6 декабря 2016, вторник

Минобороны и Администрация президента противодействовали расследованию по Иловайску - Семенченко

Семенченко считает, что расследование Иловайской трагедии это типичный пример того, как происходит противодействие на всех уровнях
Фото:Facebook/Семен Семенченко

Семенченко считает, что расследование Иловайской трагедии это типичный пример того, как происходит противодействие на всех уровнях

Нардеп и комбат батальона Донбасс рассказал НВ, кто мешал работать следственной комиссии по Иловайску, а также о создании СК, которая займется чиновниками, сдавшими Крым

- Накануне вы сообщили в Facebook, что будет создана следственная комиссия по событиям в Крыму. Что она будет расследовать?

- Мы, народные депутаты, которые входят в Комитет обороны, считаем, что все события, которые произошли в стране после бегства Януковича, начиная с Крыма и заканчивая теми, что происходят сейчас в зоне Антитеррористической операции, – это единая составляющая. Одни и те же действующие лица, общие исполнители, общая организация всего дела.

Для того, чтобы понять, почему Украина оказалась в таком положении, как сейчас, чтобы установить, кто конкретно не соответствует своим должностным обязанностям, и чтобы, сделав выводы, мы смогли наше государство укрепить, нам необходимо расследовать все это с самого начала. Это первое.

Второе. Мы должны понимать, что те люди, которые сейчас остаются на тех или иных должностях в Службе безопасности, Министерстве обороны, системе разведки, других ведомствах, участвовавших в антиукраинской деятельности, - многие из них до сих пор находятся у рычагов власти. Поэтому будет идти колоссальное противодействие. Поэтому это расследование можно проводить только очень публично, с привлечением людей, чтобы они могли отслеживать, в том числе в режиме онлайн, как проходит расследование. А также принимать участие – предоставляя фото, видеоматериалы и, в том числе, иметь возможность быть выслушанными в качестве участников событий.

Это очень серьезное и опасное дело. Поэтому было принято решение предложить Верховной Раде создать подобную комиссию, в которую пропорционально войдут разные представители от разных политических сил. И делать это публично, потому что у общества масса вопросов. Начиная от убийц Небесной сотни и заканчивая тем, почему, если парламентская комиссия по Иловайску сделала вывод, что идет системное противодействие со стороны Министерства обороны, если она четко называла виновных – почему до сих пор нет никаких правовых последствий? Мы живем в двух параллельных реальностях. Люди все понимают – но действий никаких не наступает. Мы хотим этот порочный круг разорвать.

- А депутаты поддержат вас в этом? Ведь по Крыму есть масса вопросов к тому же Александру Турчинову, который в момент аннексии исполнял обязанности президента. Его однопартийцы из Народного фронта поддержат создание комиссии по Крыму?

- Один из инициаторов создания этой комиссии, кроме меня, - это Юрий Береза от Народного фронта. Я не сторонник теории заговора. Я не думаю, что высшие должностные лица страны в то время системно вели работу по развалу страны. Я лично считаю, что Турчинов в той ситуации действительно максимально старался сделать так, чтобы страна выжила. Я мало знаю о реальной ситуации в то время, но его пояснения меня не наталкивают на какие-то конспирологические теории. Другое дело, что существует масса вопросов к людям, которые имеют отношения к средним и низшим эшелонам власти. Я не думаю, что будет публичное системное противодействие. Но, естественно, будут вставляться палки в колеса, вкидываться фэйковые идеи...

- По Иловайску выявлены какие-новые обстоятельства?

- Расследование Иловайской трагедии – это типичный пример того, как происходит противодействие на всех уровнях. Комиссии Верховной Рады оказывали всяческое противодействие. После обнародования результатов были запущены всяческие фэйковые информационные выстрелы. То сообщали, что, дескать, виноваты мобильные телефоны. То запускали информацию, что виноват батальон Прикарпатье – хотя на вопрос, в чем конкретно и где доказательства, должностные лица уходили от ответа. Это все делалось руками разных СМИ. Начиналось со "сливного бачка" в интернете и распространялось дальше.

Второе. Начали муссировать в Интернете, что за этим всем стоит страшный Коломойский, разыгрывали теорию заговора. Я слышал даже обвинения, что заплатили командирам добровольческих батальонов за то, что они туда пошли.

В итоге, когда мы потребовали расследования – потребовали у президента, председателя Верховной Рады, премьер-министра – была запущена кампания по дискредитации добровольческих батальонов, в частности, меня лично.

Что мы видим сейчас? Расследование прокуратуры не закончено, расследование парламентской комиссии оставлено без внимания и стараются о нем забыть.

При этом продолжаются вбросы в СМИ. Кадровые решения - отсутствуют.

Вот так реагирует система.

- Вы говорите о противодействии в Минобороны. Чем же тогда занимается та же прокуратура?

- Я могу говорить только лишь о тех фактах, которые мне известны доподлинно. В отчете парламентской комиссии четко указанно, что противодействие осуществлялось Министерством обороны, а также Администрацией президента. Я не могу четко судить, действительно ли это было, но то, что этот факт установлен комиссией, состоящей из представителей разных политических сил, вот это я читал недавно.

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: