28 июля 2017, пятница

Не измена, а всего лишь эмоции. Глава Генштаба рассказал о возмутивших общество ошибках командования

Не измена, а всего лишь эмоции. Глава Генштаба рассказал о возмутивших общество ошибках командования
Виктор Муженко рассказал НВ, зачем выложил в facebook фото спецназовцев, подвергая риску их безопасность, и объяснил, почему его обвиняют в саботаже создания Сил спецопераций

В адрес главы Генерального штаба Виктора Муженко в последнее время раздается немало вопросов и упреков. Самый громкий из последних – публичный конфликт Генштаба с руководством армейского спецназа вокруг создания Сил специальных операций (ССО) при участии НАТО. Генштаб и лично Муженко обвиняли в срыве и саботаже создания ССО. Параллельно разгорелся скандал вокруг фотографий армейских спецназовцев, которые появились на личной странице Муженко в facebook, после чего его обвинили в сознательном разоблачении украинских военных.

По информации НВ, военные НАТО, вовлеченные в обучение украинских коллег, также критически высказываются в адрес украинского военного руководства как в вопросе создания ССО и недоразумения вокруг полигона для проведения учений, так и о реформах армии в целом. Американцы жалуются на дефицит заинтересованности в реформе со стороны Украины, непонимание украинским военным руководством стандартов НАТО, и на то, что им отказывают в доступе к инфраструктуре и информации.

В ноябре недовольство американцев вызвало отношение украинских коллег к подготовке совместных учений для Сил спецопераций: после переговоров между украинской и американской стороной, которые длились год, за два дня до начала совместных учений для УСН, Генштаб решил сменить место дислокации учений. 16 ноября вместо 150 украинских военных на учения появились 63. Конвой с оборудованием, которое иностранцы привезли для тренировок, более двух недель ждал на украинско-польской границе положительного решения о пересечении границы. Даже переводчиками украинская сторона не обеспечила натовских экспертов в достаточной степени, предоставив лишь 25 из обещанных 30.

НВ встретилось с главой Генштаба и поставило ему вопросы, которые ему адресуют.

- На прошлой неделе вы выложили на личной страничке в facebook фотографии спецназовцев. Почему лица этих людей не скрыли? Многие усматривают в этом признаки предательства.

- Там имела место техническая ошибка. Но все те люди, лица которых были выложены – это не бойцы с передовой, это офицеры сил специальных операций. Это не те люди, которые непосредственно выполняют специальные задания, а те, кто находится в Киеве, в Генеральном штабе , частично с выездом, но они не выполняют задания на линии соприкосновения, тем более за линией соприкосновения. Так что никакой угрозы для жизни и здоровья этих людей нет абсолютно. Тем более не стоит вопрос измены. Измена – это уголовное преступление, и по другому оценивается. А все остальное называется – эмоции.

- Но вы все равно решили эти фотографии убрать...

- Нет, мы не убирали их. Пожалуйста, мы сейчас можем зайти на страницу и посмотреть на них.

- Почему возник конфликт вокруг Сил специальных операций?

- К сожалению, в Украине нет опыта создания ССО. Поэтому и обращались неоднократно [к иностранным партнерам], чтобы нам предоставили советников соответствующего уровня, которые могли бы создать нормативную базу УСН и оказать практическую помощь. Сейчас иностранные инструкторы обучают наших спецназовцев. Хотя, например, с той составляющей ССО, которая касается проведения информационно-психологических операций, у нас возникают определенные проблемы с эффективностью деятельности тех воинских частей, которые должны этим заниматься.

Почему вопрос вокруг ССО получил такой резонанс, получил такую огласку и вышел в публичную плоскость? Была определенная проблема, вернее недоразумения в вопросе места подготовки наших военнослужащих. Это было связано с неготовностью заявленного полигона в Хмельницком. Когда мне доложили по результатам рабочей группы, ни материальная база, ни условия питания не соответствуют требованиям, мной было принято решение предложить американской стороне [которая была одним из организаторов этих учений] перенести эту подготовку в Международный центр миротворчества и безопасности на Яворовском полигоне, который сертифицирован и отвечает всем требованиям.

Но исходя из того, что американская сторона уже спланировала свою подготовку в Хмельницком и выложила свое возражение относительно переезда, я принял решение вернуться к тому учебному варианту, который был оговорен соответствующим двусторонним соглашением.

- Но сами американцы готовили свое пребывание в Хмельницком, поэтому и считали что там все подготовлено...

- Да, они организовали свое пребывание, проживание в Хмельницком. Во время занятий питаются они с нашими военнослужащими на базе одной из частей. Кстати, военнослужащие той части должны были перейти в то место, которое не было оборудовано или намного хуже оборудовано и приспособлено для питания. Так что, дав возможность заниматься военнослужащим подразделений специального назначения, мы немного потеснили других военнослужащих. Это, видимо, тоже не совсем справедливо. Но есть как есть.

- А в чем была неподготовленность Хмельницкого полигона? Американцы же изначально делали на него ставку, потому что считали что он удобен для них и сможет в отличие от Яворивского полигона дать возможность тренироваться отдельно от других видов войск. Это были вопросы безопасности.

- У нас достаточно большой Яворивский полигон, и он обеспечивает проживание в разных местах. Там мощная учебно-материальная база, чтобы организовать обучение таким образом, чтобы не пересекались подразделения.

Действительно, иностранные инструкторы организовали свое проживание, пребывание, завезли материальные средства в Хмельницкий и здесь, возможно, уже была наша вина в том, что мы поздно им предложили сменить место подготовки. Но соответствующие должностные лица, а именно полковник Кривонос [начальник управления сил специальных операций Сергей Кривонос], не справился с задачей. Это была его персональная ответственность и уровень его организаторской работы.

- Вопрос самой концепции создания ССО. Вам не кажется, что она слишком долго разрабатывалась?

- Я уверен, что она разрабатывалась очень и очень долго. Задачи по разработке концепции были определены еще в конце прошлого года. Занималось этим управление сил спецопераций. К сожалению, на октябрь месяц такой концепции не было представлено в приемлемом для нас виде. Как по форме самого документа, так и относительно его содержания. В течение этого времени появлялись какие-то альтернативные концепции, инициативы каких-то волонтерских групп, к которым, видимо, имели отношение наши военнослужащие. Эти концепции с Генеральным штабом, Министерством обороны не согласовывались.

Я могу привести пример. Когда я находился в Брюсселе 29 октября на заседании военного комитета ЕС, у нас было общение с председателем военного комитета НАТО, и он предложил в ноябре провести комитет, где рассмотреть вопрос создания ССО в Украине. И сообщил, что у них уже есть определенная концепция. Я эту концепцию не видел и не понял, как она могла попасть в штаб-квартиру НАТО, минуя Генеральный штаб и Министерство Обороны, минуя наших представителей военных при штаб-квартире НАТО. Я возразил, сказал что разберусь, что это за концепция, и что мы представим свою концепцию позже.

Я в свое время предупреждал начальника управления сил специальных операций [полковника Кривоноса] о том, чтобы они завершили подготовку не только концепции, но и проекты соответствующих законов для того, чтобы создать законодательную базу для УСН. Но они не справились. От них были определенные наработки, но они ни по содержанию, ни по форме не соответствовали нормативным документам такого уровня.

- Этот вопрос был у вас на контроле? Вы говорите, что виноваты исполнители, но подготовка концепции была долгой. Вы могли на каждом из этапов ее ускорять, выяснять, в каком состоянии разработка.

- Мы время от времени смотрели, отправили на правовую экспертизу юристам. И они возвращали ее снова и снова.

Сегодня уже есть концепция, разработанная рабочей группой. Я думаю, на этой неделе она будет иметь завершенный вид и будет направлена в Министерство обороны на согласование. Это будет уже концептуальный документ. К этому процессу привлекаются советники из стран-партнеров.

- Вы к этой рабочей группы привлекли господина Кривоноса?

- Нет, он не вовлечен. Привлечены другие офицеры, в том числе из подразделений специального назначения. Мы сейчас расширили формат рабочей группы: привлекли командиров воинских частей спецназначения, частей, которые должны заниматься информационно-психологическими операциями.

- Почему вы не привлекли в рабочую группу Кривоноса?

- У него было задание, с которым он не справился. Я так понимаю, что он не смог подобрать тех людей, которые бы смогли наработать этот базовый документ.

У нас есть необходимость усиливать кадрами уже ту структуру, которая будет создана для командования ССО. Это должны быть офицеры с боевым опытом, которые сами знают, как организовывать эти процессы, которые знают как выполнять такие задачи, которые имеют организаторские способности и соответствующее перспективное видение.

В настоящее время в управлении ССО, к сожалению, есть только полтора десятка с большой натяжкой тех, кто имел отношение к спецназу.

Офицерам, которые не войдут в командование ССО, будут предложены должности в других подразделениях, исходя из их образования и опыта.

- Вы вообще довольны действиями армейского спецназа за эти последние два года? Вас считают лоббистом аэромобильных сил. А каково ваше отношение к спецназу?

- Я не могу быть лоббистом десантников, пехоты или танкистов, потому что все они являются составной частью вооруженных сил и все выполняют задачи согласно своим назначениям. Хотя я считаю, мы действительно создали мощные военно-мобильные десантные войска. У нас в ВДВ мощные бригады и опытное руководство.

Относительно спецназа. На встрече на той неделе мы вспомнили со спецназовцами новейшую историю спецназа, начиная с 2014 года, провели анализ всех успешных и не всегда успешных операций спецназа. Был ряд удачных операций. Это и первые бои по отражению нападения и уничтожению боевиков в Донецком аэропорту 26 мая. Также можем вести речь о успешные бои в июне 2014 года, когда мы освободили Красный Лиман, Ямполь, вышли на Николаевку и закрыли Славянск. Это и успешное удержание аэродрома в Краматорске, Артемовске.

Кроме того был проведен ряд операций при создании пограничного группировки, когда мы осуществили блокирование участков госграницы. Группы спецназа там действовали согласно своему прямому назначению. Это Дьяково, Дмитриевка, Бирюково,Червонопартизанск, Изварино. Также это и эвакуация летного состава в районе Латишево. Есть, увы, и неуспешный, провальный выход группы, повторный, в район того же Латышева, когда погибли 14 спецназовцев.

Есть успешная операция в районе Попасной, когда была уничтожена верхушка бандформирования и несколько десятков боевиков, но, к сожалению, и мы сами понесли потери.

Это и выход спецназовцев и в Славянск, который был заблокирован, а затем оставленный боевиками. Спецназовцы туда зашли первыми.

Мы можем среди примеров назвать выход одной из групп в период боев за Иловайск. Когда один из военнослужащих спецназа вышел на место базирования российской группировки, дал соответствующие координаты и туда был нанесен мощный удар. Там были уничтожены и военнослужащие российской армии и даже высший командный состав: там была оперативная группа ГРУ РФ. Без публичной огласки, но такая операция была.

Я могу много перечислять.

- Прошло больше месяца после чрезвычайной ситуации в Сватово, где были взрывы военных складов, где было уничтожено много боеприпасов украинской армии. Кто-то понес наказание? Что это было – халатность, диверсия?

- К сожалению, конкретная причина взрывов так и не названа. Были свидетельства, что там была ракета, был пожар, но причины этого пожара так никто назвать и не смог. Там имела место и халатность некоторых должностных лиц – что касается размещения, системы охраны. Расследование закончено, есть соответствующие предложения о наложении жесточайших взысканий – от увольнения до понижения в должностях и уголовной ответственности. В ближайшее время такой указ будет подписан, и тогда можно будет говорить о конкретных лицах и конкретном наказании.

- Последний вопрос. Когда комитет парламента по вопросам национальной безопасности и обороны неоднократно рассматривал вопрос как Иловайска, так и Дебальцево, вас приглашали на комитет, но вы не приходили. Почему вы не приходили по приглашению депутатов?

- Они приглашали, но исходя из имеющегося времени и повестки дня, я решаю, есть ли такая возможность, или нет. Это первое.

А второе. В минувшую среду я пригласил депутатов ВР, членов комитета по вопросам национальной безопасности и обороны, в Генеральный штаб, провел брифинг о состоянии и перспективах развития ВСУ, проблемных вопросах и путях преодоления. Ответил на все вопросы, которые они ставили. Разговор длился около трех часов. Было девять человек из комитета во главе с председателем комитета Сергеем Пашинским, а также вице-спикер Верховной Рады Оксана Сыроед.

Я, кстати, неоднократно приглашал в Генштаб депутатов, чтобы ответить на все вопросы, которые у них возникают, и объяснить ту или иную ситуацию. Даже предлагал провести выездное заседание комитета где-нибудь в зоне АТО.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: