25 июня 2017, воскресенье

Люди опускаются до увольнения неугодных – экс-замгенпрокурора Голомша

Голомша: Да, я жил и работал, при Януковиче, как все, за исключением немногого - меня несколько раз увольняли
Фото: Vitbeer via Wikipedia

Голомша: Да, я жил и работал, при Януковиче, как все, за исключением немногого - меня несколько раз увольняли

Уволенный с должности первого замгенпрокурора Николай Голомша – о том, почему люстрация коснулась именно его и о резонансных делах, не доведенных им до конца

Николай Голомша оказался в числе первых высокопоставленных чиновников, которых коснулся закон Об очищении власти. 

На должность второго человека в ГПУ Голомша пришел 27 февраля, после падения режима Виктора Януковича. Возглавивший ведомство по квоте Свободы Олег Махницкий взял его в свою команду первым замом.

Летом, после того, как Махницкого сменил Виталий Ярема, Голомшу вывели из штата. А в октябре уволили из ведомства - подвергли люстрации.  

В интервью НВ экс-первый заместитель генпрокурора Украины рассказал о том, за что его люстрировали, а также о том, как работала Генпрокуратура при Пшонке и Януковиче.

— Вы намерены оспаривать принятое в отношении вас решение о люстрации. Почему? 

— Да, я буду оспаривать приказ об освобождении в суде. За весь период работы я не заслужил, чтобы со мной так поступили. Решение необъективное, мне кажется, есть для него какая-то личная подоплека. А чья и в связи с чем, можно будет разобраться со временем.

— Формально по какому критерию вас люстрировали?
— Основание — справка об изучении личного дела написано в приказе. Это абсурд.
Кадровая политика и не только она в прокуратуре оставляет желать лучшего. А это одно из основных требований ЕС. У нас же все сводится к тому, что назначают руководителя, тот приводит команду, все лучшее, что сделано, забывается, движение вперед приостаналивается, все начинают изучать новые правила. И такая картинка постоянно повторяется. 

Органы, институты власти по-прежнему позиционируются, как репресивная машина, которая вместо служения народу начинает его "доставать". 

Когда я подал в отставку в 2004-м, я каждый день ждал обыска, каких-то бессмысленных претензий. Сейчас, когда уволили, — мне говорит знакомый: тебя слушают, у тебя может быть обыск, а всех, кто с тобой работал, освобождают от должностей. Я задаю себе вопрос "Я для того на революции  стоял, чтобы меня пугали?!". Вместо конструктивной работы, люди опускаются до увольнения неугодных. Держать в страхе на всякий случай.

— То есть основанием для люстрации было изучение вашего личного дела? Какие причины конкретно? Работа при прежнем режиме?
— Это чистой воды фармазонщина, если говорить грубо. Я написал заявление о том, что не подлежу люстрации, привел конкретные факты — наличие конфликта с властью Януковича.
Мне, например, генпрокурор при Януковиче-премьере поручил полномочия надзора за охраной границы и борьбы с контрабандой. Я исполнял эти обязанности ровно три дня, пока на заседании Кабмина не сказал Януковичу, что борьба с контрабандой функция не милиции, а службы безопасности. Он мне говорит: "Вы думаете, я сюда с луны свалился?" Я говорю: "Да нет, я знаю, что вас подал президент и вы утверждены Радой. Разрешите озвучить предложение по борьбе с контрабандой?" На второй день с меня полномочия сняли. Янукович не хотел слышать какие-то трезвые мысли и не воспринимал инакомыслия.

Спектр для злоупотреблений в ГПУ очень большой. Если дать поручение и дирижировать - вот тут мы проверяем, а тут не проверяем или не видим нарушений - то прокуратура туда и не вмешивалась

Это факты, которые свидетельствуют, что я никогда не был в команде Януковича. Как только я пришел в Генпрокуратуру после революции, мы за трое суток уволили всех от начальников главков до прокуроров районов. Мы по сути сами провели люстрацию. Да и наши коллеги понимали, что произошло в стране, и сами принимали для себя решения, понимая, что их ассоциируют с прежней властью и народ очень агрессивно настроен против любого, кто работал до революции.

— Но вы работали при Януковиче, при Пшонке.
— Да, жил и работал как все, за исключением немногого - меня несколько раз увольняли и восстанавливали: за отказ возбудить дело против лидеров оппозиции и вынесение постановлений о разгоне майдана в 2004  году, потом в 2007 году дважды во время роспуска ВР, потому как я поддержал это в оценке законности, дальше, в 2010-м, после прихода Януковича к власти - за направление в суд уголовного дела о признании голодомора 1932-33 годов геноцидом украинского народа.

— При Януковиче все правоохранительные ведомства были превращены в единую репрессивную машину. Какую роль в этом играла прокуратура?
— Прокуратура обязана отвечать за законность во всех сферах жизни и выявлять нарушения. Спектр для злоупотреблений очень большой. Если, дать поручение и дирижировать — вот тут мы проверяем, а тут не проверяем или не видим нарушений, потому что это чья-то структура или, как при Януковиче было - потому что так думает президент или премьер, то прокуратура туда и не вмешивалась. И все, что по закону должно было быть подвержено тотальному анализу и контролю, — не подвергалось. Это порождало схемы. Не только в прокуратуре. А и в МВД, и в СБУ их не замечали и не расследовали. Только после после революции достоинства мы все это вскрыли. 
Второе — это возбуждение уголовных дел против неугодных или внесение дел в реестры досудебных расследований с тем, чтобы потом оказывать давление на того, кого нужно. Мы знаем, как затем эти дела закрывались.

Полный текст интервью с Николаем Голомшей, в котором он расскажет, как работала ГПУ при Януковиче и Пшонке и как работает при новой власти, читайте на НВ в ближайшее время. 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: