10 декабря 2016, суббота

Не хочу подпитывать маразматическую систему своим присутствием. Реформатор из команды Абромавичуса - об отставке и саботаже реформ

Не хочу подпитывать маразматическую систему своим присутствием. Реформатор из команды Абромавичуса - об отставке и саботаже реформ
Фото: Александр Медведев
Почему уходят из Кабмина последние реформаторы, которых туда привел экс-министр Айварас Абромавичус, рассказывает Юлия Клименко, которая покинула министерство на этой неделе

Выпускница Киево-Могилянской академии Юлия Клименко, прежде чем прийти в Кабмин, работала руководителем в нескольких крупных инвестиционных и девелоперских проектах и руководила торговым отделом Фондовой биржи ПФТС.

Прийти на государственную службу Клименко уговорил Айварас Абромавичус. 8 апреля 2015 года Клименко назначили заместителем министра экономического развития и торговли. В правительстве она отвечала за дерегуляцию, кадровую политику и развитие малого и среднего бизнеса.

На прошлой неделе Клименко рассказала НВ, что уходит в отставку. После нее в министерстве останутся трое членов команды реформаторов Абромавичуса – Юлия Ковалив, Максим Нефьодов и Наталья Микольская. Впрочем, Клименко сомневается, что они будут работать в 2017-ом.

- Вы – член так называемой реформаторской команды Абромавичуса, который ушел из правительства еще в начале февраля. Тогда и вы, и все другие заместители министра заявили об отставке, но по состоянию на начало июля я общаюсь с вами в Кабмине. Почему передумали?

- Нет, не передумала. Мой последний рабочий день в министерстве уже 7 июля 2016 года.

Я пришла в правительство в апреле 2015 года из частного сектора, чтобы стать частью команды Айвараса Абромавичуса. Тогда я определила для себя госслужбу как волонтерский проект на 12 месяцев. Прошло 14, поэтому мое время здесь закончилось и нужно двигаться дальше. После назначения господина Кубива, мы договорились с ним, что я завершу кое-что лично, кое-что передам новым людям без остановки важных реформ и процессов.

- Устали волонтерить или не смогли достичь поставленных целей?

- Конечно, волонтерство тоже имеет свои границы и дело не в этом. Когда ушел Айварас, я приняла вполне взвешенное решение, о чем открыто сообщила. Остаться немного дольше меня заставило то, что парламент не сразу принял отставку Айвараса, а потом новый министр входил в курс дел и нельзя было просто бросить все это и уйти.

Теперь пришло время возвращаться к частному сектору и общественной работе в свободное время.

- Что с офисом дерегуляции, который обещал Абромавичус? Насколько успешно он работает и останется ли при новом министре?

- Он создан и работает. Сначала он работал за деньги Правительства Канады и Всемирного банка, сейчас офис перешел под опеку Евросоюза. Это независимая и неправительственная организация, поэтому им никто не мешает работать. За время существования они уже немало сделали. Они выбрали для себя 5 ключевых сфер и сосредоточились на них, анализируют регуляторные акты, пишут законопроекты помогают министерствам/депутатам в написании. Результативность была бы более заметной, если бы в Верховной Раде скорее рассматривались эти законопроекты.

На самом деле, очень трудно говорить в Украине о разумной и эффективной регуляции, когда нардепы голосуют 4-6 полных дней в месяц. Что можно успеть за это время? В стране надо пересмотреть как минимум 10 тысяч регуляторных актов. Сколько надо работать парламенту, чтобы очистить регуляторное поле?

Безусловно, есть и другие важные вопросы – оборона, образование, охрана здоровья, но необходимо принимать законы для запуска экономики. Без экономики ничего не будет.

- Насколько это удалось за тот год, что вы здесь?

- Самое важное то, что удалось стабилизировать макроэкономическую ситуацию и начало важных реформ. Во время войны и хронической нехватки денег на все – это сверхважно. Ну, не было у нас голодных бунтов, несмотря на значительное проседание экономики?  Нельзя недооценивать это достижение предыдущего правительства.

- Собственно, кроме макроэкономической стабилизации эксперты других достижений в экономике за два года после Майдана не видят. Вместо настоящего роста, нам прогнозируют 2-3% роста в ближайшие 10-15 лет. Или можно было как-то по-другому вырулить ситуацию? Остается ли еще окно возможностей дать старт для ощутимого роста экономике?

- Вырулить по-другому можно всегда. Нам довольно часто приводят пример Грузии по запуску экономики. Но Грузии удалось сделать реформы быстро, потому что небольшая президентская республика, где один человек с небольшой командой, воспользовавшись окном возможностей, перезапустил экономику и осуществил важнейшие реформы, которые успели пройти точку невозврата к старому, несмотря на смену политических сил.

У нас – парламентско-президентская форма правления. Для изменения любых процессов необходимо согласие всех ветвей власти. Да, окно возможностей для более радикальных реформ остается. Одно правительство этого не сделает. Для этого должно быть согласие Кабмина, Парламента и Администрации президента.


В оточенні нового міністра економіки залишається все менше реформаторів. Відсьогодні серед них не буде й Юлії Клименко
В окружении нового министра экономики остается все меньше реформаторов. С сегодняшнего дня среди них не будет и Юлии Клименко


Читайте также: Система живучая, это мутант. Что придумывают чиновники ради денег, рассказывает заместитель министра экономики Юлия Клименко

- Когда вы говорите о пенсионерах и расходах на войну – почему вы не вспоминаете госпредприятия, которые ежегодно забирают из госбюджета больше, чем мы тратим на войну! Что удалось сделать за год в этом направлении?

- Для той же налоговой реформы, если вы собираетесь снизить налоги в два-три раза – надо подумать, как осуществить социальные выплаты почти 12 миллионам населения, в то время как 5% бюджета страны съедает война против российского агрессора.

Мы отобрали новых руководителей для 16 крупнейших предприятий Украины, таких как Укрзализныця, Укрпочта, Электротяжмаш. Переназначены не все из них и-за различных обстоятельств, вроде блокировки в суде различными группами, которые лоббируют своих людей на предприятия. Посмотрите, сколько результатов конкурсов оспорено в судах, и мы не можем ничего сделать, пока не будет окончательного решения. А оно может быть через 12 месяцев, через 24, через 36. Все это время в компаниях остается статус-кво: или временно исполняющий обязанности, или старый директор.

Я скажу больше: многие контракты директоров меньших госкомпаний подписаны до 2017 -2020-го и единственным условием досрочного освобождения может быть, скажем, убыточность предприятия.

- Так они же все убыточные?

- Кто вам это сказал? Они могут заплатить один миллион гривен налогов с миллиарда гривен оборота и показать два миллиона прибыли.

- Можете перечислить крупные госкомпании, где удалось заменить руководство, а где процесс зашел в тупик?

- Конкурсы проводились на руководителей Укрпочты, Укрзализныци, Укрспирта, Укрэнерго, Центрэнерго, Укргазбанка, Укрнафты, Укргаздобычи и других. В общем, выбрано 16 новых директоров, 9 из которых уже назначены, остальные либо ожидают назначения, либо заблокированы. Это если речь о директорах крупных ГП, есть большое количество маленьких предприятий, где нам удалось сменить руководителей.

Кстати, вам известно, что для назначения нового директора госпредприятия требуется согласие губернатора области, где расположено предприятие? Если Электротяжмаш расположен в Харькове, без согласия губернатора вы не можете вынести постановление о назначении нового директора на Кабмин.

Сейчас, например, продолжается процедура подготовки конкурса на должность руководителя предприятия Укрхимтрансаммиак. Три недели назад нам удалось уволить одиозного руководителя Виктора Бондика. Это была очень длинная история, надеюсь, что у нее будет happy end.

- Можете конкретизировать свои главные достижения за год работы в министерстве?

- Первое – это реформа самого министерства экономики. Мы сделали функциональный анализ министерства, изменили структуру таким образом, что департаменты друг друга не дублируют, а люди не бегают, чтобы получить 20 согласований только в середине министерства. Теперь – это действенная структура, которая способна делать политику в своих сферах и выполнять текущие задачи. Не знаю, насколько хватит этого запаса прочности, поскольку люди работают на очень низкие зарплаты, в долгой перспективе это работать не будет.

Второе – это заделка институциональных основ для реформ в экономике, таких, как реформа государственных закупок, корпоративного управления в ГП, дерегуляции и тому подобное.

Третье – это запуск в Украине ряда европейских программ по развитию малого и среднего бизнеса. При существующих условиях кредитования и доступа к финансовым ресурсам – МСБ особенно трудно получить деньги на развитие. Мы присоединились к программе Европейского Союза COSME, которая имеет 2,3 млрд евро бюджета до 2020 года. В общем, в ней очень много компонентов, Украина имеет доступ к 25 подпрограммам, которые классифицированы по трем направлениям: облегчение выхода на внешние рынки, улучшение условий для конкурентоспособности, формирование культуры ведения бизнеса. Один из важнейших инструментов COSME – это огромная европейская сеть предприятий EEN [Enterprise Europe Network]. Украина уже имела к ней доступ и сейчас присоединилась в полном объеме. Здесь уже есть конкретные истории успеха: украинские бизнесмены находили партнеров или инвестиции, выходили на новые рынки.

Украинцы должны быть конкурентными в этих программах. За средства европейцев надо бороться. Никто вам 2,3 млрд евро просто так не даст. Для этого надо как минимум знать английский язык, отслеживать все возможности, которые появляются, подаваться на программы и гранты.

Еще один важный результат – это запуск проекта по открытию 15 региональных центров развития малого и среднего бизнеса. Этот проект создан при поддержке ЕС и ЕБРР, которые 5 лет будут финансировать эти центры. Вот туда бизнесмены смогут прийти и узнать о программах, получить консультации о возможностях кредитования, грантах, различных государственных и негосударственных программ. Такие центры уже работают в Киеве и во Львове, вскоре откроются в Харькове и Одессе.


17 березня 2016 року Клименко була серед молодих політиків, з яких тепер формується оновлений Демальянс. Проте, сама екс-замміністра тепер туди не збирається
17 марта 2016 года Клименко была среди молодых политиков, из которых теперь формируется обновленный Демальянс. Однако сама экс-замминистра в новую партию пока не собирается


Читайте по теме: «Меня уже просили о налоговых льготах, я всем отказал». Экс-министр финансов Словакии прописывает украинской экономике жесткий массаж

- Чтобы вы назвали главными провалами в своей работе?

- Дерегуляция могла бы идти более быстрыми темпами, если бы это зависело только от нас. За время проведения дерегуляции нам удалось отменить более 100 регуляторных барьеров, однако эта цифра могла бы быть в несколько раз больше, если бы мы не были заложниками длинного круга согласований и популизма.

Если честно, то я не могла себе представить, что в Кабмине столь долгие процедуры согласований. Мне приходилось согласовывать проекты документов по 5-7 месяцев! И это при том, что я приходила в Минэкономики при наличии политического консенсуса относительно проведения реформ.

- Изменилась ли атмосфера в Кабмине, когда его возглавил Владимир Гройсман?

- Премьер-министр не может единолично изменить работу Кабмина. Это комплексная реформа, которая требует и принятия изменений в законы. Единственное, что может быстро изменить Кабмин – это изменение регламента работы правительства, чтобы ускорить прохождение согласований решений. Сейчас этим занимается министр Кабмина Александр Саенко.

Как царила в этом доме атмосфера Советского союза, так она господствует и до сих пор. Средний возраст работников Минэкономики – 55 лет, 70% из них - женщины. К сожалению, в правительство не влилось много свежей крови, которая нужна для активных реформ. Привлекательность госслужбы для молодежи совершенно отсутствует, более того – она вызывает негатив и отвращение. Вот это и должно быть главной задачей для предыдущих и текущего правительства, потому что иначе мы попадаем в заколдованный круг.

Когда Айварас приглашал меня на госслужбу, то говорил: «Мы уже договорились с европейцами, они готовы платить приличные зарплаты реформаторам, будет реформа государственного управления, реформа Кабмина, упрощение процедуры принятия решений». Так вот, мы только пару недель назад утвердили стратегию этой реформы, а её еще надо выполнить для того, чтобы получить европейские средства.

Европейцы не дадут нам никаких денег, пока мы не сделаем запланированные в стратегии реформы. Да и вообще, кто нам даст средства под старый аппарат? Я шла сюда делать эти изменения, но пока темпы этих изменений настолько медленные, что я не готова ждать десять лет, чтобы достичь ощутимых результатов.

Не хочу подпитывать маразматическую систему своим присутствием и сомневаюсь, что большинство молодых людей, которых сюда завел Абромавичус, будут работать в 2017 году.

Нельзя держать качественного специалиста с опытом на зарплате в 8-9 тысяч гривен/месяц, не может у Замминистра зарплата быть ниже 50-70 тыс грн, такого априори не может быть. Когда человек работает по14 часов в день и имеет огромную ответственность, то он должен точно знать, чем завтра будет кормить детей. В противном случае, система заставляет вас или воровать, или уйти.

Если мы не изменим систему управления – у нас останутся старые кадры. В этом доме остаются люди, которые работали на Януковича, и на Ющенко, и даже на Кучму! Да, мы тотально обновили кадры нашего министерства, но это не устойчивый процесс при наличии устаревшей системы.

- Логика ответов говорит, что ваша работа все время была ограничена политическими факторами. Не хотите после отставки из правительства попробовать зайти с политической стороны?

- Пока я не уверена, что наши граждане готовы отдавать свои голоса за что-то новое. Это может стать напрасной тратой усилий. Возможно, через 5-10 лет, когда поколение украинцев вновь обновится – общество созреет до настоящих глубоких изменений.

Я была наблюдателем на одном избирательном участке в Киевской области и наглядно видела, как люди голосовали за гречку и 200 гривен. У меня нет иллюзий относительно того, что теперь они все пойдут и проголосуют за новые партии или молодых людей. Хотелось бы, но, по моему мнению, таких людей наберется максимум 5-10%. Единственная надежда на существенное обновление парламента – это принятие нового избирательного законодательства, но я не думаю, что в этом созыве будет воля для его принятия.

Читайте также: Требуем перемен. Украинские реформаторы распространили открытое заявление в адрес президента и премьера

- Готовы присоединиться к партии, куда вошел ваш коллега по министерству Максим Нефьодов?

- Я смотрю на абсолютно все политические силы. Время от времени я получаю от них предложения. Все, кто пришел на госслужбу из бизнеса, за эти год-полтора получили достаточный опыт в том, как функционирует система и как ее можно изменить.

Я не готова приобщаться к политической силе, действия которой ограничатся съездом, несколькими слоганами и 1% на выборах. Проблема всех новых партий заключается в том, что они топчутся на одном избирательном поле и не готовы консолидироваться. Поэтому, вполне вероятно, что они будут бороться за одних и тех же избирателей и растащат их по одному проценту, а в Раду пройдут старые политические силы, как это уже было 10 лет назад.

На данный момент у меня нет политических амбиций, и я не хочу быть госслужащим в ближайшие 5-7 лет. Считаю, что работа в частном секторе параллельно с каким-то общественными организациями – наиболее оптимальный вариант.

- Ваша логика все более цинична. Вы вообще верите в успешное будущее Украины?

- Я работаю в министерстве экономики, поэтому, реалистично илив определенной степени цинично верю в цифры. Абсолютно уверена в успешном будущем Украины, поскольку сама страна имеет огромные природные ресурсы, фантастический человеческий капитал, геополитические преимущества и прочее. Мы обречены быть успешными, если будем менять политическую элиту и избавимся от советского синдрома неполноценности и рабства. Украина никогда не была и не будет failed state, как некоторые хотят это представить, в Украине failed political elite, которая должна измениться и дать дорогу молодым и независимым.

Для такой большой страны как наша – это невозможно за год или за три. Это тяжелый труд, который займет минимум 5-7 лет.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: