8 декабря 2016, четверг

Куратор международной выставки Documenta - об украинских художниках и роли искусства в современном мире

Ролстрат работает над формированием программы Documenta, которая откроется весной 2017‑го
Фото: Александр Медведев, НВ

Ролстрат работает над формированием программы Documenta, которая откроется весной 2017‑го

Дитер Ролстрат, куратор одной из самых престижных международных выставок Documenta,— о ключевой ошибке, которую допускает украинское правительство, когда даже не пытается заинтересовать мир современным искусством своей страны

В переменчивой иерархии мира современного искусства есть лишь несколько проектов, работа над которыми для куратора сравнима с попаданием на верхнюю строчку списка американского Forbes для бизнесмена. Выставка Documenta, которая проходит каждые пять лет в немецком Касселе и собирает сливки мирового арта,— из их числа. Бельгиец Дитер Ролстрат — тот самый счастливчик и один из ее кураторов.

Более десяти лет он работал в музеях Антверпена и Чикаго, реализуя десятки масштабных проектов при участии ведущих художников мира. Также Ролстрат курировал павильон Бельгии в 2005 году на авторитетной биеннале в Венеции.

Украина обязана иметь Министерство культуры, которое понимает, насколько мощным экспортным продуктом является искусство

Теперь он работает над формированием программы Documenta, которая откроется весной 2017‑го. Эту выставку ждут: среди специалистов принято считать, что каждая Documenta знаменует новый поворот в мировом искусстве и очерчивает интеллектуальную моду на несколько лет вперед.

В рамках подготовки к этому масштабному событию, которое впервые будет проводиться не только в Касселе, а также на территории греческой столицы, Ролстрат беспрерывно колесит по миру. В каждой из стран он знакомится с местной арт-средой и выбирает художников для будущей выставки. Значимым пунктом на карте его турне стала в этот раз Украина. Сюда он приехал по приглашению независимых украинских кураторов, хотя в большинстве стран организацией таких визитов занимается государство.

Воспользовавшись случаем, НВ встретилось с бельгийцем в Киеве и записало с ним интервью.

— С творчеством кого из украинских художников вы были знакомы до приезда в Украину?

— Очень немногих. По сути, я знал только о фотографе Борисе Михайлове, слышал, что в Харькове сильная художественная традиция.

— В Украине немало хороших художников, чьи работы продаются на крупнейших аукционах и экспонируются на больших арт-событиях, таких как Венецианская биеннале. Как вы думаете, почему профессионалы за рубежом зачастую плохо знакомы с украинским искусством?

— Недавно я побывал в Вильнюсе. Литва — маленькая страна, а население города составляет всего 500 тыс. человек. Однако там работает огромное количество художников, и много информации о них можно получить, находясь в Берлине или Лондоне. А все потому, что они приглашают профессионалов, чтобы рассказать им о себе. Безусловно, у жителей балтийских стран исторически сильная связь с теми же Швецией, Данией, они более открыты для европейского капитала. Но это в первую очередь вопрос политики.

Такая страна, как Украина, просто обязана иметь Министерство культуры, которое понимает, насколько мощным экспортным продуктом является искусство. Поэтому политикам стоило бы инвестировать больше средств и усилий в то, чтобы привозить в Украину как можно больше зарубежных кураторов.

Судя по тому приему, который мне устроили в Киеве, могу с уверенностью сказать, что мои коллеги здесь редкие гости. И это позор, потому что в Украине происходит очень многое. Я уже познакомился с [художниками молодого поколения] Жанной Кадыровой, Никитой Каданом, Алевтиной Кахидзе. У них внушительный опыт международного сотрудничества. Тем более странно, что я о них не знал.

С другой стороны, наличие ресурсов не всегда означает хорошее представительство страны на культурной арене мира. Взгляните, к примеру, на Россию — на международных биеннале мало художников оттуда.

— Каковы впечатления от творчества украинцев?

— Есть один момент, на который я обратил внимание. Когда я бываю в Польше, Литве, Румынии, Хорватии, Украине, то есть в постсоветских странах, то вижу, что многие художники в своем творчестве обращаются к советскому наследию. В 1990‑е это было неизбежно и важно, в 2000‑х — тоже. И мне интересно, что заставляет молодых художников, рожденных в 1980‑х и почти не имеющих советского опыта, обращаться к этому периоду. Насколько могу судить, для художников Киева, равно как и авторов из Софии или Кишинева, взаимодействие с этим историческим грузом представляет своего рода вызов. Мне интересно, как долго эта тема будет актуальной.

Кроме того, украинские художники очень вовлечены в политику, много рефлексируют над событиями в Крыму и Донбассе. Это очень хорошо, но есть одна опасность — политика может полностью поглотить искусство и превратить его в свой инструмент. Думаю, Киев — интересное место для экспериментов с этим балансом.

— Какие тренды современного искусства, на ваш взгляд, сегодня доминируют в мире?

— Я построил свою кураторскую карьеру на историографическом повороте в искусстве. Он произошел на Западе после терактов 11 сентября 2001 года в США и заключался в повышенном интересе художников к памяти о прошлом в противовес забыванию и устремленности в будущее.

Теперь этот маятник качнулся в обратную сторону, память больше не в моде. Лучше всего я знаком с творчеством художников Америки, Германии и Бельгии. И могу утверждать, что новое поколение авторов больше всего интересует цифровая культура. Лично у меня нет страницы в Facebook, но я знаю, что для большинства людей это ключевой канал коммуникации. А художники, рожденные в 1980‑х и позже, работают именно с этой реальностью.

— Роль искусства в современном мире по‑прежнему велика?

— Думаю, роль искусства не меняется в зависимости от того, когда оно создается, однако зависит от того, где его создают.

Например, для Нью-Йорка искусство — это что‑то одно, а для Киева — нечто совершенно иное. Искусство довлеет над Нью-Йорком, где работает множество галерей и хорошо развит рынок. Искусство создает там своеобразную среду. В Киеве же галерей и коллекционеров довольно мало.

Зато причины, подталкивающие людей быть художниками, универсальны для всего мира. Никто не становится художником для того, чтобы быть богатым и знаменитым, хотя некоторым это удается. Художниками, как правило, становятся из‑за огромного стремления к свободе.

А еще важно, чтобы в искусство инвестировались государственные деньги. Потому что это помогает прибавить ему веса в глазах общества.

Материал опубликован в НВ №24 от 10 июля 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: