27 августа 2016, суббота

В Украине сейчас поменять можно буквально все - Тарас Лукачук, вице-президент Mondelez International

В 24 года Тарас Лукачук стал директором отдела сбыта - самым молодым на этой должности среди всех менеджеров Kraft в мире
Фото: Александр Медведев

В 24 года Тарас Лукачук стал директором отдела сбыта - самым молодым на этой должности среди всех менеджеров Kraft в мире

Украинский менеджер, возглавивший один из ключевых региональных офисов транснациональной компании, рассуждает с НВ об особенностях ведения бизнеса в Украине

Теплый, солнечный день. Пятница. Сегодня НВ встречается с Тарасом Лукачуком, вице-президентом компании Mondelez International — одного из мировых лидеров пищевой промышленности. До недавнего времени компания называлась Kraft Foods, она выпускает такие популярные товары, как кофе Jacobs, шоколад Корона, жевательная резинка Dirol и многое другое.

Лукачук предлагает встретиться в Mille Miglia — заведении на первом этаже гостиницы Radisson Blue в Киеве. Здесь хорошая кухня, хотя и сложно избавиться от ощущения стерильности, присущей отельным ресторанам. “Зато это место располагает к беседе о бизнесе, и оно рядом с нашим офисом”,— объясняет Лукачук. Он выбрал столик с диваном в глубине зала.

Несколькими неделями ранее Mondelez сообщила о выделении своего кофейного бизнеса в отдельную структуру. Совместно с D.E.Master Blenders, международным производителем кофе и чая, компания объявила о решении создать на глобальном рынке Jacobs Douwe Egberts — вторую по величине кофейную компанию в мире (после Nestle) с объемом продаж порядка $7 млрд в год.

Президентом по Восточной Европе, Ближнему Востоку и Африке Jacobs Douwe Egberts станет Тарас Лукачук. В поле его ответственности окажется бизнес в 20 странах стоимостью порядка $700 млн.

“Рекрутеры говорят, что это прецедент, когда украинца назначают на такую высокую должность в международной компании”,— говорит топ-менеджер. Необычно и то, что региональный офис компании будет находиться в Украине, а не в одной из стран ЕС,— это была просьба Лукачука.

Оказывается, что наша встреча приходится на его день рождения. Лукачука подходит поздравить кто‑то из сотрудников Radisson, судя по бейджу на одежде.

Ему 38 лет, 19 из которых менеджер провел в Kraft Foods. Сейчас для компании украинский офис — один из самых успешных в мире. Несмотря на падение потребительских рынков, в прошлом году доля компании выросла или сохранилась во всех сегментах.

Лукачук пришел в Kraft в 1995 году. На втором курсе Киево-Могилянской академии он проходил стажировку в аудиторской компании KPMG, главой которой был тогда Юрий Логуш. В том же году Логуш возглавил созданный в Украине офис Kraft и пригласил на работу пятерых студентов академии.

“Это выглядело авантюрно — в компании из десяти человек пятеро были студентами. Готовность рисковать — очень сильная сторона Юрия Логуша”,— считает Лукачук.

90‑е годы, когда в Украину начали выходить международные компании, были хорошим временем для старта карьеры. Таким компаниям были нужны сотрудники, владеющие английским языком, поэтому первая волна украинских менеджеров — выпускники Института иностранных языков, а также Могилянки, где, помимо хорошего английского, давали также отличное экономическое образование.

— Тогда компании имели небольшие структуры. У тебя была не очень высокая должность, но хорошая возможность всему научиться. Компании постоянно росли, так что если ты работоспособен, то скорее всего сделаешь успешную карьеру.

Я не могу чиновнику даже шоколадку подарить

В 24 года мой собеседник стал директором отдела сбыта — самым молодым на этой должности среди всех менеджеров Kraft в мире.

Лукачук называет три поворотных события в своей жизни: поступление в Киево-Могилянскую академию, за выбор которой он благодарен родителям, открытие бизнеса Kraft на развивающихся рынках — Кавказе, Беларуси и Молдове — и решение покинуть компанию и перейти на работу в инвесткомпанию Dragon Capital.

— Я никогда не оказался бы на нынешнем месте, если бы в 2005 году не поехал открывать бизнес в Грузии. Это был феноменальный опыт — мы могли сесть в самолет и отправиться в новую страну, чтобы с нуля построить там компанию. Сейчас такие стартапы в крупных корпорациях практически невозможны.

Открытие бизнеса на Кавказе, в Беларуси и Молдове оказалось стратегически правильным шагом. Последние пять-семь лет эти страны дают региональному офису Kraft наибольшие темпы роста и компенсируют замедление украинского рынка. В сумме они уже занимают больше половины от объема продаж в Украине.

— Как получилось, что за эти рынки отвечает украинский офис, а не российский, как в большинстве корпораций?

— Мы взяли на себя инициативу и показали, что работаем очень эффективно. За десять лет мы увеличили этот бизнес с $20 млн до $200 млн. Россия, как и любой другой большой рынок, требует особого внимания. Сейчас я знаю минимум пять международных компаний, которые поступили также — передали крупные рынки в подчинение украинским офисам.

Мы прерываемся, чтобы сделать заказ. В Mille Miglia хороший сервис — официанты появляются и исчезают незаметно, а в разговоре легко переходят с украинского на английский или русский в зависимости от посетителя. Мы выбираем салаты с грушей и тартар из тунца, а также черный и ромашковый чай.

Разговор продолжается. В 2008 году Лукачук неожиданно решает уйти из компании. “К тому моменту я проработал в Kraft 12 лет и понимал, что нельзя все время оставаться в комфортной атмосфере. Рано или поздно жизнь тебя из этих условий вытолкнет, и будет очень больно. Так что лучше это сделать самому”,— объясняет он.

По мнению топ-менеджера, в профессиональном плане человека больше всего развивают не тренинги или книги, а смена работы — то есть стресс, вызванный кардинальными изменениями. Важно постоянно заставлять себя менять жизнь, иначе перестаешь замечать, что давно плывешь по течению.

Так Лукачук перешел в Dragon Capital — он был знаком с ее основателями: с управляющими директорами Дмитрием Тарабакиным и Андреем Дмитренко он вместе учился, а с генеральным директором Томашем Фиалой был знаком несколько лет. В компании Лукачук стал одним из партнеров и отвечал за розничные банковские операции и прямые частные инвестиции. Например, курировал сделку по инвестициям в компании Чумак и Венские булочки.

Тем не менее через год он вернулся в Kraft: “Мне позвонил президент региона Kraft и сказал примерно следующее: я понимаю, что еще через год я тебя уже не верну, но сейчас попытаюсь”.

Лукачук получил предложение, от которого было сложно отказаться,— возглавить новые рынки, в которые вошли 11 стран с перспективой возглавить весь регион, включая украинский рынок. Через три года так и случилось — Логуш покинул компанию, и его место занял Лукачук.

На момент назначения ему было 35 лет, и в его управлении оказался бизнес стоимостью более $1 млрд.

Я спрашиваю его об особенностях украинского бизнеса. Лукачук считает, что до 2011 года наш рынок имел высокие риски, но и большие возможности. Тот же Kraft менее чем за 20 лет вырос из компании с объемом продаж в $4 млн до более $400 млн. В большинстве стран мира такие темпы невозможны.

Читайте также: Украинец впервые возглавит ключевой офис транснациональной компании

Но за последние три года ситуация резко изменилась — с 2011 года риски возросли, а возможности сильно упали. На потребительских рынках рост был близок к нулю — в среднем не больше 3 % прироста в год.

Крупные международные компании оказались более устойчивыми благодаря тому, что вели свой бизнес прозрачно. В отличие от них, украинский бизнес часто уклоняется от налогов, и об этом отлично известно государству, но какое‑то время оно закрывает на эти нарушения глаза. А затем в какой‑то момент предъявляет претензии, объясняет Лукачук.

У международных компаний все иначе.

— У нас на уровне религии существует запрет на любое нарушение закона. Я не могу чиновнику даже шоколадку подарить.

По мнению Лукачука, это одна из причин, почему важно присутствие международных компаний в Украине.

— Международный бизнес нужно регулировать, а отечественного производителя — поддерживать. Но еще важнее, чтобы рынок перенимал стандарты международных компаний. У нас, украинцев, существует понятие, что в любой ситуации можно “порешать”. Сегодня очень важно зародить порядок в славянской душе.

С другой стороны, Лукачук признается, что его не слишком радует мысль о глобализации. Он уверен, что через какое‑то время в каждой сфере будет по два-три производителя большинства товаров — от шоколада до автомобилей. А это скучно — весь мир становится похожим.

— Приведу пример. Я очень люблю хорошее вино. Так вот если у французских производителей все ключевые шато скуплены инвесторами, то в Италии это по‑прежнему семейный бизнес.

Поэтому Château Margaux выпускают по 500 тыс. бутылок в год, а в Италии вино такого уровня делают в объеме до 100 тыс. бутылок. Там есть виноделы в 15 поколении, которые по‑прежнему делают вино едва ли не вручную, а с каждым клиентом говорят индивидуально. И вот в одном из таких шато я спросил хозяев, сложно ли им заниматься продажами? Они говорят: нет.

Например, недавно известный китайский поставщик предложил выкупить пятилетний объем выпуска их продукции. Но они отказались. Говорят: мы хотим, чтобы наше вино пробовала вся Европа. Обожаю Италию за это, хотя понимаю, что в экономическом плане они идут в никуда.

Как человек, работающий в международной корпорации, Лукачук уверен, что для бизнеса очень важны общие стандарты. Поэтому во многих компаниях сейчас отходят от индивидуального лидерства в сторону коллективных систем.

— Великие лидеры создают великие компании, но они же потом их разрушают. Поэтому главный тренд в менеджменте сегодня — это системность. Большинство рынков, где работают крупные компании, уже освоены. Поэтому даже если вы наймете харизматичного лидера, он не сможет кардинально изменить рынок, но ради своего эго способен поломать компанию.

— А вам не кажется, что до Стива Джобса тоже никто не верил, что на рынке гаджетов возможна революция?

— Да, но это уже скорее про роль личности в истории. Это исключение.
Украинскому бизнесу Лукачук советует брать лучшее от двух школ: системность принятия решения — от международного бизнеса и гибкость и скорость — от локального. По его словам, такие примеры в Украине есть.

Например, кондитерская корпорация Roshen. Кстати, продажа этого актива Петром Порошенко в связи с избранием его президентом, по его мнению, сейчас была бы крайне невыгодной. Стоимость бизнеса сильно упала, а через пару лет такой актив удалось бы продать раза в два дороже.

От бизнеса мы невольно переходим к политике. Если оценивать критично, то Украина за последние несколько лет сильно отстала в развитии, считает Лукачук и вспоминает недавнюю встречу в Европейской Бизнес Ассоциации, где одним из спикеров был грузинский реформатор Каха Бендукидзе.

— Представьте себе: приличная публика, человек 300, все в галстуках. Спикеры рассказывают в довольно общих фразах о потенциале Украине. И тут Каха, выступая с трибуны, говорит: вы не понимаете, в какой вы все ж…пе. И чтобы из нее выбраться, вы совершенно ничего не делаете. И все его выступление примерно в таком духе. Я понимаю, что это провокационно, но ведь он прав. Никто нянчиться с нами не будет — мы или изменимся, или нет.

Лукачук уверен, что в украинском государстве сегодня поменять можно буквально все.

Принципиальное отличие нынешней ситуации от 2005 года состоит в том, что многие бизнесмены готовы пойти в правительство, чтобы изменить эту систему. В стране уже выросло поколение хороших менеджеров, а кто, как не люди с 20‑летним опытом успешного управления бизнес-структурами, способны изменить госсистему?

Лукачук уверен, что самостоятельно система никогда не изменится, поэтому нужны люди извне, которые смогут провести радикальные реформы по грузинскому сценарию.

Сегодня очень важно зародить порядок в славянской душе

— А вы бы пошли на госслужбу?

— Сейчас — нет, потому что для изменения системы туда нужно заходить с командой. А в Кабмин пока приглашают по одному. Тебе говорят — иди в Нацбанк, а там десятки людей, которых ты не можешь сменить. Но реально я думал над возможностью уйти в политику. Это, может, прозвучит пафосно, но мне тут хорошо, я люблю эту страну. Просто сейчас в бизнесе я могу сделать больше, чем в госструктурах.

Мы рассчитываемся, когда ресторан уже почти опустел. Время ланча закончилось, и шумная толпа, в которой слышалась речь на самых разных языках, давно покинула зал.

Попрощавшись, Лукачук выходит на улицу первым. А я, выходя из зала, вспоминаю наш спор о лидерстве в компаниях и его вопрос: вы сами кого хотели бы видеть в кресле президента — харизматичного политика или системного менеджера? И понимаю, что на самом деле имеет значение другое — чтобы неважно как, но политики стали менеджерами.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: