28 сентября 2016, среда

Артемий Троицкий: Путинская клептотура развеется, как помоечная вонь

Троицкий, в 1970‑х ставший первым московским диджеем, а в конце 80‑х выпустивший в Великобритании бестселлер - Историю рок-н-ролла в СССР, преподает и в МГУ
Фото: Александр Натручкин / RIA / AFP

Троицкий, в 1970‑х ставший первым московским диджеем, а в конце 80‑х выпустивший в Великобритании бестселлер - Историю рок-н-ролла в СССР, преподает и в МГУ

Знаменитый российский рок-эксперт, теле- и радиоведущий Артемий Троицкий рассказал НВ о том, как последние события в Украине воспринимает креативный класс его страны

В начале июля СМИ распространили сенсационную новость — известный российский музыкальный критик, актер, теле- и радиоведущий Артемий Троицкий эмигрировал в Прибалтику.

Это сообщение не стало слишком большой неожиданностью — Троицкий, считающийся лучшим экспертом в области рока на территории бывшего СССР, известен непримиримостью к цинизму не только российской попсы, но и власти.

Слухи об эмиграции оказались преувеличенными. Позицию интеллектуалов, покидающих Россию, Троицкий понимает, но сам стремится сохранять с родиной тесную связь.

В то же время часть года он проводит в Таллине и Хельсинки, где преподает в местных университетах.

Также Троицкий, в 1970‑х ставший первым московским диджеем, а в конце 80‑х выпустивший в Великобритании бестселлер — Историю рок-н-ролла в СССР, преподает и в МГУ.

Своим видением происходящего в России Троицкий, немалую часть жизни проживший в Европе и потому способный увидеть родину со стороны, поделился с НВ.

— Можно ли говорить, что политика расколола российскую интеллигенцию?

— Да. Я бы сказал, что точек разлома было две. Первая — это ситуация с Pussy Riot. Часть интеллигенции поддержала девчонок в их абсолютно безбашенной борьбе с режимом и мракобесием, а другая часть искренне осудила. Кстати, когда этим девушкам дали по два года тюрьмы, и первые, и последние сошлись во мнении, что это просто‑таки инквизиторское наказание. Тем не менее раскол уже произошел.

Второй раскол случился в связи с событиями в Крыму. Очень многие почему‑то невероятно возрадовались этой беззаконной и очень грубо слепленной авантюре.

— Вы понимаете, почему аннексия Крыма вызвала такую реакцию?

— Появился повод для воодушевления. Повод негодный, но многие поддались этому общественному энтузиазму. Я был очень удивлен, например, позиции [актера и писателя] Жени Гришковца.

Сейчас, когда стало понятно, во что это перерастает, у многих поубавилось энтузиазма. А трагедия с самолетом окончательно расставила все по своим местам. Так что не думаю, что будет новая волна вбросов пропутинских заявлений через деятелей культуры.

— Почему, по вашему мнению, российские рок-исполнители оказались настолько пассивны и не делали протестных заявлений в отношении происходящего?

— У рокеров основной источник дохода — большие концерты, и, естественно, они не хотели бы их потерять. Но в целом я бы не сказал, что рокерская среда ведет себя пассивно.

К “обычным подозреваемым” — Юрию Шевчуку, Василию Шумову, Васе Обломову или Noize MC — присоединился, например, Андрей Макаревич, который до сих пор считался человеком, приласканным властями.


Звуки протеста: Артемий Троицкий (в центре) и Юрий Шевчук (справа) во время митинга против вырубки Химкинского леса под Москвой / Илья Питалев / RIA / AFP
Звуки протеста: Артемий Троицкий (в центре) и Юрий Шевчук (справа) во время митинга против вырубки Химкинского леса под Москвой / Илья Питалев / RIA / AFP


До некоторой степени то же можно сказать про Бориса Гребенщикова и даже Земфиру. То есть по сравнению с представителями других творческих цехов, я бы сказал, что рокеры выступили гораздо смелее.

— Этот протест может спровоцировать новый ренессанс русского рока?

— Вообще, рок-музыка всегда очень восприимчива к вибрациям социума и расцветает как раз во времена гонений. На пике протестных выступлений в России в 2011-м и 2012 году в нашей музыке происходило много интересного. Но я не вижу сейчас признаков какого‑то ренессанса.

Сегодня в России культурная ситуация максимально депрессивная.

— Вы видите интересные проекты в современной украинской музыке?

— Я большой поклонник украинского андеграунда конца 1980‑х годов. Коллежский Асессор в музыкальном отношении считаю лучшей группой не только Украины, но и всего бывшего СССР.

Всегда любил Воплі Відоплясова, Иванов Даун и харьковскую новую сцену, в частности группу Казма-Казма.

Что касается актуальной музыки, друзья по моей просьбе недавно прислали мне обширную подборку песен под условным названием Музыка Майдана. Я понимаю, что в содержательном отношении эти песни о Небесной сотне и Януковиче очень важны для украинцев, но это не тот материал, который имеет смысл анализировать с точки зрения музыкальной критики.

Допускаю, что ситуация в Украине сейчас настолько тяжела и драматична, что, может быть, на музыку сил уже не хватает.

— Как вы считаете, доминирование Великобритании и США в мире музыки продолжается?

— И музыка, и культура в целом в последнее время все меньше зависят от каких‑то национальных традиций. Такие города, как Нью-Йорк, Лондон, Берлин — это не Америка, Британия и Германия, а котлы, в которых варится культура со всего мира. В том числе, кстати, туда приезжают и талантливые люди из бывшего Советского Союза.

— Эмиграция — актуальная тема для современной России?

— Ситуация очень грустная. Я, например, тоже сейчас одной ногой нахожусь в России, другой — в Европе, но эмиграцией это не считаю. Свою работу в Москве [Артемий Троицкий преподает в МГУ] я очень люблю и бросать не хочу. И с родиной хочу поддерживать связь на максимально тесном и неформальном уровне.

Свалить хотели бы очень многие, и часть креативного класса так и сделала

Свалить хотели бы очень многие, и часть креативного класса так и сделала. Но публичной дискуссии на эту тему нет. Единственный случай — это обсуждение отъезда в Берлин Лени Бершидского [обозреватель агентства Bloomberg, в прошлом — главный редактор Ведомости, Slon.ru, Forbes.ua], который назвал это эмиграцией разочарования.

— Вы тоже считаете, что российская интеллигенция потерпела поражение?

— Нет, я не считаю, что проиграл,— партия продолжается. Причем она не моя личная — я могу сделать один-два хода конем и обеспечить себе спокойную жизнь вдали от России, вполне симпатичную и перспективную для своих детей. Но мне сдавать страну ужасно не хочется. Мне ее жалко, я ее на самом деле люблю.

Я не переоцениваю сил своих или моих единомышленников, но категорически не хочу вывешивать белый флаг. Россия хоть и плоха своей непредсказуемостью, но в каком‑то смысле она этим и хороша.

В свое время Советский Союз развалился до основания буквально за несколько лет. До этого также в одночасье пал царский режим.

Так что, мне кажется, нет причин сомневаться, что и нынешняя путинская клептотура развеется, как помоечная вонь, в течение короткого времени. Что придет ей на смену, понятия не имею, но у меня есть такое ощущение, что хуже не будет.

Материал опубликован в №14 журнала Новое Время от 15 августа 2014 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: