2 декабря 2016, пятница

Мы идем ко дну, и чтобы изменить вектор, нужны кардинальные вещи. Украинский идеолог криптовалют и блокчейна - о том, как компьютеры победят бюрократов

Мы идем ко дну, и чтобы изменить вектор, нужны кардинальные вещи. Украинский идеолог криптовалют и блокчейна - о том, как компьютеры победят бюрократов
Украинец Михаил Чобанян основал первое биткоин-агентство в СНГ и продвигает первую в мире блокчейн-биржу по продаже земли и недвижимости. Он рассказал НВ, как технологии убивают коррупцию

Михаил Чобанян – главный сторонник идеи криптовалют в Украине. Два года назад он открыл первое в стране агентство, через которое можно купить и продать биткоины. А в прошлом году стал одним из основателей центра изучения технологии Blockchain, которая лежит в основе платежной системы Bitcoin и которую он хочет использовать для борьбы с коррупцией в Украине. 

Чобанян считает, что государство нужно децентрализовать, а все функции мелких и средних чиновников отдать математике. Тогда сам собой решится вопрос коррупции и эффективности экономики.

– Так совпали события, что в Украине одновременно все плохо в плане коррупции, экономического роста, политического кризиса… И очень хорошо, потому что есть много светлых голов, айтишников и людей, которые хотят изменить страну к лучшему, но пока еще не знают, как. Этих два фактора нужно объединить с технологией блокчейн и стать державой №1 в мире, которая будет двигателем мирового прогресса, – начинает беседу Чобанян.

– Давайте по порядку. Как-то вы сказали, что даже если на место начальника районной милиции поставить святого, в стране ничего не поменяется, потому что нужно менять не людей, а систему. На днях у нас снова поменяли людей – министров. Если абстрагироваться от личностей, объясните, почему это бесполезно?

– Давайте сначала определимся с терминами. Я объясню, что понимаю, когда говорю «система». Это свод писаных и неписаных правил, по которым действует индивидуум в определенном сообществе, по сути, корпоративная культура. Вспомните, как вы меняетесь, когда прилетаете в другую страну: вы наблюдаете, как люди ведут себя в этом обществе, и адаптируетесь. Это работает везде. Если ты попадаешь в систему и не следуешь ее правилам, она идентифицирует тебя как чужого, а потом либо поглощает, либо выплевывает.

У государства тоже есть корпоративная культура. У нас 25 лет (если не считать советское прошлое) строилась система, в которой государство – это пылесос, который высасывает деньги из частного сектора в карман чиновника. То есть чиновники шли во власть с единственной целью – сесть на потоки бюджетных и небюджетных денег. На примере чиновника корпоративная культура работает точно также, как с туристом: как только человек меняет домашние тапочки на костюм чиновника и садится в служебную машину, он оказывается в системе и начинает вести себя соответствующе.

И несмотря на то, что система – это и есть люди, чтобы ее изменить, недостаточно вбросить тысячу и даже десять тысяч новых чиновников. Что произойдет, если свежий огурец закинуть в бочку с солеными огурцами? То же самое случается и с чиновниками. Поэтому менять нужно систему, а не людей.

– Мы говорим сейчас об эволюционной или революционной смене системы?

Давайте посмотрим на историю успешных стран старого мира: большинство из них развивалось эволюционно. Тогда они могли себе это позволить, потому что все изменения в обществе происходили медленно. Если вы сравните мир в XIII и в XV веке, вы не заметите радикальной разницы. А теперь вспомните 2013 и 2015 год. Чувствуете разницу? Скорость изменений в мире чрезвычайно выросла, и на то, чтобы эволюционировать, у нас нет 400 лет, как когда-то у Европы. Поэтому копировать существующие системы успешных стран тоже нет смысла – все они были эффективны в старом мире. А в новом мире, где правят технологии, их определяют как медленные (для решения простых вопросов им нужен сложный аппарат), бюрократизированные, неэффективные и зависящие от человеческого фактора. Их успешность – вопрос небольшого промежутка времени.

Нам же нужно построить систему, которая будет соответствовать скорости технологического прорыва и одновременно являться прозрачной, эффективной, с минимальной долей участия человека в ней.

– Мы говорим о системе, которую не практикует ни одна из существующих стран. Что в основе этого идеального мира?

– Когда мы говорим с чиновниками, они тоже первым делом задают вопрос: «А где в мире это уже было сделано?» Но вы поймите, что, если мы будем копировать старые технологии, то окажемся там же, где и все. А чтобы двигаться вперед и вписывать в современный мир, нам нужно поменяться кардинально.

Большинство тех вопросов, которые сейчас решает аппарат чиновников, мы можем отдать если пока не искусственному интеллекту, то машинам. Нет человека – нет проблемы (в хорошем смысле). Если мы переложим значительную долю функций чиновников на математику, кроме эффективности получим прозрачность и отнимем у заинтересованных людей возможность влиять на решения. Этого действительно пока не делает никто в мире, но технология уже существует – это блокчейн. А в основе этого мира, который вы назвали идеальным, – децентрализация.

Что такое блокчейн и причем тут децентрализация и математика?

– Я сделаю попытку объяснить, но сразу предупрежу, что понять суть блокчейна из пары предложений невозможно.

В основе технологии blockchain – цепочка блоков транзакций, информация о которой обновляется во всех копиях на устройствах по всему миру одновременно. По сути это распределенная учетная книга записей о событиях в цифровом мире. Эта книга записей децентрализована и доступна множеству пользователей.

Исходные данные в систему вводит человек (это может быть тот же чиновник), но удалить или изменить данные задним числом невозможно. То есть деньги и угрозы здесь бессильны.

Сначала блокчейн ассоциировался исключительно с криптовалютой Биткоин и майнингом (ред. – процесс получения криптовалюты), в том числе и в моем сознании, а потом я понял, что это, в первую очередь, идеология.

Как эта система работает, вы сможете представить лучше, когда мы запустим блокчейн-аукцион (ред. – первый в мире прецедент использования государством децентрализованной системы для приватизации и аренды госимущества и лицензий). Все знают, как у нас проходят тендера: пишется тендерная документация под конкретного человека (компанию), а если этого сделать не успели, ход аукциона меняют задним числом. Вот он, человеческий фактор, в действии. А когда вопрос проведения тендера будет отдан на откуп машине, алгоритму, который полностью прозрачен, человеческий интерес больше не сможет влиять на его результат.

По такому принципу можно построить и другие сферы в государстве, например, бюджет. Тогда любой гражданин мира сможет зайти на сайт и увидеть процесс движения финансов в государстве – с момента уплаты налогов в казну до использования денег каждым ведомством. То есть если чиновник вместо министерства образования отправил ваши налоги на откаты, это увидят все.

– Чем система, о которой вы говорите, отличается, скажем, от e-government в Эстонии, а блокчейн-аукцион от ProZorro?

– Е-government в Эстонии и похожие на него – это централизованные системы. У них есть центральный сервер, который обрабатывает информацию и выдает ее по запросу. Но где есть центральный сервер, есть и администратор, который может вносить в него изменения. В блокчейне центрального сервера нет, информация распределена между огромным количеством серверов.

Та же проблема и у системы ProZorro, которую мы заменим блокчейн-аукционом: у нее есть центральная база данных (сервер) и центральный движок, который определяет ход аукциона. Система принадлежит государству и так как она централизованная, есть вероятность, что государство может повернуть ход аукциона в своих интересах. При этом измененные данные никто не заметит.

В блокчейн-аукционе база данных будет децентрализована. Мы разобьем ее на одинаковые части и раздадим по площадкам и всем участвующим лицам. Если один из участников, подключенный к системе, решит сжульничать и добавит то, чего нет, все это увидят и сразу его выкинут из системы.

Роль государства в этом процессе сводится только к тому, чтобы создать лот и первичные условия и отправить их в систему. Дальше происходит аукцион между системами, люди через площадки делают ставки. И тот, кто действительно поставил самый высокий лот, выигрывает. Если он вносит заявленную сумму через подключенные к системе банки, имущество официально переписывается на него. Здесь государство участвует тоже – ему нужно переписать лот и получить деньги в казну.

– Какие сферы еще можно перевести на блокчейн?

– По такому принципу нужно построить и другие сферы в государстве: голосование, законодательные акты, нотариальные доверенности, контракты. В большинстве этих операций можно убрать посредников в виде чиновников, юристов, нотариусов.

Эту систему можно использовать и частному сектору. Например, возьмем банки и залоговое имущество. Как сейчас продают залоговое имущество? Есть некий начальник отдела, ответственный за продажу залогового имущества. Он продает его на кума, брата, свата по дешевке, а потом перепродает с прибылью, которая, конечно же, остается у него, а собственники банка теряют. Если выставить залоговое имущество в системе как лот, можно, во-первых, увидеть его реальную цену, во-вторых, получить выручку за его продажу мимо кармана начальника отдела.

Если говорить о долгосрочной перспективе, то блокчейн может взять на себя многие функции правительства. За правительством останется задача стратегического принятия решений, а потребность в чиновниках низкого и среднего звена исчезнет. Пусть они лучше занимаются бизнесом, но не на государственной должности, как сейчас, а как частные предприниматели.

Блокчейн поможет перейти к глобальной peer-to-peer (person-to-person) экономике, когда взаимодействие между людьми происходит без посредников. Мы с вами, сидя в Украине, сможем покупать манго у фермера на Шри-Ланке, моментально, через блокчейн. А сегодняшний главный посредник – государство – изменит свою функцию и станет партнером.

– Сколько времени и денег нужно, чтобы оказаться в этом идеальном мире?

– Вопрос о деньгах не стоит вообще. Блокчейн-аукцион написали волонтеры – Distributed Lab, плюс подключились Microsoft и другие технологические компании, некоторые банки и даже наш земельный кадастр. Наша страна очень сильна на волонтеров, поэтому я уверен, что и все остальные проекты реализуются точно так же.

О времени я думаю более, чем оптимистично: до конца года мы увидим еще ряд проектов на блокчейне.

– Через блокчейн вы хотите уничтожить госкормушку, какой реакции власти ожидаете? Что если чиновники не захотят?

Что значит чиновники не захотят? Заинтересован народ – это главное. А значит, все будет.

Система защищается всегда, поэтому нужно находить людей внутри нее, которые будут помогать проникать внутрь и разрушать. Такие люди есть и в Верховной Раде, и в Правительстве, и в Администрации президента.

И не забывайте, что блокчейн становится модным словом, а это значит, что депутаты кинуться лоббировать все, связанное с этой темой, потому что для них это повышение их рейтинга.

– В теории звучит идеально. Не боитесь реальности? Что если не выстрелит?

– А что мы теряем? Мы сейчас назначили нового премьера. Вы верите, что это что-то изменит? Мы понимаем, что идем ко дну, и чтобы изменить вектор движения, нужно делать кардинальные вещи.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: