29 апреля 2017, суббота

Не так важен темп, как непрерывность усилий. Авторитетный экономист рассказал, как стимулировать реформы в Украине

Реформы должны быть выстроены таким образом, чтобы не вызывать протестов у населения, - Пасхавер
Фото: Александр Медведев, НВ

Реформы должны быть выстроены таким образом, чтобы не вызывать протестов у населения, - Пасхавер

Александр Пасхавер, один из наиболее авторитетных экономистов страны, выражает уверенность в успехе реформ в Украине, однако при одном условии: весь чиновничий аппарат в полном составе нужно поменять

В советах Александра Пасхавера, который уже 20 лет возглавляет экспертную организацию Центр экономического развития, нуждался не один президент. В свое время он консультировал Леонида Кучму и Виктора Ющенко, а сейчас является внештатным советником Петра Порошенко. Да что президенты: отлично разбирающийся во всех тонкостях отечественной экономики, нестандартно мыслящий и способный легко давать экспертные оценки самым сложным процессам экономист — один из самых популярных комментаторов в украинских СМИ.

С НВ Пасхавер беседует в своей квартире в самом центре Киева. Он радушно приглашает пройти на небольшую кухню, которую он в шутку называет залом заседаний. “За этим столом сидело много известных вам людей”,— говорит он. И тут же переходит к главной теме — реформам.

Пасхавер видит свою задачу в том, чтобы стимулировать проведение реформ. Причем определяющим в этом процессе он считает вовсе не скорость, а решительность и непрерывность действий власти.

В разговоре он постоянно возвращается к вопросу о роли европейских ценностей в построении государства и уверен, что без них вообще ничего не получится. Говорит: можно провести сколько угодно реформ и создать новые институции, но пока не изменятся ценности каждого из нас, все это не будет работать.

Пасхавер часто улыбается, что не мешает ему сопоставлять, сравнивать, быть аллегоричным. Он говорит не только об исторических процессах и принципах — у него есть и готовые решения. Например, он знает, как сделать болезненные реформы приемлемыми для людей.

Украина — очень неудачливая страна в плане проведения реформ. Ее нельзя сравнивать с государствами Восточной Европы или Прибалтикой, потому что все они после развала советского блока просто вернулись домой. Как бы они ни описывали героическое проведение реформ, между ними и Европой никогда не стоял ментальный барьер. И тут вопрос не в том, что поляки оказались более умными или их правительство было лучше. Просто у них не было ценностного барьера, а у нас он есть.

Украину можно сравнивать с Россией, Беларусью, Казахстаном и Азербайджаном, но и здесь мы хуже всех. В Казахстане и Азербайджане евразийская авторитарная власть, поэтому они, недолго выбирая, встали на свою историческую колею. Россия тоже очень быстро выбрала путь имперской авторитарности, Беларусь — копирование советской формы управления с некоторыми отклонениями. А Украина до сих пор так и не определилась, а неопределенность — это худшее, что может быть.

Поэтому чтобы провести реформы и создать эффективное государство, нам придется пройти более сложный путь, чем другим. Ментальность украинцев — это стратегия выживания, которая определена историей. Она проявляется, например, в нашем недоверии к государству и лояльном отношении к коррупции. Так что можно сказать, что против наших усилий создания эффективного государства работает сама история.

Дело не в ошибках 1990‑х — построить европейские институты без влиятельного слоя людей, исповедующих европейские ценности, в принципе невозможно. Кучма был довольно смелым реформатором. Например, решить уничтожить колхозы и раздать землю и жилье в частную собственность, зафиксировать налоги для малого бизнеса — вы только вообразите, насколько это фантастически смелые и даже безрассудные решения!

Почему для него все это так бесславно закончилось? Начался объективный процесс вырождения. Мы создали институты, которые были лишь внешне похожи на европейские. Со временем они деградировали, стали работать с точностью до наоборот и превратились в квазиинституты. А Украина — в квазигосударство.


Александр Пасхавер (справа) был советником почти всех украинских президентов, включая действующего / Фото: пресс-службы президента
Александр Пасхавер (справа) был советником почти всех украинских президентов, включая действующего / Фото: пресс-службы президента


Слово реформы — это эвфемизм, ведь их сущность — война с консервативным мышлением. Мы все должны сильно измениться, чтобы их провести. Нынешняя ситуация в Греции отлично демонстрирует, что происходит, когда ценности не совпадают с выстроенными институтами. Для Украины это очень хороший пример. Мы же пока ведем себя так, как будто мы — поляки или чехи, хотя мы не такие.

Не так важен темп проведения реформ, как непрерывность усилий, а ведь именно этого нам все время и не хватает. Посмотрите, как люди благожелательно относятся к новой полиции и к назначению Саакашвили. Это означает, что они ожидают позитивных результатов.

Когда к власти приходят радикалы, они совершают много ошибок. Когда к власти приходят умеренные, они все делают медленно. Именно эта смесь радикалов и умеренных и дает это странное сочетание, при котором реформы проводятся, но медленно.

Уже сейчас мы можем запустить проект по обновлению всей системы обучения, особенно самых младших, потому что ценности закладываются в возрасте от 4 до 10 лет. Да, это дорогой проект, но в революционные времена часто значительные средства тратятся именно на такого рода проекты.

Мы все должны сильно измениться, чтобы их провести

Если в стране создать атмосферу активного проповедования европейских ценностей, то это станет модой, и даже людям, которые их не исповедуют, будет неудобно против них возражать, а значит, снизится протестное отношение к реформам.

Реформы не должны быть враждебными по отношению к населению. Проводя их, мы не должны относиться к людям, как хирурги старой школы — к больным. Дескать, если я тебя оперирую, тебе должно быть больно, ты должен терпеть. Больно быть не должно — реформы могут быть выстроены таким образом, чтобы не вызывать протестов у населения. Если происходит обратное — значит, реформа плохо подготовлена.

В конструкцию каждой реформы можно ввести амортизаторы, при которых последствия не всегда будут приятными, но по крайней мере не вызовут протеста.

Например, если повышаете тарифы, не сваливайте сразу этот страшный груз на людей. Повысьте их, но скажите, что первые два года государство берет оплату разницы на себя и вернет эти деньги любому, кто напишет заявление. Я вас уверяю: по крайней мере треть населения не обратится за компенсацией. За эти два года создайте льготы для тех, кто будет утеплять стены и ставить счетчики. Таким образом вы снизите протестные настроения, повысив при этом тарифы. Люди будут понимать, что государство, предпринимая необходимые меры, заботится о них и старается максимально смягчить удар.

В Администрации президента есть структура, которая координирует реформы. Но нет структуры, которая бы занималась содержательной координацией. Мне это кажется неправильным. Должна быть группа людей, которая определяла бы общую идеологию реформ, из которой вытекала бы их последовательность, и они могли бы воздействовать друг на друга.

С моей точки зрения, не все делается правильно. Сейчас готовится около полусотни реформ, и над каждой работают команды людей из различных министерств, к которым добавляют, как острый соус, волонтеров. Я же считаю, что бюрократов нужно изгнать из таких команд и оставить их в ранге советников и экспертов, не имеющих решающего голоса.

Кроме того, нужно вообще избавиться от бюрократии — так же, как мы избавляемся от милиции. Это возможно осуществить за пару лет. Если мы поручим имплементацию реформ нынешней бюрократии, результат будет проигрышным. В истории Украины уже есть два примера, когда реформа проиграла бюрократии: это приватизация и административная реформа начала 2000‑х.

На этот раз у Украины должно получиться, потому что революция сконцентрировала усилия людей, исповедующих европейские ценности. Она создала особый уровень возбуждения этих людей, который называется пассионарностью. Вывела их на авансцену, и они получили влиятельность. И хотя они не доминируют во власти, они могут оказывать на нее влияние.

Нынешняя власть пластична, она уступает и слушает, ведь принципиально поменялся сам характер отношений гражданского общества и власти. Власть стала социально чувствительной, потому что чувствует тяжелое дыхание пассионарной части населения и находится с ней в значительно лучших отношениях, чем Виктор Янукович. Например, назначение Саакашвили губернатором Одесской области — для меня это сигнал, что власть почувствовала необходимость радикализироваться в плане реформ и кадровой политики.

.

5 вопросов Александру Пасхаверу:

— Главное событие в вашей жизни?

— В личной жизни — это женитьба и рождение детей, у меня их двое. А главное событие и потрясение, которое я испытал в социальной жизни,— это первые три-четыре месяца Майдана.

— Ваш любимый город?

— Я очень люблю Киев, ни к какому другому городу у меня нет любви. Была любовь к Москве 1960‑х годов, но сейчас я боюсь туда ездить.

— На чем вы передвигаетесь по городу?

— Начиная с 50 лет я имею возможность ездить на машине — до этого я  пользовался троллейбусом. У меня есть Chevrolet Epica, но сам я сейчас не вожу.

— Каков ваш личный месячный прожиточный минимум?

— 20–25 тыс. грн.

— Чего вы стремитесь достигнуть в жизни?

— Мне уже 70 лет, и все, чего хотел, я уже достиг. Сейчас пора подводить итоги и обдумывать не свою жизнь, а жизнь страны.

Материал опубликован в НВ №26 от 24 июля 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: