6 декабря 2016, вторник

Луганское народное Приднестровье. Как ЛНР пытается создать для населения дешевую иллюзию нормальной жизни

Работники предприятия в Брянке, которое возобновило свою работу (июль 2015-го)
DR

Работники предприятия в Брянке, которое возобновило свою работу (июль 2015-го)

В оккупированных районах Луганщины местная власть, экспроприировав в свою пользу бизнес с большими оборотами наличных средств, пытается создать для остального населения дешевую иллюзию нормальной жизни

Полноценная жизнь в составе так называемой Луганской Народной Республики началась для города Антрацита после того, как примерно полгода назад его очистили от прежних хозяев. Речь о казаках, принадлежащих к организации, которую они сами называют Всевеликим войском Донским. “Всевеликие воины” обосновались в городе еще в 2014‑м и подчинялись атаману Николаю Козицыну, враждовавшему с главой ЛНР Игорем Плотницким.

Но после, как вспоминает Тамара, журналистка из Антрацита, “наших казаков зачищали”. Делали это, по ее словам, российские войска, которые не скрывали своей принадлежности — все были одеты в одинаковую форму с триколорами и имели солидную технику. “Зашли они в Антрацит из трех мест и сразу заблокировали абсолютно все”,— говорит горожанка.

Тамара рассказала об этом, а после, подумав, попросила не упоминать ее фамилию в печати.

Россияне изгнали казаков в интересах ЛНР. С этого момента в городе прочно установилась "центральная луганская власть".


Выпускники 2015 года Луганского медуниверситета демонстрируют дипломы российского образца
Выпускники 2015 года Луганского медуниверситета демонстрируют дипломы российского образца


Она действительно центральная, эта самая власть — по словам местных жителей, в последнее время республика обзавелась некоторыми признаками государственности. Так, в Луганске и окрестностях работают прокуратура, полиция, местами функционируют суды. Есть некое подобие собственной банковской системы, власть начала печатать собственные почтовые марки. А мелкие бизнесмены исправно платят в бюджет налоги. Более того, республика в последние несколько месяцев принялась регулярно выплачивать пенсии, причем в рублях. Эта валюта, как рассказали НВ сразу несколько жителей ЛНР, стала в регионе основной, а гривна все реже встречается в обороте.

А еще местные угольные предприятия переключились на поставки в РФ.

Сергей Иванов, бывший луганчанин, ставший после переезда в Киев популярным блогером, рассказывает: в ЛНР сделали типичную протокоммунистическую авторитарную республику, в которой декларируется равенство, братство и интернационализм. “Они живут хуже, чем на сопредельных территориях, но гуманитарной катастрофы там нет: Россия греет, деньги выдают. А лидеры этой республики ни в чем себе не отказывают”,— говорит он.

Рублевая зона

Рынок города Ровеньки, находящегося на тех территориях, которые в Украине считают оккупированными районами Луганщины, неплохо иллюстрирует отсутствие гуманитарной катастрофы — здесь весьма оживленно.

Причина — в российской валюте. Об этом говорит 59‑летняя местная пенсионерка Наталья, побоявшаяся назвать свою фамилию. Мол, Россия взяла республику на содержание: деньги — рубли — поступают регулярно, напряженность спала. Даже начали выплачивать регрессы и оплачивать больничные. Содержи себя город сам, всего этого не было бы — наполнение местного бюджета идет едва-едва.

Сейчас шахтерам ничего не полагается, - Елена Степова, бывшая жительница луганского города Свердловска

Власти республики даже решили возобновить выдачу пенсий: платят их в рублях, ориентируясь на размер в довоенный период, из расчета 1 гривня — 2 рубля. В то же время официальный киевский курс — за 1 гривну дают 3,5 рубля. То есть в ЛНР он сильно занижен не в пользу обывателей.

В расчетах доминирует рубль, ставший официальной валютой. “Люди восприняли переход на российскую валюту по‑разному, но особой радости не заметно”,— рассказывает пенсионерка. Многие продавцы, мол, просят гривны, некоторые даже делают скидки, если оплачивать их товар в украинской валюте. “Но официально это пару дней назад запретили”,— говорит Наталья. В итоге цены поползли вверх.

Журналистка Тамара иллюстрирует ситуацию теми цифрами, что регулярно встречает на рынке и в магазинах: сахар — от 26 грн / кг, огурцы — 20 грн / кг, помидоры — от 15 грн / кг и выше, масло растительное — около 40 грн за литр. А вот вареная колбаса второго сорта обойдется уже в 100 грн / кг. “У нас цены, наверное, на уровне Москвы”,— сокрушается она.

Появилось много российских товаров, продолжает жительница Антрацита. И тут же добавляет, что они — низкого качества по сравнению с украинскими продуктами, поэтому и более дешевые. “Из-за этого люди приходят на рынок и специально ищут и покупают только украинские товары”,— говорит журналистка.

В жизни республик появились и другие призраки мирной жизни.

Елена Степова, ранее проживавшая в луганском городе Свердловске, где у нее осталось множество знакомых, рассказывает: там выпускаются газеты, работают типографии, даже есть подобие банковской системы. “Ходит человек с дипломатом денег, терминалом и переносным компьютером. Деньги у него можно снять с любой карточки любого банка Украины”,— говорит Степова.

На оккупированной территории Луганской области также действуют отделения так называемого Первого финансового центра. Через эту структуру можно за отдельное вознаграждение снимать деньги с банковских карт, пополнять их, обменивать валюту, совершать денежные переводы, оплачивать счета и за мобильный телефон.

Появилась и определенность в сфере образования. Институты из РФ признают школьные аттестаты ДНР и ЛНР. Луганские вузы выдают российские дипломы — например, местный мединститут теперь вручает выпускникам “корочку” Ростовского государственного медуниверситета.


Покинувший Луганск блогер Сергей Иванов рассказывает, что власть так называемой ЛНР оседлала денежные потоки на подконтрольных ей территориях
Покинувший Луганск блогер Сергей Иванов рассказывает, что власть так называемой ЛНР оседлала денежные потоки на подконтрольных ей территориях


В ЛНР вышел из комы рынок недвижимости. Местные нотариусы нашли способ продавать квартиры. Для этого сделку оформляют на территории Харькова или Северодонецка. После чего новый собственник жилья обращается уже к нотариусу в Луганске, чтобы тот продублировал документы на бланке ЛНР.

Но все социально-экономические успехи республики меркнут на фоне общей разрухи и глобальной безработицы в оккупированном регионе. Последняя фигурирует даже в итоговых документах мониторинга ОБСЕ — число нетрудоустроенных растет. Потому что часть предприятий разрушены, кое‑какие остановлены, а среди работающих много таких, которые используют лишь часть довоенных мощностей.

Из-за этого мужское население активно подалось в ополчение. Зарплаты там — от 4 тыс. до 7 тыс. грн в месяц. Для разоренного региона — большие деньги.

Экономика угля

Деньги в местную экономику попадают не только в качестве “гуманитарной помощи” на содержание боевиков из РФ, но и как плата за местный уголь. Луганские добывающие предприятия активно им торгуют.

Оживление в этой сфере очевидно. В Антраците, к примеру, начала работать шахта Комсомолка, которая добывает почти 4 тыс. т угля в сутки — это фактически довоенный уровень ее производительности.

Поначалу, как вспоминает журналистка Тамара, по Антрациту транзитом шли машины с углем в сторону соседнего государства — сырье вывозили из нескольких полулегальных копанок. Но в последнее время, и об этом говорит не только журналистка, но и другие опрошенные НВ местные жители, в Россию пошли целые железнодорожные составы. Они везут уголь с крупных луганских предприятий, в том числе с шахт компании ДТЭК миллиардера Рината Ахметова. “Шахты ДТЭК, которые находятся в РФ, на 21 % увеличили добычу. За счет чего? Новые мощности? 20 % — это очень много”,— говорит журналистка-аноним из Антрацита. Ответ на собственные вопросы у нее есть: рост произошел именно за счет угля из Украины.

С ее мнением согласна Степова. Ее знакомые из Свердловска, где расположено предприятие Свердловскантрацит, входящее в ДТЭК, рассказывают, что отгрузку угля здесь производят официально, вагоны отправляются на пограничное КПП Красная могила, а оттуда — российским потребителям. В обратном направлении движутся рубли, которые в итоге оказываются в кошельках шахтеров.

То же самое происходит и на ровеньковских шахтах, являющихся частью ДТЭК: то, что они торгуют с Россией, подтвердил лично Игорь Плотницкий. В середине лета он посетил город и заявил, что пошли поставки угля из Ровеньков для российских потребителей.


Летом в Луганске власти организовали выставку-ярмарку продукции местных предприятий
Летом в Луганске власти организовали выставку-ярмарку продукции местных предприятий


По мнению Степовой, от такого поворота дел владелец ДТЭК лишь выигрывает: тратиться на растаможку не нужно. Да и с работниками стало полегче: профсоюзов у тех нынче нет, каких‑либо наложенных государством требований по использованию их труда — тоже. “Раньше шахтерам полагались бесплатные путевки — в Крым, на море. Сейчас шахтерам ничего не полагается: поднимаешь голос — тебя увольняют и ставят на твое место другого”,— рассказывает Степова.

Впрочем, в самом ДТЭК отрицают поставки угля в РФ. Ольга Степаненко из департамента по связям с общественностью компании утверждает: предприятия, расположенные на территориях, не подконтрольных Украине, перерегистрированы на “большую землю” и функционируют согласно украинскому законодательству. “Шахты ДТЭК являются градообразующими предприятиями в городах, компания старается выполнять свои обязательства перед своими сотрудниками”,— добавила она.

В ЛНР всячески пытаются оживить не только угольную отрасль, но и экономику региона в целом. Например, местные власти предлагают предпринимателям использовать бартерные схемы для упрощения хозяйственной деятельности “в условиях ограниченных возможностей банковской системы”. По мнению председателя бюджетного комитета Народного совета республики Павла Малого, бартер позволит ускорить движение товаров и насытить ими рынок.

Но пока наибольшие успехи республика демонстрирует в деле создания государственных органов. “Они создали Кабинет министров во главе с бывшим заправщиком Цыпкаловым, у которого на лице цирроз написан”,— иронизирует Иванов.

Новые луганские

В ЛНР все четче вырисовывается новая элита, говорят собеседники НВ. Определить этих людей несложно — они все сегодня сосредоточились в республиканской власти.

“Я, как человек, который был в этой системе [украинской прокуратуре], знаю генерального прокурора республики — он работает на карман,— рассказывает блогер Иванов.— Сразу отжали все самые прибыльные виды бизнеса, которые связаны с крупной промышленностью и ритейлерскими сетями,— то, что дает постоянную копейку”.

ЛНР национализировала супермаркеты АТБ, которые заново открылись под маркой Народный. Прибыль от работы сети, как убежден Иванов, получает семья Плотницкого, жена которого отличается хорошей бизнес-хваткой.

Схожая история произошла и с другими торговыми точками крупных украинских сетей — луганская власть их национализировала.

Впрочем, местной элите приходится делиться. Адвокат Игорь Чудовский, который раньше вел дела в Луганске, знает 40 % руководителей ЛНР — это его бывшие клиенты. Один из них рассказал, что у каждого министерства есть “смотрящий” из России, который следит за финансовыми потоками. Не так давно произошел скандал с участием Плотницкого — Кремль обвинил того в воровстве гуманитарной помощи. Чтобы уладить дело, руководитель ЛНР отвез своим “кураторам” в Москву презент в размере $50 млн.

Причем, как уточняет Чудовский, проблема была не в том, что Плотницкий воровал гуманитарку, а в том, что при этом он начал давать маленький откат российским чиновникам, обеспечивающим поток таких грузов в ЛНР. “Это большущий бизнес. Любое подобие Абхазии для РФ — это бизнес, где сидят спецслужбы и зарабатываются деньги”,— объясняет адвокат.

О том, что смутное время подняло вверх по социальной лестнице сомнительных людей, рассказывает и журналистка Тамара. В Антраците, например, народный мэр — это бывший участковый милиционер. “Мужичок, ничего из себя не представляющий. А теперь у него уже какие‑то амбиции появились”,— говорит она.

По ее мнению, атмосфера в республике очень сильно отличается от того, что было при Украине. И это ощущают многие.

Раньше у местных жителей были надежды: мол, “все будет нормально, будем в России, Россия нам все даст”. Сейчас же основная масса людей, по словам журналистки, понимает, что “мы попали”. И многие уже в открытую об этом говорят.

Иванов убежден, что в ЛНР построили Северную Корею, в которой есть строгая вертикаль власти, лидер во главе и нищее население. “Денег у подавляющего большинства жителей нет. Зато власти ремонтируют памятники героям Великой Отечественной войны”,— говорит блогер.

И если Украина создаст эффективные программы для переселенцев, наладит социальную рекламу, ориентированную на оккупированные территории, а главное — продемонстрирует реальные реформы и рост благосостояния, вся эта “утопия” разлетится вмиг. Так думают многие в регионе. Но пока молчат.

Материал опубликован в НВ №29 от 14 августа 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: