7 декабря 2016, среда

Иранская революция. Молодежь Ирана ломает традиционные представления об этой стране

ИРАНКИ НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ: Женщины составляют более половины студентов иранских вузов

ИРАНКИ НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ: Женщины составляют более половины студентов иранских вузов

Молодежь Ирана, ломая стереотипы об этой мусульманской стране, демонстрирует высокий уровень образованности, приверженность западным ценностям и даже — частично — стилю одежды

На иранском горнолыжном курорте в городе Дизин парни и девушки, одетые в яркие и модные лыжные костюмы, сидят в кафе и весело болтают. Рядом — билборд, которого не увидишь в Тегеране: на нем молодая иранка в короткой куртке делает селфи. Повсюду громко играет музыка, атмосфера расслабленная и непринужденная.

Таким этой зимой увидела курортный городок Исламской Республики Иран фотограф Невша Таваколян. “Впервые родители отправили меня в Дизин 25 лет назад, когда мне было десять; теперь это совсем другой мир”,— делится она впечатлениями.

Еще 15 лет назад полиция нравов неусыпно следила за тем, чтобы парни и девушки были разделены, а на подъезде к курорту останавливала машины и проверяла длину костюмов иранок. Таваколян вспоминает, как однажды и она не прошла такой контроль, и тогда всю ее компанию отправили домой.

За последние годы Иран изменился. Молодежь до 30 лет, которая сегодня составляет 60% почти 80‑миллионного населения страны, разделяет многие западные ценности и стремится к интеграции в международное сообщество. “Сегодня 90% иранцев хотят хороших отношений с Западом”,— отмечает в беседе с НВ Тьерри Ковилль, научный сотрудник Французского центра международных и стратегических исследований IRIS, автор книг и статей о политике и экономике Ирана.

Стремление к экономической открытости и социальной либерализации иранцы подтверждают своими политическими приоритетами. В результате последних выборов в феврале этого года большую часть мест в парламенте и Совете экспертов получил Альянс реформаторов и поддерживающих правительство, который объединяет политические организации реформаторского и умеренного направлений.

“Иранцы очень националистичны, но и очень современны,— говорит о наметившейся тенденции Ковилль.— Они разделяют ряд западных ценностей, в числе которых толерантность и равенство полов”.

Жители страны, которая занимает второе место в мире по запасам газа и четвертое — по запасам нефти, настроены на реформы, отмечают эксперты. И теперь, после снятия санкций Запада, наложенных вследствие иранской ядерной программы, это вполне реально, подчеркивают они.

В то же время основой конституции Ирана, где 99% населения исповедуют ислам, является Коран, и на его нормах базируются законотворчество и правосудие. Высшим руководителем страны является духовный лидер — рахбар, которого избирает на пожизненное правление Cовет экспертов.

Вместе с элитным военно-политическим объединением Корпус стражей исламской революции (КСИР) духовный лидер определяет общее направление развития государства, контролирует СМИ, военные и разведывательные службы, полицию нравов, значимую часть финансовых ресурсов страны и даже утверждает кандидатуру избранного народом президента.

Несмотря на это, иранская конституция закрепляет ряд демократических прав: свободу печати, собраний и демонстраций. Однако с условием, что реализация этих прав не будет нарушать законы шариата.

 


ВЕСЕЛЫЕ РЕБЯТА: Иранский горнолыжный курорт Дизин с его обитателями мало отличается от европейских аналогов
ВЕСЕЛЫЕ РЕБЯТА: Иранский горнолыжный курорт Дизин с его обитателями мало отличается от европейских аналогов


 
Свобода и страх

В 1979 году в Иране произошла Исламская революция, в результате которой последний шах Мохаммед Реза Пехлеви бежал из страны, а на смену монархии пришла исламская республика. Позже иранцы не раз демонстрировали свое стремление к либерализации, а в 1997 году президентом Ирана впервые стал политик из числа реформаторов.

“Люди подтвердили, что хотят больше свобод, выбрав реформатора Мохаммада Хатами”,— рассказывает 36‑летний житель Тегерана Ахад.

Сегодня иранцы ощущают себя частью глобального мира, который включает западную культуру. “Их жизнь очень отличается от того, что правительство и религиозные авторитеты декларируют как “официальную культуру”,— говорит НВ Хади Гаэми, директор базирующейся в Нью-Йорке неправительственной организации Международная кампания за человеческие права в Иране.

О современной направленности иранского общества свидетельствует ряд показателей, в числе которых образование. Уровень грамотности в Иране самый высокий среди стран средневосточного и североафриканского регионов и достигает 97 % для населения в возрасте 10–49 лет (такой же показатель у Греции и Кипра). Число женщин, поступающих в местные университеты, превышает число мужчин. А по количеству выпускников инженерных специальностей Иран занимает третье место в мире после Росси и США.

При этом методы правления, которые используют лидеры этой страны с молодым и образованным населением, сложно назвать либеральными. Сегодня международные правозащитники и общественные активисты регулярно фиксируют нарушения прав человека и применение репрессий со стороны иранских властей.

Так, согласно недавнему отчету специального докладчика ООН по правам человека в Иране Ахмеда Шахида, в этой стране не всегда соблюдаются права подозреваемых и заключенных, ограничены свобода слова и вероисповедания, притесняются национальные меньшинства, нарушаются права женщин и право на свободные и честные выборы. В Иране выносят смертные приговоры несовершеннолетним и применяют жестокие наказания: ослепление, ампутацию конечностей и порку.

С 2013 года, когда президентом Ирана стал Хасан Рухани, службы безопасности и разведки активизировали свои репрессивные действия, констатируют эксперты. “Сегодня широкой общественности не угрожает государственное вмешательство в их повседневную жизнь, однако журналисты и гражданские активисты никакой либерализации не ощутили, скорее наоборот”,— говорит Гаэми.

При этом в 2015 году в Иране привели к исполнению рекордное за последние 25 лет количество смертных приговоров, отмечает Ренад Мансур, эксперт Ближневосточного центра Карнеги, специализирующийся на исследовании Ирана и Ирака. Он также вспоминает потрясшую мир историю 26‑летней иранки Рейхане Джаббари, которая была осуждена и приговорена к смерти за убийство мужчины, который, по ее словам, пытался ее изнасиловать.

Хотя правозащитники из Amnesty International и активисты встали на защиту Джаббари, в октябре 2014 года приговор был приведен в исполнение.

  


БЫСТРЫЕ И ГРОМКИЕ: Иранские мотогонщицы позируют фоторепортерам перед ралли на стадионе Азади в Тегеране в декабре 2015 года
БЫСТРЫЕ И ГРОМКИЕ: Иранские мотогонщицы позируют фоторепортерам перед ралли на стадионе Азади в Тегеране в декабре 2015 года


   

Экономический приоритет

Заявление президента Ирана Махмуда Ахмадинежада о праве своей страны на создание полного ядерного цикла в том числе для производства ядерного оружия, которое он сделал в 2005 году, вызвало беспокойство Запада, за которым последовал ряд наложенных на Иран экономических санкций. Однако после того, как в 2013 году президентом был избран реформатор Хасан Рухани, исламская республика вступила в переговоры с МАГАТЭ. Затем Тегеран отказался от производства элементов ядерного оружия, а Запад пообещал в течение десяти лет пошагово снять санкции.

Это событие открыло перед Ираном широкие экономические перспективы. За последние два месяца экспорт нефти из Ирана увеличился на 900 тыс. баррелей в сутки и достиг 2,2 млн баррелей.

Теперь Иран стремится наверстать упущенное на мировом экспортном рынке за годы изоляции из‑за санкций. Согласно подсчетам Всемирного банка, ВВП страны в 2016 году вырастет на 5,8% и на 6,7% — в 2017-м. А добыча нефти достигнет соответственно 3,6 млн и 4,2 млн баррелей в день. Таким образом, падение мировых цен на нефть в немалой степени сегодня зависит от аппетитов Ирана, подчеркивают аналитики.

Также снятие банковских санкций с этой страны означает, что Иран реинтегрируется в мировую финансовую систему. Кроме того, страна получит доступ к более чем $100 млрд средств, которые были заморожены за рубежом. И хотя власти смогут потратить лишь около $30–50 млрд из них, а остальная сумма уйдет на покрытие ранее взятых обязательств, такое вливание способствует экономическому развитию. Эксперты предрекают Ирану рост импорта и старт модернизации ряда секторов экономики.

С открытием Ирана для международной торговли и инвестиций реформы в экономике выходят на первое место, подчеркивают эксперты. Ключевыми задачами страны Всемирный банк называет снижение уровня безработицы, который в 2014 году достиг 11,4%, а также стимулирование роста частного сектора экономики. Все это подразумевает борьбу с коррупцией — в рейтинге Индекс восприятия коррупции 2015 международной независимой организации по борьбе с коррупцией Transparency International Иран занимает 130‑е место из 168.

Пока же ведущими игроками ряда отраслей остаются государственные предприятия, а бизнес-среда полна ограничений. В рейтинге благоприятности условий ведения бизнеса Doing Business за 2015 из 189 стран Иран занимает 130‑е место.

“В краткосрочной перспективе задача привлечь иностранные инвестиции потребует большей прозрачности и снижения уровня коррупции в иранской бизнес-среде”,— считает Ковилль. При этом развитие частного бизнеса даст больше социальной и политической власти среднему классу и поспособствует развитию гражданского общества, уверен эксперт.

С ним согласен правозащитник Гаэми. К перечню возможных выгод он добавляет общественную либерализацию и усиление давления на правительство для прекращения репрессий.

И хотя демократическим свободам в Иране еще не дан зеленый свет, страна уже становится все более светской, единодушны эксперты. “Молодые иранцы изменят страну, и культура, которую они создадут, будет сильно отличаться от того, чем сегодня является Иран”,— утверждает Гаэми.

 

Страна контрастов

Пять малоизвестных фактов о современном Иране

 

1. Иран — вторая страна мира после Таиланда по количеству операций по смене пола, и здесь государство оплачивает своим гражданам часть стоимости трансгендерного перехода. При этом в стране преследуются однополые отношения, одним из наказаний за них может быть смертная казнь.

2. Иран — мировой лидер по количеству смертных казней; опережает его лишь Китай. Только за первые шесть месяцев 2015 года в исламской республике казнили около 700 человек, в том числе несовершеннолетних. Всего с 2005 по 2015 год смертный приговор получили 73 несовершеннолетних. Чаще всего высшую меру наказания присуждают за преступления, связанные с наркотиками.

3. Алкоголь в Иране находится под запретом, однако широко распространенные и доступные по цене наркотики обеспечивают стране один из самых высоких в мире уровней зависимости. По официальным данным, не менее 6 млн иранцев (8% населения) имеют проблемы с наркотиками.

4. Полиция нравов следит за тем, чтобы иранские женщины соблюдали исламский дресс-код и носили хиджаб. При этом женщины составляют более 60 % студентов иранских университетов. В отличие от Саудовской Аравии, женщины в Иране имеют право голосовать и избираться в парламент, водить машину и самостоятельно путешествовать.

5. Именно в Иране произошла одна из первых твиттер-революций: в 2009 году после официального объявления итогов президентских выборов в стране начались акции протеста, для координации и освещения которых участники использовали социальные сети. Сегодня в Иране действует цензура интернет-ресурсов и частичный запрет социальных сетей, однако иранцы находят способы их преодолевать.

  

Материал опубликован в НВ №11 от 25 марта 2016 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: