести обыск. Только потом объяснили, какой обыск и зачем. Когда я это услышала, у меня был шок.

Я знаю, что мой сын не мог этого сделать. Он не знал Бузину, никогда не упоминал о нем в разговорах. Это просто какое-то недоразумение. Я верю, что справедливость восторжествует. Я не знаю, почему подставили этих ребят. В то время его даже не было в Киеве. Сейчас мы очень тяжело переживаем все это. Но благодаря поддержке неравнодушных людей, мы держимся.

Анастасия Яровая, девушка Андрея Медведько

В то утро я еще спала. В 10.00 прозвенел звонок в дверь. Смотрю в глазок – женщина. Говорит: "Я ваша соседка, вы меня затапливаете". Я открываю дверь, в квартиру врывается около 10 человек. Они молча начинают все перерывать. Мне дали ознакомиться с ордером на обыск. Я читаю – у меня волосы дыбом становятся, руки трясутся. Дальше мене посадили в машину. Я спросила, где Андрей, они ответили, что не знают. В машине по радио я узнаю, что задержаны убийцы Бузины: Андрей Медведько и Денис Полищук. Меня привезли в УБОП и допрашивали где-то с 11.00 до 18.00.

Андрей – мой жених, гражданский муж. Мы уже планировали создать семью. Говорили о том, как он придет с АТО, и мы распишемся. Познакомились мы года три назад на свадьбе у моей двоюродной сестры. Были в паре свидетелями. После свадьбы он нашел меня в соцсетях и мы начали общаться.

Когда я узнала, что Андрей собирается на войну, то написала ему, чтобы он берег себя, потому что таких, как он, очень мало. Тогда мы еще не были вместе, но я, узнав эту новость, сильно плакала. В итоге мы начали встречаться. Это были сказочные дни. Он водил меня по таким красивым местам Киева, о которых я даже не знала. Это было очень романтично, он пел мне песни, а я читала ему стихи. Когда меня допрашивали, мне говорили: "Он тебе, наверное, дорогие подарки дарил?" Я отвечала: "Да, дорогие, например, книгу Лины Костенко". Мы начали встречаться и поняли, что любим друг друга. Все быстро закрутилось. Он почти сразу познакомил меня со своими родителями, быстро пришел знакомиться с моими. Мы уже говорили о детях.

Я знала, что Андрей делает очень много хорошего. Он помогал детскому дому, он с ребятами отвоевывал памятки архитектуры Киева, боролся с незаконными застройками. Это чистые ребята, ими гордиться надо, поддерживать их. А из них сейчас просто делают преступников за их активную жизненную позицию. Ребята боролись с коррупционными действиями в МВС. Он как раз ехал с какими-то документами, подтверждающими эти же действия, к депутату Луценко. Андрей был с этими документами. Скорее всего, их перехватили.

За ними же давно следили, причем следили и до этих событий с Олесем Бузиной. Я это видела, хотя Андрей старался меня оберегать и мне этого не говорил. Но я замечала, что следят и за мной. А еще разбили мою машину. Это было после убийства Бузины, где-то в начале мая или в конце апреля. Я сразу заподозрила что-то неладное, потому что увидела, как вор идет с моими вещами, садится в Тойоту Rav 4 и уезжает. Личные вещи забрали – там были мои вещи, и Андрея вещи, куча всего в машине. Я точно даже не могу вспомнить, что взяли. В соседнем доме есть камера видеонаблюдения. Спустя полторы недели после того, как я попросила видео, мне его предоставили. Причем начальница ОСББ была очень агрессивной и не хотела давать. Удалось через участкового. При просмотре я заметила, что 10 минут не хватает.

Я видела, как за мной следили, ездили машины, я даже стала их фотографировать на телефон. Из машины воры взяли именно личные вещи, Там была техника, там был навигатор. Они сумку с техникой поставили на заднее сидение, то есть самое ценное осталось в машине, а тряпки взяли.

У меня даже мысли не было, что он может быть виновен. Это невозможно. Потому что, во-первых, он добрейший человек, веселый, оптимист. Он всю жизнь боролся за справедливость, он не мог такое совершить, не мог так подвести меня. У него не было мотива.

В тот день после допроса я поехала домой. С того момента я почти не сплю, пью успокоительные. На нервной почве у меня начались проблемы со здоровьем. Мама Андрея очень сильно переживает, у нее тоже начались проблемы со здоровьем. Честно говоря, они таким образом убивают нас.

Когда мы видимся на судах, Андрей говорит мне: "Я уже так устал". Особо поговорить возможности нет. Я только шепчу ему, и он повторяет: "Я тебя люблю, солнышко, мы победим".

Сейчас очень тяжело, потому что мне говорят: "Ну, как ты? Как у тебя дела?" У меня дела никак. Я не живу. Я Андрею говорю: "Ты знаешь, я засыпаю с мыслью, как бы тебя спасти. Я не сплю, ночью снятся ужасы". Ночь и утро для меня самое ужасное время суток, потому что, когда ты не контролируешь свое сознание, там ужасы. Каждый день мучения. То государство, которое должно поддерживать молодежь и все делать на благо семьи, просто рушит мечты, рушит всю жизнь. И я не знаю, как мне быть, куда стучаться, в какие ворота. Хочется просто кричать от боли, где же эта справедливость?!

Адвокаты нас успокаивают – говорят, что мы победим, потому что правда за нами. Все дело во времени – неизвестно, как нам будут палки в колеса ставить. Но я не успокоюсь, пока Андрей не будет на свободе, потому что я – не на свободе. Когда Андрей спрашивает у меня, как дела, я говорю: "Ты за решеткой, значит, и я за решеткой, потому что моя душа там, где ты".

Елена Полищук, мама Дениса Полищука

Мы вложили в сына все лучшее, что могли. Все прекрасно понимают, что это ошибка. Нет, это даже не ошибка – это была конкретная задача уничтожить ребят, чтобы закрыть им рот.

Мой Денис очень внимательный, воспитанный, хорошист. Он всегда был очень активным, принимал участие во всех мероприятиях в школе и университете: в концертах, КВНах. Когда такое произошло, под суд приходили даже его одноклассницы с цветами. Он всегда был в центре внимания. Он очень коммуникабельный, дипломат.

Эти ребята были одними из активистов, которые остались неравнодушными. Недаром же их назвали при аресте «майданутыми». Он занимал очень активную жизненную позицию. Во времена Майдана я говорила ему: «Денис, ну ты как-то уже… [осторожнее]». Он отвечал: «Мама, не волнуйся, не переживай, мама, я не там. Я волонтер". Он всячески старался оберегать меня от информации, которая могла бы меня травмировать. Хотя я прекрасно понимала, что он не просто волонтер и не просто ходит по окраинам этого всего. Когда началась война, помню это была суббота, он взял военный билет и пошел в военкомат. Никаких моих аргументов не слушал. Я думала, что страшнее ничего не будет, чем когда он был на войне. Но вот пришел – и оказалось, что еще страшнее.

Маргарита Тимошенко, девушка Дениса Полищука

Мы познакомились через нашего общего друга. Когда я узнала, что у нас дни рождения в один день с разницей в два года, я поняла, что просто так это знакомство не закончится.

Денис очень романтичный. Во время свиданий он всегда придумывал что-то интересное. В тот день я была на работе. Ничего не предвещало беды. Мне позвонила подружка и сказала, что Аваков сообщил, что нашли убийц Бузины и одним из них является Денис. Я работаю воспитателем в детском саду, и в этот момент у нас была прогулка, я начала плакать, а малыши сбежались ко мне и успокаивали. Потом мне позвонил следователь, объяснил ситуацию и сказал, что необходимо, чтоб я поехала к маме Дениса, успокоила и поддержала ее. Когда я подъехала к дому, я увидела в окне, что в квартире ходит уйма людей. Я испугалась и уехала к друзьям.

Потом я оказалась в Шевченковском суде, увидела Дениса за решеткой, и мне казалось все это страшным сном. Денис был на фронте, он боролся с нашим врагом там, у него не было мотива убивать Бузину. Мы никогда до этого не говорили об этом человеке. Я думала, что это ошибка, что разберутся и их отпустят быстро.

Раньше я думала, что в нашей стране есть капля справедливости, что можно надеяться, что нас защитят и честно рассудят. Но теперь поняла, что нельзя надеяться на эту страну, что в ней нет ничего хорошего.

У Дениса на допросе спрашивали: зачем ты поехал в АТО? Он сказал: «Себя, тебя, страну защищать», а ему вдогонку вопрос: «А что тебе родина дала?». Вы понимаете, что это за люди, которые могут так говорить?

Вместе мы живем уже два года. Когда он вернулся в июне с войны мы собирались расписываться. Денис ездил узнавал, что нужно для этого. Мы давно этого хотели, но ждали пока его демобилизуют.

Денис учился в Университете пищевой промышленности, а на третьем курсе перевелся на военную кафедру, где получил звание младшего лейтенанта. Он был разведчиком и пошел на войну командиром разведроты. Его очень уважали, доверяли ребята. Он спокойный, веселый, неконфликтный, добрый.

Когда его выпустили под залог – я не ожидала, у меня сердце выпрыгивало. Но нам практически не удавалось побыть вдвоем, потому что рядом постоянно были люди – друзья, активисты из Правого сектора, которые были с нами, чтобы не случились никакие провокации. Потому что мы видели людей, которые за нами следили. Сначала они выгружали мусор, а потом в апелляционном суде они ходили, как охрана. Только ночью мы могли побыть с Денисом вдвоем.

Один раз он передал мне письмо. Это был глоток воздуха. Писал, что ждет, когда выйдет, что их оправдают, что ждет, когда мы поженимся, что хочет детей, волнуется, чтоб на нас не давили, не обижали.

Денис рассказывал, что с ними сидят люди, которых называют «барабаны» - они морально давят, что ты, мол, не выйдешь, тебя сдали, ты будешь сидеть пожизненно.

Ребята невиновны. Я верю, что рано или поздно все это закончится в нашу пользу.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: