10 декабря 2016, суббота

На востоке и на западе люди жили в разных странах, это две Украины – книгоиздатель Красовицкий

В Небесной сотне собраны истории о людях, которые были расстреляны революционной зимой 2013 - 2014 годов, в самые горячие моменты противостояния – на Грушевского, Институтской и Майдане Незалежности 
Фото: Александров Красовицкий / facebook

В Небесной сотне собраны истории о людях, которые были расстреляны революционной зимой 2013 - 2014 годов, в самые горячие моменты противостояния – на Грушевского, Институтской и Майдане Незалежности 

В 90-е самой популярной книгой в Донбассе был Собор без крестов о жизни на зоне, а сегодня там читают российские детективы, криминальные и женские романы – владелец издательства Фолио

1 августа на прилавках книжных магазинов появилась еще одна книга о Майдане. Точнее о героях Майдана – Небесная сотня, написанная группой журналистов по рассказам близких погибших. 



НВ расспросило книгоиздателя Александра Красовицкого, владельца опубликовавшего ее харьковского издательства Фолио, – о ней, а также о том, на каких книгах вырос Донбасс, что делать с засильем низкопробной русской литературы в Украине и что, собственно, читать.    

- Сейчас многие рассуждают о том, что одна из причин того, что зимой Майдан расколол Украину, и того, что произошло с Донбассом после, – невысокий уровень образованности населения на востоке. Мол, чего ожидать от людей, которые мало что в жизни видели, не выезжали за пределы родного поселка, не смотрят ничего, кроме российских бандитских сериалов, и не читают – вообще ничего. Разделяете ли вы это мнение? Что читают в Донбассе? Отличаются ли литературные вкусы в Донецке от книг, которые покупают в столице или во Львове?

- Люди, общение которых с миром ограничено границей своего населенного пункта, есть и на западе, и на востоке страны. Разница лишь в том, что социально и информационно эти люди жили в совершенно разных временных и культурных странах, это две Украины. Это же можно проиллюстрировать и спросом на книги.

Провинциальный восток читает не меньше, чем запад. Суть в том, что наиболее продаваемые там книги, – это женские романы, иронические детективы российских писателей, боевики и криминальные романы

Провинциальный восток (я не говорю о самом Донецке), читает не меньше, чем запад. Даже сейчас в городах Донбасса работают книжные магазины. Суть в том, что наиболее продаваемые там книги, – это или добрые сказки для взрослых (женские романы и иронические детективы российских писателей), или страшные сказки для взрослых (боевики или криминальные романы).

В 90-е годы самым тиражным писателем в России был Владимир Шитов с его романом Собор без крестов, изданным суммарным тиражом более 3 миллионов экземпляров. Его роман о жизни на зоне, после зоны и между зонами был исключительно популярен в Донбассе и на Кубани, на Урале и в Западной Сибири, но этого автора не знали жители мегаполисов того же востока Украины – Днепра и Харькова, не знали жители сельских областей.

- Как в целом вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию в Украине? Каков ваш прогноз – надолго ли затянется конфликт на востоке страны и каким может быть выход? 

- Говорить о выходе из конфликта в Донбассе, думаю, дело политических и военных аналитиков. Но, думаю, тем, кто связан с культурой, и общественным активистам уже сейчас стоит думать о том, что будет потом, когда огромное количество людей, привыкших держать оружие, будет возвращаться к мирной жизни. Когда разрушенная инфраструктура не только городов, но и общества потребует бережного восстановления.

Освобождение Донбасса ни в коем случае не должно сопровождаться его колонизацией. Людям, которые там живут, надо дать возможность самим отстроить свое будущее у себя дома, защитить их от тех коррупционных и бандитских действий, которые сопровождали жизнь Донбасса последние 25 лет, а тем военным, кто будет возвращаться к мирной жизни, – найти применение, в том числе и в обновленных правоохранительных органах, не дать агрессии с двух сторон выплеснуться в отношения Восток-Запад на будущее.


Александр Красовицкий: Освобождение Донбасса ни в коем случае не должно сопровождаться его колонизацией. Людям, которые там живут, надо дать возможность самим отстроить свое будущее у себя дома Фото: Александр Красовицкий / Facebook
Александр Красовицкий: Освобождение Донбасса ни в коем случае не должно сопровождаться его колонизацией. Людям, которые там живут, надо дать возможность самим отстроить свое будущее у себя дома Фото: Александр Красовицкий / Facebook


- Почему вы решили издать книгу о Небесной сотне?

- Книга о Небесной сотне для меня, - безусловно, как бы это громко не звучало, - моральный долг издателя перед обществом.

Я не хотел делать проходное издание, каких уже много на рынке, чтобы отметиться участием в теме. Мы готовили книгу долго, вокруг нее были и отказы авторов, и конфликты с заинтересованными сторонами, но в результате получилась книга, за которую издательству не стыдно перед памятью погибших.

Каждый из тех, кто погиб за будущее Украины, заслуживает достойной памяти. То, что происходит сейчас на востоке, нивелировало цену человеческой жизни, но, думаю, после завершения этих ужасных событий должны появиться разные книги – и холодные хроники, и книги судеб, и биографии героев, и, конечно, художественная литература.

Это хотят читать. В первый же день, когда Небесная сотня попала на прилавки, за первые три часа на наших точках на Петровке в Киеве купили 11 книг. За три часа.

- Сколько стоит книга?

- В рознице будет стоить, в зависимости от наценок книжных сетей, от 75 до 170 грн. 

- Чем был Майдан для вас лично? Были ли вы его сторонником? Противником?

- Майдан 2013-2014 для меня поначалу был продолжением Майдана-2004. Я был пассивным сторонником. Еженедельно бывая в Киеве по работе, имея офис в 100 метрах от Майдана, я там бывал регулярно, но совсем не отношу себя к героям Майдана. Особенно часто был в Парламентской библиотеке на Грушевского, в которой был расположен госпиталь Красного Креста.

- Что вы думаете о новых планах правительства ввести ограничения на ввоз книг из России ? Представляют ли русские книги какую-то угрозу для общества? Можно ли решить проблему лицензиями или квотами? И нужна ли поддержка украиноязычной книге?

- Ситуация с возможным лицензированием ввоза книг из-за рубежа двоякая. С одной стороны, ограничение ввоза культурного продукта – это крайне вредная ситуация в условиях, когда такого продукта крайне мало производится в самой стране. С другой стороны, похвально желание правительства простимулировать таким образом отечественное книгоиздание.

Однако одной только ограничительной мерой добиться ничего не получится. Книжные полки опустеют, итак малое количество книжных может катастрофически упасть, ибо до 70% книжной розницы в стране находится в руках российских хозяев, и их желание наполнить собственные полки собственной продукцией – естественно.

Сейчас проблема в том, что основной качественный книжный продукт – он и в России малотиражный. Научная литература, деловая, вузовская учебная, литература по искусству, энциклопедии – все это чаще всего издается при прямой или косвенной поддержке российского государства, небольшими тиражами. Значительная часть этих книг издается малыми издательствами, оседает на полках российских библиотек, которые, как и в европейских странах, финансируют принципиально лучше, чем в Украине, и, конечно, не ввозится и сейчас в Украину.

Создание корпуса такой литературы – медленный кропотливый процесс. С этим могут справиться наши издательства. Но без принципиально другой системы закупок для библиотек, за совершенно другие, чем сейчас, деньги, эта система не заработает.

Поэтому решение о лицензировании ввоза должно быть принято только в комплексе с системной поддержкой и планом развития отрасли. Иначе рискуем потерять инфраструктуру книжной торговли. А ввоз книг массового сегмента, в том числе и идеологически недопустимого содержания, уйдет в серую зону, и эти книги просто перейдут из магазинов на лотки и рынки, а уровень ассортимента деградирует.

Читайте также: Каким должен быть новый Майдан

Как один из крупнейших игроков рынка, Фолио, конечно, заинтересовано в повышении своей доли в продажах, в первую очередь, классики, которая может быстро исчезнуть с полок. Поэтому, когда говорят о поддержке украинской книги, я стараюсь предостеречь от резких шагов и прошу законодателей вкладывать деньги не столько в издателя, сколько в читателя. В развитие библиотек, в издание художественной литературы по школьной программе вместе с учебниками, в создание новых учебных программ, стимулирующих любовь к чтению, в поездки писателей по регионам страны для живых встреч с читателями, в цивилизованный электронный книжный рынок, борьбу с пиратством.

- Последний вопрос: что бы вы порекомендовали читать из нового – у Фолио и у конкурентов?

- Сначала из книг Фолио. Сейчас к Львовскому Форуму выходят самые долгожданные, лучшие книги. У нас это – Маятник Фуко Умберто Эко в новом переводе Марьяны Прокопович, Голуби исчезли финской эстонки Софи Оксанен о трагических событиях 1940-1945 в Эстонии, Рута Танненбаум хорвата Миленко Ерговича, Скромный герой нобелевского лауреата Варгаса Льосы в прекрасном переводе Сергея Борщевского, переиздание Мальвы Ланды Юрия Винничука, сборник Украина и Европа (35 лучших украинских авторов, к каждому Форуму я сам составляю тематическую антологию). Тут и Андрей Курков с отрывком из нового романа, и Мария Матиос, и Оксана Забужко, и несколько рассказов на темы Евромайдана, и даже рассказ Андрея Цаплиенко о сбитом Боинге. Органист Эрленда Лу (если бы автор позволил, я бы его назвал Код Шекспира).

Из чужих – две книги американца Дэнниса Лихэйна об Америке 20-30-х годов и два романа о средневековой Англии Хиллари Мантелл – Вулфхолл и Внесите тела. Беспрецедентный случай – за оба она получила Букеровскую премию, с разницей всего лишь в три года.

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: