2 декабря 2016, пятница

Моя зарплата выше президентской - глава Конституционного суда Грузии о сопротивлении властям и уроках реформ

До прихода в Конституционный суд Папуашвили был министром юстиции (2004-2005) и министром экологии (2005-2006). 16 июля 2006-го Михаил Саакашвили назначил его судьей Конституционного суда, а уже 30 сентября того же года он стал Президентом этого суда
Илья Лукаш

До прихода в Конституционный суд Папуашвили был министром юстиции (2004-2005) и министром экологии (2005-2006). 16 июля 2006-го Михаил Саакашвили назначил его судьей Конституционного суда, а уже 30 сентября того же года он стал Президентом этого суда

Как создать один из самых прогрессивных и независимых судов в постсоветской стране, сколько получает грузинский судья и с чего начать судебную реформу в Украине, НВ рассказал Георгий Папуашвили

Возглавляемый им Конституционный суд Грузии – одна из самых удачных реформ времен Михаила Саакашвили. На фоне лишения гражданства и уголовных сроков для сторонников бывшего президента, Конституционный суд защищает оппонентов нынешней власти, разрешил представителям сексуальных меньшинств быть донорами крови и даже возглавил Конференцию европейских конституционных судов.

43-летний президент суда с 10-летним стажем на должности имеет две магистерские степени – по политологии от Центрально-Европейского университета в Будапеште и по юриспруденции от Вашингтонской школы права при Американском университете.

Папуашвили в последнее время часто бывает в Украине. Кроме преподавания в Школе государственного управления CAPS, он встречается с адвокатами, юристами и своими коллегами из Конституционного суда Украины.

- Приветствуем вас в Украине, господин Папуашвили. Что говорят ваши украинские коллеги из Конституционного суда о ходе нашей судебной реформы?

- Я стараюсь самостоятельно получать информацию из разных источников. Как эксперт Венецианской комиссии приезжал в Украину несколько раз, работал по оценке проектов изменения в Конституцию в части судоустройства. Поэтому я более-менее ознакомлен с изменениями в части законодательстве, практика – это уже другой вопрос.

Как международный эксперт я смогу делать выводы о практике только после того, как будут приняты необходимые законы и их начнут реализовывать. Изменения в Конституцию будут хорошим, но недостаточным началом для судебной реформы.

Сразу же придется менять все остальное законодательство, начинать структурную реорганизацию и приводить в судебную систему «новую кровь», юристов, которые еще не были судьями. По оценкам разных экспертов, консенсус и готовность для реформы есть у всех.

- Неужели у всех? Один из проектов реформы предлагает дать нынешним судьям самим право решать, как они будут реформироваться. Как вы считаете, смогут ли они это сделать?

- Изменение судебной системы – это ответственность политического класса. Они должны обеспечить законодательные изменения, финансирование, решить организационные вопросы. Если этот процесс запустить – судебная система сама возглавит реформирование. В нынешней же ситуации стагнации, у судей нет никакого интереса реформироваться. Начать процесс должны политики, а для этого нужно иметь политическую волю.

- А она есть?

- Вам лучше знать.

Моя зарплата как председателя Конституционного суда немного выше, чем у президента – около 4 тысяч долларов в месяц. В судах первых инстанций зарплата составляет около 1.200 долларов

Читайте также: Порошенко не готов к радикальным реформам в прокуратуре - Сакварелидзе

- Ваши бывшие соотечественники Саакашвили и Сакварелидзе год назад говорили о том, то политическая воля для реформ есть, а сейчас говорят прямо противоположное.

- Я не могу обсуждать их слова, поскольку они уже граждане Украины. Очевидно, что они лучше понимают ситуацию в стране и я не дам лучшую оценку, чем они.

Все понимают, что необходимо принимать изменения в Конституцию. Все понимают, что необходимо обновлять состав судей. Для того, чтобы запустить все эти процессы – должно быть согласие политических партий, а не только желание президента или правительства. Должна быть готовность всех ветвей власти начать эти процессы. Да, это будет долгий путь, но начинать когда-то нужно.

В наших странах никогда не было независимой судебной системы. Она была не нужна тоталитарному советскому режиму, она не была нужна царской России. В постсоветское время судебная система оказалась заложником правящего политического класса. Это займет десятилетие, может не одно, но первые результаты будут видны за два-три года.

В странах с развитыми демократиями на создание независимой судебной системы ушло несколько веков. Вам, конечно, так много времени не понадобится. На дворе – 21-ый век, информационные технологии, другой уровень образования, есть опыт многих стран, все процессы идут гораздо быстрее.

- Судебная реформа в Грузии началась еще в 90-е годы, когда Михаил Саакашвили возглавлял профильный комитет парламента. Сколько судей осталось в системе с того времени?

- Первая судебная реформа конца 90-х была очень популярной и обсуждаемой. К сожалению, при отсутствии реформ в других сферах, судебная система снова оказалась в плачевном состоянии. Но уже тогда поменяли не менее 80% судей через конкурсы и экзамены. Без реформы прокуратуры и полиции этот «островок» стал тонуть, потому что не смог сопротивляться старой прогнившей системе.

- Дальше ситуация стала меняться уже с приходом Саакашвили на должность президента?

- Да, тогда реформы начались в первую очередь в полиции и прокуратуре. Через какое-то время началась «вторая волна» судебной реформы. Начинать приходилось с элементарного строительства новых зданий и повышения зарплат судей. Зато теперь я не могу вспомнить ни одного судью, который остался на должности с 90-ых. В результате, Грузия стала одной из немногих стран в регионе, где судебная система очистилась от коррупции, а это большая редкость.


Так выглядит Дом юстиции в отдаленном городке Кварели с населением в 10 тысяч человек. Фото: urbankiev.com
Так выглядит Дом юстиции в отдаленном городке Кварели в Грузии с населением в 10 тысяч человек. Фото: urbankiev.com


- Как вы это оценивали, рейтингами или аналитическими отчетами Transparency International?

- Разными способами. Во-первых, у нас – маленькая страна, все всё знают. Во-вторых, международные организации регулярно проводили социологические опросы. Это были «плюсы» судебной реформы.

Среди «минусов» сейчас называют большое влияние прокуратуры на судей, низкий процент оправдательных приговоров.

- Как вы себе это объясняете?

- Во-первых, в судебную систему пришли новые принципиальные люди из той же категории, что пришли в прокуратуру, в политические партии. Везде на руководящие должности назначали молодежь, у которой была нулевая толерантность к криминалу и коррупции.

Во-вторых, преследование за коррупцию было популярным в обществе и новые судьи не могли идти против этих настроений.  К тому же, они и сами искренне разделяли такой подход. С годами вошло в привычку соглашаться с прокуратурой.

- В результате эта же система, все эти новые судьи и прокуроры посадили многих сторонников Саакашвили, а его самого лишили гражданства. Почему так произошло?

- Я не могу комментировать решения грузинских судов, учитывая мою должность. «Минусы» судебной реформы в Грузии я вам назвал.

Да, одной из существенных ошибок  прошлой власти было то, что они не довели до конца судебную реформу. Политики всегда мыслят краткосрочными интересами. Для долгосрочной перспективы необходима независимая сбалансированная система, которая будет гарантом защиты прав гражданина.

Сколько «волн» судебной реформы нам для этого понадобится – никто не знает. Факт состоит в том, что в интересах всех политических и финансовых групп – создать независимую систему правосудия. Да, суды, прокуратуры и полицию вычистили от коррупции, но сделать их самодостаточными и способными сопротивляться любому правительству – этой цели прошлая грузинская власть не достигла.


Папуашвили уверен, что независимая судебная система в интересах всех политическо-финансовых групп Украины
Папуашвили уверен, что независимая судебная система действует в интересах всех политическо-финансовых групп Украины


Читайте по теме: Премьер заявил, что судебная реформа должна заключаться в переизбрании всех судей

- Какова ваша зарплата и какова средняя зарплата судьи в Грузии?

- Моя зарплата как председателя Конституционного суда немного выше, чем у президента – около 4 тысяч долларов в месяц. В судах первых инстанций зарплата составляет около 1.200 долларов. Конечно, всем хочется большую зарплату, но никто не может сказать, что не может жить на зарплату.

Если хотите построить независимую судебную систему – на этом нельзя экономить. Пусть она не будет такой, как в богатых странах, но на нормальную жизнь в Украине судье должно хватать.

- К персональному составу Конституционного суда Грузии и в ваш адрес лично часто звучат обвинения в политической ангажированности? Как вы отвечаете на такие обвинения?

- Часто звучат. Считаю, что это связано с некоторыми нашими решениями, которые были политически невыгодны нынешнему правительству. Мы отвечаем экспертизами и оценками экспертного сообщества.

Теперь наш суд считается одним из наиболее прогрессивных судов в регионе. Нас избрали председателем Конференции европейских конституционных судов. Это уже серьезное международное признание компетенции и независимости.

Да, я был дважды министром во время президентства Михаила Саакашвили. Но судить о моей объективности нужно по решениям суда. Когда их положительно оценивает объективный посторонний наблюдатель – это и есть характеристика нашей работы. 

- Ваше пожелание для украинцев?

- Не бойтесь реформ. Хуже не будет, а лучше обязательно будет. Будут и ошибки, будет и критика, но этот процесс когда-то должен начаться. Чем быстрее, тем лучше.

Скажу больше. Чтобы не довести дело до революционной ситуации – лучше начать реформу как можно скорее.

Читайте также: Реванш милиции. Деканоидзе заявила, что судебная система угрожает реформе полиции

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: