30 марта 2017, четверг

Год после "референдума": пять ответов на вопросы почему Украина отдала Крым и как его вернуть

Аннексия Крыма оказалась наглостью и неожиданностью для всех в мире, включая часть жителей даже самой России. На фото - март 2014-го, Санкт-Петербург, протест против вторжения России на полуостров

Аннексия Крыма оказалась наглостью и неожиданностью для всех в мире, включая часть жителей даже самой России. На фото - март 2014-го, Санкт-Петербург, протест против вторжения России на полуостров

Ровно год назад в Крыму прошел референдум, на котором 96% избирателей якобы проголосовали за присоединение к России. Почему Украина не защитила Крым? И сможет ли она его вернуть? На эти два вопроса отвечают пятеро человек, год назад активно выступивших против аннексии

Лиза Богуцкая, крымская активистка, дизайнер, покинула Крым после проведенных российскими силовиками обысков в ее доме и шестичасового допроса

Украина и не пыталась защитить Крым. Она не "не смогла", а "не хотела". Для того, чтобы что-то мочь, надо этого желать. Не было желания у Украины. Причин несколько. После падения режима Януковича казна в Украине оказалась пустой, Крым – дотационный регион. Отдать его России для украинской власти означало снять с баланса ненужный балласт. Это была первая причина.

Вторая – то, что Путин входит в Крым, что будет аннексия, – об этом знали все. Об этом кричали соцсети еще до того, как это произошло. Думаю, Украина не просто не боролась – это была спланированная акция. Завоевать Крым – это была не только мысль Путина. Это была мысль отдельных граждан Украины, находившихся в то время при власти – помочь Путину в этом. Не знаю, какие личные интересы при этом преследовались, но то, что интересы снять с баланса Крым точно были – это факт. Мне кажется, чисто экономический был расчет у украинского руководства. Буквально у нескольких человек, которые принимали такое решение.

Украина вернет Крым, если на то, прежде всего, будет воля Божья. Во-вторых, если все-таки руководство страны поймет, что в жизни не все зависит от их желаний, что нужно принимать взвешенные решения, а не руководствоваться сиюминутными финансовыми интересами, то, я думаю, Украина вернет Крым.

Украина не "не смогла" защитить Крым – она "не хотела". Она не просто не боролась – это была спланированная акция

Но на сегодняшний день я вижу обратное. Я вижу, что мыслят категориями бизнесменов все те, кто принимают решения о Крыме. Знаете, какие очереди из фур стоят на въезде в Крым? Что через оккупированную территорию Крыма осуществляется торговля с Россией? Крым является транзитом контрабанды в Россию. При этом абсолютно ограничен перевоз пассажиров из Крыма в Украину и обратно.

Это все больше походит не на желание возвратить Крым, а на желание уничтожить оставшиеся последние проукраинские настроения в Крыму самой же Украиной. У проукраинских крымчан, которые находятся на оккупированной территории, нет никаких иллюзий по поводу того, что Украина мечтает вернуть Крым. Мне кажется, если сами жители Крыма, сами украинцы, которые уехали из Крыма в Украину, решат вернуть Крым, то вернут его без нынешней власти. Поскольку власть испытывает абсолютно однобокое и чисто материальное отношение. 

Очень хотелось бы, чтобы закрылись каналы, которые поставляют продукты для оккупанта, поскольку пророссийское население в Крыму считает, что все в их жизни стало замечательно, и что хохлы никуда не денутся и все равно будут их кормить. Это самое опасное. При таком положении мы никогда не добьемся возврата Крыма. И всегда будем чувствовать себя униженными, оскорбленными и растоптанными своей же украинской властью.


Украинские солдаты покидают Крым. 19 марта 2014 года
Украинские солдаты покидают Крым, 19 марта 2014 года


Андрей Зубов, российский историк и политолог, после оккупации Крыма, лишился места профессора МГИМО из-за того, что в контексте аннексии полуострова публично сравнил Путина с Гитлером

Видимо, защитить Крым Украина практически не могла, потому что все было в состоянии такой революционной разрухи. В этой ситуации сопротивляться российскому спецназу было практически невозможно, иначе было бы много крови, а человеческие жизни – дороже. Тогда еще практически не было армии. Мне кажется, тогда, в тех обстоятельствах, самое мудрое было то, что и было сделано – Крым был оставлен Украиной, но юридически, естественно, оккупация не была признана.

Разумеется, возможность вернуть Крым у Украины есть. Скорее, проблема будет не в связи с Украиной, а в связи с Россией. Дело в том, что единственное, что надо Украине – это твердо юридически настаивать (и ей самой, и мировому сообществу) – что имела место незаконная оккупация, аннексия, и Украина требует возвращения Крыма. Соответственно, на Россию наложены санкции, которые тягостны для нее. Они изолировали Россию от мирового сообщества, что очень плохо.

России надо будет признать украинскую юрисдикцию Крыма, иначе она не выйдет из режима санкций

В ситуации, когда Россия – при этом ли режиме, при новом ли (скорее, при новом) – захочет выйти из режима санкций и опять стать полноценным элементом мирового сообщества – ей надо будет вернуться к тому, что называется status quo ante bellum – положению вещей, имевшему место до начала конфликта. И соответственно, передать Крым Украине. Видимо, Россия будет оговаривать какие-то условия автономии русскоязычного населения, но это уже другой разговор. Так или иначе, России надо будет признать украинскую юрисдикцию Крыма, иначе она не выйдет из режима санкций и будет в уязвленном состоянии. Так что любое новое русское правительство, которое будет заинтересовано в нормализации отношений с миром, пойдет на возвращение Крыма Украине.

Как это будет воспринято в самой России? Общественное мнение, как мы, к сожалению, убедились, управляемо. И в России, и в Украине. Сейчас в России идет однозначная пропаганда в пользу реваншизма. Но как только вектор изменится, как только людям начнут объяснять реальное положение дел, реальное положение вещей в Крыму до оккупации, те издержки, которые приходится нести России в связи с присоединением Крыма, – думаю, очень быстро большинство россиян сменит позицию с реваншистской на вполне терпимую.

Разумеется, любой договор – это какие-то взаимные уступки. Но мне кажется, что в итоге удастся достаточно легко убедить общество в том, что захваченное незаконно надо все-таки вернуть.


Президент и премьер Рф Владимир Путин и Дмитрий Медведев в Ялте, август 2014-го
Президент и премьер Рф Владимир Путин и Дмитрий Медведев в Ялте, август 2014-го


Андрей Клименко, главный редактор крымского портала BlackSeaNews, покинул полуостров вместе с командой после того, как в аннексированном Крыму начались преследования журналистов 

Могла ли Украина защитить Крым? Я вам скажу две вещи важных, которые еще не звучали в украинской прессе. Первая касается первых дней и всего последовавшего за ними марта, когда шла блокада украинских воинских частей. С середины 90-х, после завершения раздела Черноморского флота между Россией и Украиной, украинские и русские военные моряки дружили. Они участвовали в одних и тех же форматах военно-морских учений, жили в одних домах, на одной лестничной площадке. Они были родственниками. Один брат служил в украинских ВМС, а другой в ЧФ России. Они женились на сестрах, оканчивали одни учебные заведения. Все эти годы проводилась политика "два братских народа". И когда эти люди вдруг стали врагами – это очень сложный психологический барьер, когда надо выстрелить не просто во врага в другой форме, а в своего знакомого, родственника, "однокашника", соседа по причалу. Это сложный психологический барьер. И он был преодолен только на Донбассе, когда уже началась война по-взрослому.

У меня нет сомнений в том, что мы вернем Крым. Более того, с каждым месяцем мне все больше кажется, что это произойдет быстрее, чем я думал

Второе. Часто спрашивают, почему крымчане не выходили на улицы? Во-первых, выходили сотнями и тысячами, украинцы и русские. Выходили тысячами крымские татары. Но национальное движение крымско-татарского народа всегда само себя гипнотизировало тем, что оно борется ненасильственными методами. Что касается другой части крымского общества, то в Крыму сложился любопытный феномен: всегда в крымском обществе существовал консенсус относительно того, что нельзя срывать курортный сезон, потому что с него живет половина полуострова. Поэтому никогда в Крыму акции гражданского неповиновения, в том числе крымско-татарского народа, не переходили красную черту.

У меня нет сомнений в том, что мы вернем Крым. Более того, если год назад, находясь в Крыму, я думал, что это будет лет через 10, то сейчас, с каждым месяцем, по моим ощущениям человека, который прожил в Крыму почти 50 лет, мне все больше кажется, что это произойдет быстрее. Потому что вытащен краеугольный камень из послевоенного мироустройства Европы. В Европе не было такого. Это первая аннексия. И мое выступление 6 марта в Вашингтоне по Крыму меня еще раз убедило в том, что, например, наши американские союзники это совершенно четко понимают. Они понимают, что этим символическим действием – аннексией Крыма – Путин поставил себя выше Рузвельта, Черчилля и даже Сталина. Сделал это, аннексировав через 70 лет именно то место, где проходила Ялтинская конференция, заложившая основы "ялтинского мира", который с 45 года до прошлого года в Европе работал.


В Киеве вынужденные выехать с оккупированного полуострова крымчане требуют вернуть им родину, июнь 2014-го
В Киеве вынужденные выехать с оккупированного полуострова крымчане требуют вернуть им родину, июнь 2014-го


Илья Пономарев, депутат российской Госдумы – единственный член Думы, год назад проголосовавший против закона о принятии Крыма в состав РФ

Возможность удержать Крым была. Изначально 20 лет можно было бы вести другую политику; и в момент начала агрессии тоже можно было бы действовать более решительно. Но история не знает сослагательного наклонения...

При новой власти в России вполне можно будет поставить точку в конфликте. Быстро, конечно, это не произойдет, но рано или поздно случится

Что касается возврата полуострова – решать населению Крыма. Сейчас надо построить успешную Украину с процветающей экономикой – и это будет лучшим приглашением людям подумать еще раз о своем будущем. При новой власти в России вполне можно будет поставить точку в конфликте. Быстро, конечно, это не произойдет, но рано или поздно случится.


Одиозный российский телеведущий Дмитрий Киселев пожимает руки самопровозглашенным крымским лидерам Сергею Аксенову и Владимиру Констатниновуspeaker во время церемонии подписания документа о присоединении Крыма к России, 18 марта 2014-го
Одиозный российский телеведущий Дмитрий Киселев пожимает руки самопровозглашенным крымским лидерам Сергею Аксенову и Владимиру Константинову во время церемонии подписания документа о присоединении Крыма к России, 18 марта 2014-го


Мустафа Джемилев, лидер крымско-татарского народа и экс-председатель меджлиса, после аннексии Крыма был вынужден покинуть полуостров, въезд туда ему запрещен  

Для политического истеблишмента Украины да и вообще для мировой общественности, аннексия Крыма была наглостью и неожиданностью. Чтобы в XXI веке вот так ввести свои войска, захватить часть территории другой страны, а потом ее присоединить – мало кто этого ожидал. Хотя в 2008 году, когда мы заявляли о том, что после грузинско-русской войны следующим на очереди может быть Крым, что надо немедленно изгонять черноморский флот из Крыма – нас назвали провокаторами, которые хотят испортить братские отношения с Россией.

Россия подобрала момент. Хотя готовилась, я уверен, очень долго к этому. Россияне прикрывались лицемерными заявлениями о том, что они за территориальную целостность нашей страны, а в это же время и у себя в России, и внутри Украины готовили удобный момент для того, чтобы вторгнуться на нашу территорию.

В момент аннексии украинские силы на полуострове не шли ни в какое сравнение с теми силами, которые были сконцентрированы, во-первых, на военно-морской базе России. Там 20 тыс. персонала, кроме того, они подогнали сразу еще около 10-15 тыс. человек с огромной техникой. Сопротивляться было практически невозможно.

Есть такой принцип: когда на твою страну нападает враг, ты не считаешь его численность – ты начинаешь его уничтожать, сколько есть возможностей

Но есть такой принцип: когда на твою страну нападает враг, ты не считаешь его численность – ты начинаешь его уничтожать, сколько есть возможностей.

У нас сил не было. Хорошо это или плохо, можно по-разному рассуждать. Да, не было кровопролития. Да, все обошлось тремя погибшими. Если бы в Крыму начались военные действия, это была бы в первую очередь трагедия для нашего народа. Первым делом начали бы уничтожать крымских татар. Даже если бы мы не оказывали сопротивления.

Во-вторых, была очень большая надежда на Будапештский меморандум, на то, что страны-гаранты будут защищать целостность и безопасность Украины. Эти надежды оказались напрасными. Конечно, они вводят какие-то санкции, высказывают какие-то возмущения. Но гарантий безопасности и территориальной целостности пока они нам не обеспечили. Такое вот сложное стечение обстоятельств.

Сможет ли вернуть Украина Крым – это очень трудный вопрос. Это зависит от многих факторов. Но то, что он обязательно будет возвращен, в этом нет никакого сомнения. Вопрос только во времени. Это уже вопрос мирового порядка. Если мировое сообщество согласится с тем, что кто-то по праву сильного может отторгнуть часть территории другой страны – тогда надо ожидать в мире очень больших беспорядков, и главное, усиленного распространения ядерного оружия. Ведь мы же отказались от ядерного оружия в обмен на гарантии. А оказывается, эти гарантии не работают.


Жители Севастополя смотря телетрансляцию выступления Путина, апрель 2014-го
Жители Севастополя смотрят телетрансляцию выступления Путина, апрель 2014-го


 

 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: