10 декабря 2016, суббота

Создатели балета Великий Гэтсби отказались от сотрудничества с питерской Мариинкой

Продюсер Алена Матвиенко уверена, что Украина должна работать над тем, чтобы в международном информационном поле ассоциироваться не только с войной
Фото: Александр Медведев

Продюсер Алена Матвиенко уверена, что Украина должна работать над тем, чтобы в международном информационном поле ассоциироваться не только с войной

Балетный продюсер Алена Матвиенко – о том, почему премьеру масштабного проекта Великий Гэтсби перенесли из Санкт-Петербурга в Киев

Украинка Алена Матвиенко – энергичный и эффективный балетный продюсер. За последние три с половиной года усилиями ее продюсерского центра Софит было реализовано 17 проектов. Как следствие, украинская публика получила возможность увидеть ведущих звезд мирового балета, включая Николая Цискаридзе и Нину Ананиашвили, а также посетить выступления американской балетной труппы Complexions. 



Теперь Матвиенко близка к реализации своего самого амбициозного проекта – масштабного балета Великий Гэтсби, хореографию для которого придумывает американец Дуайт Роден, а музыку пишет украинец Константин Меладзе.

Долгое время проект готовили в партнерстве с санкт-петербургским Мариинским театром. Теперь все подготовительные работы, равно как и премьеру было решено перенести в Украину.

НВ поговорило с Матвиенко о том, почему это было сделано, а также о своевременности больших культурных начинаний во время войны.

- Почему было принято решение отказаться от сотрудничества с Россией в работе над балетом Великий Гэтсби?

- Когда осенью прошлого года подготовка проекта только стартовала, нашей целью было сделать независимый международный театральный проект. Тогда же поступило предложение от Мариинского театра сделать премьеру совместно, используя их репетиционную базу, кордебалет, и солистов, а первую премьеру сделать на новой сцене Мариинский-2.

Так как у нас нет своих репетиционных площадей, нет своей труппы, а есть только солисты и хореограф, с которыми мы сотрудничаем, для нас это был максимально удобный вариант. К тому же проекту привлекался брэнд Мариинки.

Но затем случился Майдан, Крым, потом вообще началась война в восточной Украине. И мы вдруг поняли, что это абсолютно неправильно, что у проекта почти полностью украинская команда, украинские деньги и идея, а премьеру мы будем делать в России. Выражаясь языком финансистов, мы размоем акции украинские акциями Мариинского театра. В информационном пространстве это, конечно, звучало бы как премьера Мариинского театра. 



У нас начался внутренний, патриотический конфликт. Со стороны Мариинского театра негатива не было, причина не в нем. Причина в геополитической обстановке и в том, что происходит в нашей стране.

Кроме того, я думаю, что у многих в Украине есть внутренняя уверенность в том, что какие-то изменения в стране происходят, что странна меняется. Поэтому мы пришли к решению, что выпустим первый масштабный, международный, но украинский проект.

К тому же мы не зря заранее стали раскручивать этот проект – уже есть большой интерес со стороны американских и европейских импресарио. Этот проект будет представлять новую Украину. И я считаю, что сейчас это абсолютно вовремя. Последние восемь месяцев Украина у всех на слуху, но нас вовлекли в негативное информационное поле. Мы хотим, чтобы Украина могла теперь ассоциироваться с чем-то не относящимся к войне.

- В этот проект Вы вкладываете собственные деньги или привлекаете инвесторов?

- Мы привлекли инвесторов.

- Насколько трудно это было сделать в нынешних условиях?

- Инвесторов всегда сложно найти, и это касается не только культуры. Мне повезло, что мы давно дружим с Григолом Катамадзе, бывшим послом Грузии, который часто был меценатом концертов, которые проводил Продюсерский центр «Софит». Он познакомил меня с людьми, которые искренне любят театральное искусство. Но для них это не спонсорство и не меценатство, это инвестиции. Люди понимают, что проект дорогостоящий и возвращаться деньги будут долго. Они к этому готовы.

- В России балет все-таки покажете?

- Мы рассчитываем, что он будет показан. В ноябре планируется показ спектакля в Кремлевском дворце в Москве и в Большом концертном зале в Санкт-Петербурге. Ведутся переговоры по поводу Баку, Астаны, Алма-Аты. Это наш первый блок гастролей – по постсоветскому пространству. По США и Европе переговоры ведутся на 2015-й год.

Сейчас ситуация меняется постоянно, но пока российские промоутера готовы рисковать и организовывать эти спектакли. Но и в России, и в других странах, этот проект будет показан как проект made in Ukraine.


the_great_gatsby_ballet_19
В Киеве проходят репетиции балета Великий Гэтсби. Роль Джея Гэтсби исполнит украинский балетная звезда Денис Матвиенко (на фото справа) / gatsbyballet.com


- Прошедшей весной вы должны были привезти в Киев Весну священную Эдварда Клюга, но гастроли не состоялись из-за случившегося во время революции пожара в Октябрьском дворце. Эти гастроли все же состоятся?

- Сейчас я, конечно, сконцентрирована на Гэтсби. Когда мы собирались привозить Весну священную, мы достаточно глубоко нырнули в эту историю. Мы долго не отменяли те гастроли, потому что как бы ни было тяжело, людям все равно хочется чего-то прекрасного. Но все это было до февральских событий и штурма. Кроме того, сам Эдвард позвонил мне и сказал, мол, ты же знаешь, для тебя станцую и на баррикадах, но я ответственен за людей. Я не могла настаивать

Проблема в том, что в Киеве просто нет подходящих площадок. Есть Дворец Украина, который подойдет для Гэтсби, потому что это масштабный спектакль. А Весна священная более камерная, я бы не хотела показывать его на такой большой сцене, это все-таки в первую очередь энергетика, которая на такой большой площадке будет рассеиваться. Еще есть Национальная опера и есть Октябрьский. До Майдана в Октябрьском и так не было необходимого технического оснащения, нужно было арендовать абсолютно все. А сейчас не знаю, насколько они смогли его восстановить. Я надеюсь вернуться все-таки к этому балету.

- Когда, по-Вашему, возродится гастрольный рынок в Украине?

- Если говорить о приезде западных звезд, то, я уверена, все произошедшие отмены – это вопрос страховки. Ни одна страховая компания не пойдет на такие риски. За годы независимости Украина не сделала ничего, чтобы мир понимал, что такое Украина. Поэтому для них нет разницы – Донецк это, Луганск или Киев. Они в большинстве своем не понимают масштабов страны, поэтому если есть война на востоке Украины, это рассматривается как война во всей Украине. Когда уйдет этот фактор, гастроли вернутся. 



Если говорить с точки зрения потерь в афишной сетке, сейчас есть шанс у наших артистов заполнить эту нишу. Но для того, чтобы ее полноценно заполнить, они должны выйти на другое качество.

Украина получила сейчас карт-бланш интереса к себе. Поддержать теперь его надо не политическими скандалами, а инновационными и культурными проектами. Чего не нужно сейчас делать, так это спекулировать на теме Майдана. Во-первых, это обесценивает сам Майдан, а во-вторых, становится пошло. Интерес западной публики долго на этом не продержать.

Мы должны конвертировать происходящий сейчас ужас в бонусы для Украины. Мы прошли через эту кровь, но теперь должны доказать миру, что через эту кровь мы, во-первых, очистились, во-вторых, возродились. Если мы просто нахлебались крови, то останемся ни с чем. В конце концов в Африке гибнет гораздо больше людей, как бы цинично это не звучало.

Эти жизни, которые были потеряны, кроме нас никто ценить не будет. Если мы на них наплюем, то так сделает и мир. А потом мы будем обижаться, что они «глубоко обеспокоены». А действительно, почему они должны не спать по поводу нас, мы что, не спим по поводу голодающих детей в Африке?

- Сейчас  в украинские министерства пришли новые люди. Какие шаги должны быть первоочередным в сфере культуры?

-Должны быть пересмотрены принципы работы государственных театров. Все эти годы культура у нас финансировалась по совковому принципу. Но если в Советском Союзе отдавали себе отчет в том, что культура – это движок пропагандистской машины, то в Украине вся политическая подоплека ушла, а финансирование по привычке осталось.

Но если государство финансирует эти структуры, они должны выполнять свои функции. Это значит, что если театр имеет статус национального, то он должен быть не просто хорошо покрашен, но и выполнять две задачи. Во-первых, поднимать уровень культуры в государстве, прививать вкус. Для этого продукт должен быть качественным и интересным, привлекать нового зрителя и не терять старого. Во-вторых, должна быть внешняя политика театра. Театр, получая финансирование от государства, должен представлять его на международной арене.

Задайте в поисковике National Opera of Ukraine, вы найдете туристические сайты, как правило, это украинские которые имеют англоязычную страничку. Вы узнаете, что это историческое здание на Владимирской,50. И это все, чем ограничивается присутствие Национальной оперы Украины в международном пространстве. То же самое касается других театров.

Если драматические театры по сути своей менее ориентированы вовне, потому что это вербальное искусство, то музыкальные театры – это театры, производящие космополитичный продукт, понятные везде. Если музыкальный театр не является востребованным, значит, как у Жванецкого, надо что-то менять в консерватории и не прикрываться отсутствием финансирования.

Вы знаете, что бюджет пяти национальных театров в Украине в 2013-м году составлял около 570 млн грн? Если государство дает эти деньги, оно должно требовать продукт. Не нужно, чтобы какой-то высокопоставленный чиновник оценивал качество спектакля, оно должно контролироваться присутствие бренда на международной арене. А так это финансирование ощущают на себе такие персоны, как генеральный директор Национальной оперы Чуприна и его помощники, но никак не зритель или государство. Да и не рядовые работники театра.

- 570 млн – это много или мало?

- Этого вполне достаточно. Эти театры никогда не ставили перед собой задачу заработать. Перед ними и не нужно ставить цель быть прибыльными, но они должны сами зарабатывать на премьеры.

За последний год из оперного театра ушли 30 человек, в основном они пополнили ряды Мариинского театра, Музыкального театра имени Станиславского, Будапештской оперы. Далеко не всегда в тех театрах, куда они приходят, им дают лучшую позицию в иерархии, потому что наш театр давно, к сожалению, не котируется. Но они готовы уйти, потому что артист растет от роли к роли. Если ему не дают новых интересных спектаклей, он или опускается, или начинает искать то место, где ему дадут реализоваться.

Говорят, что Украина чуть ли не на первом месте по аутсорсингу в мире, и это приятно радует и греет душу тем, что у нас такие мозги и таланты. Но они не представляют Украину.

- Вы встречались с новым министром культуры?

- Недавно у меня состоялась первая встреча с ним, обсуждали мое видение функций театра. Мне он показался адекватным человеком, другое дело, что на него навалено слишком много всего.

Когда ты приходишь выгребать такие авгиевы конюшни, самое главное – это адекватность, желание что-то делать и сильная команда, которая бы работала в заданном направлении. Нужны специалисты, которые будут помогать разобраться в причинах проблем в каждой отдельной области. Очень нужна сильная юридическая поддержка, потому что законодательных изменений в области культуры у нас давно не проводилось.

Одна из моих идей заключается в том, что при национальных театрах должны быть созданы попечительские и наблюдательные советы. Это такой орган, состоящий из людей разных сфер, который будет глобально контролировать исполнение функций национальных театров, потому что они очень важны для страны.

Я подняла законодательную базу и выяснила, что еще в 1990-х годах был создан такой орган. Но половина членов этого наблюдательного совета уже в буквальном смысле мертвы. То есть создали его формально.

На самом деле же такие органы создаются, чтобы размывать акции дирекции и не позволять ей устанавливать тоталитарное правление. Попечительские советы есть во всех крупнейших мировых театрах, и это правильно. С какими бы намерениями не приходил директор театра, в какой-то момент он начинает реализовывать свое субъективное видение, и оно не всегда правильное. Ведь никто не идеален. Разве только это не авторский театр, как например театр Бориса Эйфмана. В таком случае это его театр, и он может допускать любые ошибки, потому что это его имя стоит на вывеске театра. Во всех остальных случаях руководители – это менеджеры, которые должны выполнять свою функцию, и их должны контролировать.

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: