4 декабря 2016, воскресенье

Не нужно никого ломать. Как сделать Донбасс снова украинским, рассказывает глава Донецкой области

Не нужно никого ломать. Как сделать Донбасс снова украинским, рассказывает глава Донецкой области
Фото: Михаил Маркив
Павел Жебривский о том, что делать с промышленным Донбассом, а также о своих "коллегах" - Геннадии Москале и Михаиле Саакашвили

Назначенный месяц назад шеф Донецкой области встречает меня в своем кабинете в здании Донецкой военно-гражданской администрации, бывшем горсовете, и усаживает за большой овальный стол. Он только что вернулся из Киева, где встречался с президентом, из-за чего интервью неожиданно отложили на сутки. В отличие от своего предшественника генерала Алесандра Кихтенко, отдававшего предпочтение строгим костюмам, Жебривский одет в простую клетчатую рубаху и брюки. Пока мы разговариваем, он курит.

Жебривский связан с президентом давними узами – еще в 2000-х он был первым замом Порошенко, когда тот возглавлял созданную им партию Солидарность. Последние полгода перед назначением он работал шефом антикоррупционного управления ГПУ, расследующего преступления высокопоставленных чиновников. Год назад его мобилизовали в АТО. Однажды Жебривский уже возглавлял ОГА – в 2005-м руководил Житомирской областью. Помимо этого, у Жебривского хорошее бизнес-резюме: президент ЗАО Фармация, глава набсовета Бердичев-Холод и глава правления Марьяновского стеклозавода. Его старшая сестра Филя Жебровская, председатель правления компании Фармак, входит в сотню богатейших украинцев по версии Forbes. В интервью НВ он рассказал, как собирается удержать и сшить воюющую область, и объяснил свои недавние громкие призывы освободить Донецк. 

Есть модель поведения Саакашвили – он горячий грузинский парень, а я взвешенный украинец польского происхождения. Мы не можем быть одного типажа. 

- Президент ставил перед вами какие-то задачи?

- Задачи – восстанавливать. Ключевая задача, стратегическая – выход на государственные границы Украины. Обустроить жизнь дончан так, чтобы им было комфортно в Украине, чтобы они даже при страшной пропаганде не поверили шизофреникам, которые рисуют им кисельные берега и молочные реки.

Чтобы выйти на прежние границы, нам нужно выполнить ряд мероприятий. Ключевой вопрос – чтобы на самом деле жители здесь поняли, что можно жить по-другому. Что жизнь заключается не только в том, что нужно работать на каких-то предприятиях каких-то финансово-промышленных групп. А жизнь разноцветная – могут быть нормальные дороги, нормальная канализация, водопровод, может быть другая работа, кроме шахты и металлургического завода. Все жители Донецкой области должны увидеть: там, где Украина – там счастье, там белое, а где временно оккупированная территория – там то, что есть сегодня.

- То есть президент не говорил вам: "Павел Иванович, вот тебе задача такая-то"?

- Нет. Если президент будет указывать каждому главе ОГА, что делать, то зачем ему такой глава ОГА? Я должен задавать движение вперед. По любому вопросу, который мы видим тут проблематичным, мы идем в Киев с уже готовыми решениями.

Например, мы считаем, что зарплата бюджетников и госслужащих Донецкой области, на территориях которой идет война, должны быть совсем другими, нежели в остальных областях Украины. Мы предложили премьер-министру применить коэффициент 2 к первому разряду единой тарифной сетки для бюджетников. То есть должна увеличиться приблизительно в два раза зарплата бюджетников и госслужащих. Мы не просто сказали "дайте нам денег" – мы показали, где эти деньги можно взять.

- А есть бюджет на это в государстве?

- Безусловно.

- Премьер согласился?

- Решение обрабатывается.

Мы указываем источник, где можно эти деньги взять. Есть вопрос с крышеванием перемещения товаров на неконтролируемую территорию. Мы предложили формировать логистические центры между КПВВ и нулевым блокпостом для того, чтобы наши украинские граждане, которые являются заложниками рашистского режима Путина на другой территории области, имели доступ к более дешевым и качественным продуктам питания.

- То есть они будут дешевле, чем где? Чем в ДНР?

- Конечно. Там в два-три раза выше цены и качество хуже. Цены на постах должны быть не выше, чем на рынках Артемовска и Краматорска. Это ключевое задание.

- Сейчас все увлеченно наблюдают за тем, что делает Михаил Саакашвили в Одессе. Он утверждает, что полномочий у него там даже больше, чем нужно. У вас есть такие полномочия?

- Я не собираюсь ни с кем соревноваться, играть, кто громче крикнет. Цыплят по осени считают. Есть модель поведения Саакашвили – он горячий грузинский парень, а я взвешенный украинец польского происхождения. Мы не можем быть одного типажа. Есть свое видение. Как нельзя дважды войти в одну и ту же воду, также нельзя собезьянничать какое-то поведение в одной области и в другой.

Донецкая область воюет. В Одесской – разгул демократии. На территории Донецкой области никогда демократии не было. Был господствующий класс, который складывался из четырех – пяти кланов, которые задавали правила жизни. То, что можно делать там, вряд ли выйдет тут.

Мы хотим изменить устройство Донецкой области. Как бы романтично это не звучало, мы хотели бы, чтобы мелкий и средний бизнес давал валового дохода больше, чем те финансово-промышленные группы. Мы хотели бы, чтобы в Донецке было много кулаков, то есть среднего класса, собственников. Не один, и не два или пять, а очень много – сотни тысяч, а желательно, 4,5 млн.

Донецкая область воюет. В Одесской – разгул демократии. На территории Донецкой области никогда демократии не было. Был господствующий класс, который складывался из четырех – пяти кланов, которые задавали правила жизни. То, что можно делать там, вряд ли выйдет тут.

- Здесь же заводов сколько. Это вообще возможно сделать?

- Возможно. Почему сегодня все решили, что лицо Донецкой области – это только шахтер и металлург?

Мы хотели бы предложить другие варианты бизнеса для Донецкой области, где будет

Я не исключаю появления IT-кластеров, других вещей, мы над этим работаем.

- В условиях соседства с оккупированной территорией?

- Легче всего все списывать на войну, бедность, отсутствие головы на плечах и серого вещества в этой голове. Нужно просто много, но с головой работать.

Мы тут для того, чтобы сломать эту сначала коммунистическую, потом бандитскую, потом олигархическую систему жизни.

- Это сложная задача.

- Глаза боятся, а руки делают. Если что-то делать, то что-то либо выйдет, либо нет. А если не начинать что-то делать, то точно не выйдет.

- Сопротивление чувствуете?

- Ко мне присматриваются. Не могу сказать, что есть сопротивление. Ко мне как-то обратились "ура-патриоты" и говорят: "Тот регионал, тот регионал, тот регионал". Я говорю: "Друзья, так в бюджетной сфере и на госслужбе в Донецком крае все были регионалами. Давайте выведем всех их и расстреляем?".

Сегодня нужно переосмыслить роль этих людей, и эти люди сами должны переосмыслить ее. Мы должны дать им шанс измениться. Мы должны стать драйверами изменений, опираясь на местных людей.

- То есть вы не расставляете своих?

- В связи с моим назначением формально все заместители пишут заявления об отставке. Я удовлетворил одно такое заявление. Человек приходит и говорит: "Павел Иванович, но я же на самом деле и патриот, и это правда, я же выполняю все, что нужно, все документы у меня в порядке, все отчеты". И правда, он хороший человек, он все делает, что положено. Я говорю: "Друг, я тебя, правда, уважаю, но ты не драйвер. Мне на этой позиции нужен драйвер, который задаст темп и не будет работать по шаблону".

Если мы начнем работать по шаблону, нам нужно брать манатки и чухать назад в Киев, нам нечего здесь делать. Или мы другой темпоритм зададим, или, простите, будем плыть по течению. А тут по течению плыть невозможно, нужно плыть против течения. 

Вот, мы приехали, нас пока что пять человек. Мы приплетаемся домой в 9-10 вечера, ужинаем, мозговой штурм проводим, после этого падаем, и с утра снова на работу.

- Вы заявляли, что нужно освободить Донецк. перекрыть границу от наемников с помощью миротворцев и ОБСЕ. Это звучит как популизм.

- Я бы не был таким пессимистом. Сегодня ОБСЕ уже признала Россию де-факто агрессором. Я думаю, что есть возможность. Страна агрессор не имеет права вето, и в этой части надо работать.

Минские соглашения – безусловно, на них нужно реагировать, рефлексировать, но, сказать, что меня утешают – нет.

- Те, которые бывают здесь, не верят.

- Неправда. Есть достаточно большое количество людей, у которых вместо серого вещества вата в головах. Чего греха таить. Волонтеры привозят, дают гуманитарку – а те берут со словами "ух, бандеры проклятые".

Можно ли будет назвать эти выборы честными и прозрачными, даже если они пройдут под эгидой ОБСЕ? Нет. Потому что человек должен иметь доступ к разной информации, и на базе этой информации делать волеизъявление. А если больше года людям промывали мозги, если не будет другой информации, то они под действием той информации и будут принимать решение. Эти выборы не будут ни честными, ни прозрачными, даже если там не будет дул автоматов.

- Финансово-промышленные группы по-прежнему контролируют Донбасс? Как их ломать?

- Не нужно никого ломать. Ломать нужно устройство. Это не значит закрывать, не пускать. Безусловно, на сегодняшний день есть вопросы, и я уже поставил задание прокуратуре и другим структурам отработать некоторые моменты.

Я приверженец правой философии, и национализация – это последнее, что может позволить себе рыночник. Но когда мы заставим предприятия здешние жить по одним законам, это будет правильно. Параллельно мы должны создать серьезный протекционизм для создания других бизнесов, малых и средних. Вот так мы сломаем монополию.

- Какие конкретно группы вы имеете в виду?

- Я не хочу фамилии называть. От того, что я назову их, ничего не изменится.

Важно получить доверие людей, которые живут тут. Вспоминаю мой недавний разговор с президентом. Он говорит: "А как там люди?" Я говорю: "Петр Алексеевич, когда мы начнем отстраивать мосты, делать дороги, то люди точно поверят в нас". Это одна из ключевых задач.

В первые дни ко мне приходили народные депутаты, волонтеры и говорили: "Вот там надо ловить контрабас". Я говорю: "Можно, только толку не будет. Там словил, а там десять вылезло". Задержание 50 фур ничего не решает.

- То есть тактика Москаля не работает?

- Нужно устранить причину этого всего. Классно, если Жебривский выйдет с пистолетом на боку, стрельнет вверх и задержит 10 фур. Видеокамеры, картинка – ммм…!

- Матом еще надо ругаться красиво.

- Да, но толку от этого нет. 10 фур задержал – 100 прошло в другом месте. Это не решение вопроса. Нужно системное решение. Иначе это будет мыльный пузырь. Я вышел из возраста, когда мне интересно пускать мыльные пузыри.

 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: