3 декабря 2016, суббота

События последнего года принесли украинцам стресс с глубокими последствиями. Инфографика НВ

Борьба с собой: Анна Тылко (справа) хоть и устала от переживаний за своего ушедшего воевать добровольцем мужа (слева), пытается сохранять оптимизм
Фото: Евгений Завгородний

Борьба с собой: Анна Тылко (справа) хоть и устала от переживаний за своего ушедшего воевать добровольцем мужа (слева), пытается сохранять оптимизм

Год, ознаменовавшийся Майданом, аннексией Крыма и войной на востоке, украинцы живут в состоянии психологического стресса. Для некоторых это уже проблема, для многих - еще станет

В одной из кофеен в центре украинской столицы рассказывает о своих неожиданных проблемах молодая киевлянка, работающая менеджером в частной компании.

Со 2 декабря прошлого года у нее появилось еще одно занятие — волонтерство.



Она помогала Майдану: искала жилье для приезжих, закупала медикаменты, собирала продукты. После опекала переселенцев из Крыма, затем — переселенцев с востока.

В последние месяцы стала решать проблемы украинской армии. И никогда не стеснялась своей волонтерской работы, не скрывала своего имени и фамилии, однако теперь не хочет называть их в прессе. Потому что в начале осени она сама стала нуждаться в помощи.

Вначале у киевлянки случился сердечный приступ, когда она ехала в машине. Перехватило дыхание, возникли проблемы с речью. Спустя некоторое время ее настиг еще и нервный срыв.

Теперь девушку одолевают приступы паники, мучает бессонница и тахикардия. “Я спасла многих, а теперь надо спасать меня”,— признает очевидную проблему она.

Психологи констатируют, что скоро придется спасать чуть ли не всю страну. Майдан, Крым, ситуация на востоке, президентские и парламентские выборы — все эти события жители Украины пропускают через себя и уже изрядно устали от них. Эта усталость быстро превращается в психологические проблемы, а затем и в проблемы со здоровьем.

В состоянии постоянного стресса живут участники АТО, которые своими глазами видели смерть товарищей, ранения и все ужасы войны. Под сильным психологическим грузом находятся и члены их семей. А также волонтеры, оказывающие им помощь.

Этот клубок раскручивается и дальше — проблемы есть и у переселенцев, лишившихся привычного уклада жизни.

И даже тех, кто далек от войны, не обошла стороной беда — в стране все больше и больше обычных граждан, которые регулярно и напряженно следят за событиями по телевизору или с помощью интернета, пропуская через себя весь негатив.

Жертвами серьезных психологических проблем могут стать тысячи украинцев. А вообще, влияние нынешнего стресса распространится на миллионы жителей страны.

“Такого серьезного кризиса и сильного стресса, переходящего в психологическую травму, у нас еще не было”,— констатирует Ирина Никитина, волонтер, а в обычной жизни юрист.

Нервы на пределе

Эмоциональное напряжение и стресс сильно ощущаются во всем украинском обществе, делится своими наблюдениями киевлянка Лидия Суярко. “Лично я перечитываю новости два-три раза в день как минимум. Как отвлечься [от них], не знаю”,— рассказывает она.

Перечитываю новости два-три раза в день как минимум - Лидия Суярко, киевлянка и мать

Ее, например, беспокоит вопрос безопасности, ведь у нее маленькие дети. Семья и близкие Суярко стараются не устраивать больших праздников, отмечают только дни рождения детей, финансово поддерживают армию, принимают участие в разных благотворительных проектах, направленных на помощь армии и переселенцам.

При этом киевлянка отмечает, что если часть окружающих ведет себя так же, как она, то другие, наоборот, полностью дистанцируются от нынешних проблем. “Их спокойствие кажется каким‑то неестественным”,— говорит Суярко.



По сравнению с прошлым годом шкала страхов украинцев существенно изменилась. По данным исследования Института социологии Национальной академии наук, проведенного в июле-августе 2014 года, больше всего граждане Украины боятся внешнего вторжения — 62 %.


Нормальная атмосфера: Юрист Ирина Никитина предлагает офисным работникам не отгораживаться от сослуживцев, воюющих в АТО, или их родственников, а поддерживать с ними нормальные рабочие отношения / Александр Медведев
Нормальная атмосфера: Юрист Ирина Никитина предлагает офисным работникам не отгораживаться от сослуживцев, воюющих в АТО, или их родственников, а поддерживать с ними нормальные рабочие отношения / Александр Медведев


Еще год назад о нападении внешних врагов думали только 10 % опрошенных. Сильно людей нынче стал беспокоить распад Украины как государства (48 %).

Экономические страхи, такие как рост цен, невыплата зарплат и безработица, прежде чрезвычайно занимавшие умы украинцев, все еще очень волнуют их, но в меньшей степени, чем это было годом ранее.

Волонтеры — одна из групп риска. Психотерапевт Светлана Шапошникова раз в неделю встречается с такими людьми.

По ее словам, многие из них до сих пор держатся на каком‑то энтузиазме, но их физические и эмоциональные силы уже на исходе.

Они не следят за состоянием своего здоровья и мысленно прикованы к войне. Некоторые много едят и поправляются, другие, наоборот, забывают о еде, и у них наступает истощение.

Волонтеры даже в выходные дни всегда на связи, не расстаются с телефоном и интернетом. Им кажется, что если они вдруг не ответят на звонок, то будут виноваты чуть ли не в смерти человека на войне, рассказывает психотерапевт. О себе же думают в последнюю очередь.

Приходится, говорит Шапошникова, объяснять элементарные вещи: что нужно следить за своим питанием, спать и иметь хоть немного личного времени.

Еще одна сложная группа — это родственники участников АТО. Часто они также работают волонтерами, пытаясь обеспечить всем необходимым своих близких и их товарищей.

Родители, жены, невесты скучают, переживают, много разговаривают по телефону и не находят себе места, когда их родные не выходят на связь.

Под угрозой стресса находятся и переселенцы. Многие из них страдают из‑за потери дома, а часть семей оказываются по разные стороны конфликта. Все это сильно выматывает психологически, резюмируют эксперты.

Бойцам на фронте или в военных госпиталях не легче. К горечи и грусти от потери друзей, чувству вины добавляется ощущение несправедливости и обиды, а также предательства со стороны командиров, высшего руководства и правительства, рассказывает Владимир Погорелый, глава Украинской ассоциации специалистов по преодолению последствий психотравмирующих событий.

На фронте бойцы испытывают постоянный стресс - Владимир Погорелый, глава профильной ассоциации

“На фронте есть проблемы неконтролируемой агрессии, бойцы испытывают постоянный стресс, это очень тяжело”,— говорит он.

Другие реалии

Даже если представить, что завтра Россия отведет войска от границы, Украина установит контроль в Донбассе и вернет Крым, пережитый стресс в украинском обществе будет сказываться еще очень долго, говорят психологи.

И у каждого он может проявиться по‑своему — от обострения болезней до депрессии, внутреннего опустошения или алкоголизма.

На фоне событий последнего года, жители Украины совсем иначе стали воспринимать личные проблемы.

По словам психологов, пациенты обращаются к ним вроде бы с теми же вопросами, что и раньше,— конфликты в семьях, любовницы, разводы, воспитание детей, сложности на работе. Но с одним отличием — теперь все это люди переживают острее.

Украинцы почувствовали, что рушится их привычный мир, и осознают, что проблемы в стране надолго. По данным исследования, проведенного в октябре компанией Kwendi Impact Studies, респонденты ожидают, что их жизнь вернется в привычное русло не ранее чем через два-пять лет.

Психологический кризис, охвативший население, отразился даже на потребительских настроениях.

Люди, как показывает исследование Kwendi, стали даже запасаться продуктами базовой необходимости — крупами и консервацией.

Изменилась атмосфера и во многих офисах. “Сидит у вас человек в офисе, чей родственник в АТО, а остальные не знают, как с ним общаться”,— приводит пример юрист Никитина.

После того как ее знакомый, партнер в юридической фирме, ушел на фронт, она с друзьями-юристами создала благотворительный фонд, направленный на оказание психологической помощи семьям бойцов, волонтерам и работу с кадровиками компаний, в которых работают участники АТО или их родственники.

Никитина опасается, что, когда защитники вернутся на свои рабочие места, их начнут жалеть вместо того, чтобы показать, что их новый опыт — например, умение принимать мгновенные решения — может пригодиться в работе.

Жалость способна привести к тому, что бывшие участники боевых действий замкнутся в себе.

(для увеличения инфографики - кликните на изображение)


© Инфографика НВ
© Инфографика НВ



Хорошие новости

Многое сегодня зависит от самих украинцев. Ведь впадать в депрессию и доводить себя до нервного истощения — не лучший способ преодолеть нынешний кризис.

Анна Тылко, жена добровольца и мать четверых детей, признает, что устала от ожидания мира и от разлуки с любимым человеком. Муж ушел на фронт еще в апреле.

Каждое утро, не вылезая с постели, она первым делом читает новости. Отключиться от этого удалось только пару раз, когда муж приезжал в отпуск. “Конечно, я переживаю, но я оптимист и верю в самое лучшее”,— говорит Тылко.

Когда с мужем нет связи, она пытается мыслить адекватно и не надумывать лишнего. Ее поддерживают дети, родители и друзья. А она, в свою очередь, поддерживает мужа.

Если становится совсем тяжело, Тылко едет к супругу на фронт — была там уже несколько раз, заодно везет все необходимое.

И Тылко, и получившая сердечный приступ киевлянка-волонтер говорят, что за последний год поняли, кто на самом деле является их настоящими друзьями. И это тоже неплохо.

Многие украинцы по примеру этих двоих пытаются уменьшить воздействие стресса. Например, стали отказываться от ежедневного просмотра информационных телепрограмм.

Как отмечает Kwendi Impact Studies, рейтинги подобного рода передач в последнее время в среднем упали на 20 % — до уровня 2011 года.

Психологи замечают, что из‑за войны и страха смерти люди стали больше ценить обычные вещи — прогулки и время, проведенное с семьей и близкими.

Социальный психолог Олег Покальчук одобряет подобную ценностную переориентацию. Он и сам советует всем больше внимания уделять простым бытовым радостям — кино, музыке, сексу, вкусной еде.

И не стоит отказываться от маленьких праздников. “Не нужно лишь делать это демонстративно”,— говорит он.

Порой поднять настроение может обычная человеческая поддержка и общение, говорят эксперты.

Например, некоторые компании начали устраивать совместные обеды сотрудников, во время которых они обмениваются хорошими новостями, рассказывает Никитина.

Если не переключаться от плохих новостей, призрак надвигающейся катастрофы будет преследовать постоянно, предупреждает Покальчук. А это не способствует ли личным, ни общественным благам. Ведь даже на фронте есть место юмору.

Впрочем, психологическим самолечением успешно смогут заняться далеко не все. Особенно если речь идет о фронтовиках. Когда война закончится, ее участники еще очень долго будут отходить, напоминает Погорелый.

И государство должно задуматься о создании специализированных реабилитационных центров для бойцов АТО.

Например, в США есть целая сеть подобных учреждений, в которых участникам боевых действий помогают бывшие военные. Как показала практика, ветераны становятся хорошими психологами и соцработниками для таких же, как они сами, людей войны.

В Америке, граждане которой регулярно участвуют в различных военных конфликтах, это уже поняли. К Украине, до недавнего времени не знавшей войн, это знание лишь приходит.

Материал опубликован в №27 журнала Новое Время от 14 ноября 2014 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: