18 августа 2017, пятница

Милиционер в тюрьме. Журналист Мустафа Найем - о своей книге об экс-главе МВД Юрии Луценко

комментировать
Одним из условий для выхода книжки, было то, что Луценко дает Найему свои дневники

Одним из условий для выхода книжки, было то, что Луценко дает Найему свои дневники

Книгу По обе стороны колючей проволоки о двух годах, проведенных за решеткой бывшим главным милиционером, представят сегодня на Львовском Форуме книгоиздателей. Она написана на основе личных дневников Луценко и 50 часов его откровений c Найемом

- Что тебе как журналисту было наиболее интересно в откровениях Луценко?

- Если брать журналистский подход, то в книге очень много информации о встречах Юрия Луценко с Януковичем – в его ранние годы, в 2002-м. Есть рассказ, как он встречался с Тимошенко в тюрьме и вне тюрьмы, и как он с ней познакомился. Много информации, внутренней истории в тюрьме.

Что меня интересовало – это фабула "милиционер в тюрьме". То есть человек, который сам сажал, оказывается в ситуации и рядом с теми, кого он сажал. И его встреча с реальностью – не с привычной ему реальностью "выйти из кабинета", а с жестокой реальностью. Вот она мне была наиболее интересна. Это самое главное, я думаю. Видение его, министра, – очень простое, человеческое – вот это меня тогда подкупило.

- Какой получился Луценко в твоей книге? Твое мнение о нем поменялось после того, как написал книгу?

- Он политик, а я политический журналист, и о нем мне достаточно тяжело говорить. Для меня очевидно, что Луценко – не идеальный политик, он не Вацлав Гавел, не Адам Михник, но я точно понял для себя, что этот человек пошел в политику ради политики. Не ради денег, не ради должностей. Ему было интересно. Он горел. И это то, что его отличает от многих других политиков.

У него была возможность заработать миллиарды и стать Белоконем, Кравченко – он не стал. Он в политической истории – такая себе человеческая трагедия, через все, что он прошел, и сейчас продолжает бороться.

Причем он продвигался в политике с ошибками и непониманием многих вещей, но он пытался. И в этом случае он пассионарий.

Кем он стал [в моих глазах]? В этой книге он очень ироничный. Он самоиронизирует. Он очень хороший рассказчик.

- Ты бы пошел за ним в политику?

- Если бы я пошел в политику, то не за ним, а для чего-то. Ради каких-то идей, взглядов, но не за кем-то. Пока я не нашел такого лидера, за которым можно пойти.

Другое дело, что ситуация может так сложится, что окажешься в какой-то компании, какой-то партии, в списках и т. д. Но по факту ты идешь в любом случае для чего-то. Если ты идешь за кем-то – то это та еще история.

У нас сейчас у большинства политиков идея – чтобы все было хорошо. Только не понимаешь путь, дорожную карту, по которой необходимо идти.

- Луценко понимает?

- Думаю, он идеализирует многие вещи. В том числе, идеализирует своих партнеров.

- Луценко вносил правки в книгу? Много?

- Да, вносил немного правок. Мы с ним в самом начале договорились, что он не меняет суть. Правками он добавлял смысл, чем создал большую работу мне. Многое приходилось отрезать. Но суть того, что мы проговорили, осталась

Нужно понимать, что разговор записывался год назад, а правки вносились сейчас. Соответственно, мы понимали, что он захочет вносить какие-то политические правки, поэтому было условие, чтобы не было никакой современной политики, а только то, что касается периода, о котором говорит Луценко. Чтобы это не была его агитка.

- Гонорар за книгу от Луценко был?

- Честно говоря, я размера гонорара своего не знаю. У меня договор заключен с [книгоиздателем Иваном] Малковичем. И это было не ключевое. Для меня важно, чтобы это вышло. По-моему, по договору я получаю около 20 тыс. грн. От Луценко я ничего не получал.

- Какой была реакция у Луценко на книгу?

Во-первых, он не хотел [делать книгу]. Говорил – кому это интересно? Я его попросил. Потом, когда мы записали это все, он говорил: да это не реально – это будет многотомник, мы не сможем. Я ужал. Потом он говорил, что никто не издаст. И правда – очень долгое время никто не хотел издавать. Сейчас – не знаю.  Мне кажется, ему должно быть приятно. Потому что книга вышла все-таки. Это его жизнь. Она бы пропала просто – вот что обидно.

Идея изначально была в чем? Мы с ним начали разговаривать по телефону, потом в кафе, и он начал рассказывать. Я ему говорю: ну, слушайте – это ж пропадет за какими-то застольными беседами, с друзьями-товарищами, вы просто это забудете, и оно исчезнет. Давайте сейчас, пока горячее, запишем. И мы записали буквально в первые же дни. Он был, конечно, не в восторге.

Надо понимать, что он тогда только вышел из тюрьмы, со здоровьем у него было плохо. Я заставлял его сидеть по 3-6 часов общаться со мной. И это было так утомительно, притом, что я очень дотошно спрашивал.

И, кстати, одним из условий для выхода книжки, было то, что он даст мне свои дневники. Я их видел. Они есть. Я на их основе задавал ему вопросы, знал, что спрашивать. Прочтя дневники, я понимал, что в этот день случилось именно это, и просил его расшифровать, что это значит. Когда ты видишь, что два года человек вел дневники – это невозможно подделать.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: