3 декабря 2016, суббота

«Кремль обозлится, но это не решение». Как восприняли жесткие формулировки европейцев в России и что они меняют

В России ПАСЕ воспринимают как декоративный орган и не боятся, но на мировой арене оно реально укрепит климат всеобщего осуждения Путина, считают эксперты по РФ

В России ПАСЕ воспринимают как декоративный орган и не боятся, но на мировой арене оно реально укрепит климат всеобщего осуждения Путина, считают эксперты по РФ

В России жесткие формулировки ПАСЕ по ситуации в Украине практически не освещаются и всерьез не воспринимаются, рассказывают российские эксперты. Но определенное влияние на хозяина Кремля они возымеют

В резолюциях ПАСЕ по Украине учтены все предложенные поправки, на которых настаивала украинская сторона. Война на Донбассе названа российской агрессией, аннексия Крыма – оккупацией, признан факт присутствия российских войск на востоке Украины, а также то, что самопровозглашенные республики "ДНР" и "ЛНР" созданы при поддержке и под контролем Российской Федерации. Также документы выдвигают ряд требований к украинской и российской сторонам, среди которых – остановить репрессии на оккупированных территориях, в частности, по отношению к крымским татарам в аннексированном Крыму, перевезти в Украину всех незаконно удерживаемых на контролируемых Россией территориях заключенных, прекратить вывозить в Россию людей, не имеющих российского гражданства, в частности – крымчан, а также выполнить все условия Минских соглашений.

В Украине решение ПАСЕ было воспринято с воодушевлением. Украинские представители в Ассамблее рассказали, как сложно было добиться таких формулировок от европейских парламентариев и сломать российское лобби в Европе. Они называют решение ПАСЕ историческим и считают, что оно позволит повлиять на Россию, в частности не допустит снятия с нее санкций.

Как восприняли решение ПАСЕ в России, рассказывают российские эксперты.

Павел Фельгенгауэр, российский военный эксперт

В целом это никак не повлияет на ситуацию. Разве что принесет некоторое моральное удовлетворение.

Это решение отражает тот факт, что сейчас из-за ситуации с Алеппо в Сирии отношение Европы к России резко ухудшилось. Потому Украину так сильно и поддержали. Без этого, скорее всего, формулировки были бы несколько другими. Если бы Россия захотела, она наверняка могла бы нарочно включить в свою делегацию нескольких депутатов, избранных в Крыму, и все закончилось бы только скандалом.

В России эту ситуацию с резолюциями вообще не освещают, нигде не показывают. Я только на украинских сайтах нашел изложение этой истории. В России вообще этого нет, это вообще не новость. И влияние этой ПАСЕ весьма ограниченно. Но то, что к России резко ухудшилось отношение в Европе, это реальный факт. И это серьезно.

Чего же стоит ожидать теперь? Могут быть, в принципе, новые санкции против России. Но они в действительности связаны не с Украиной, а с Алеппо в настоящий момент. На Украину будут меньше давить по выполнению Минских соглашений в российском варианте – это тоже важно.

На Донбассе серьезных военных действий не будет. По меньшей мере, до Нового года. На это есть ряд причин – климатических, политических и организационных. Сейчас открылась форточка для дипломатических контактов, а потому полномасштабные серьезные боевые действия могут начаться только в январе.

Пользуется ли Россия этой дипломатической форточкой? Вот сейчас предлагает Нормандскую четверку, наверное, надеясь, что на Киев окажут давление. Похоже, по нынешней ситуации, сильно давить на Киев не будут. Но это не то чтобы в Европе вдруг признали, что Украина во всем права, а Россия ни в чем не права. Сейчас главное влияние оказывает все-таки не ситуация в Украине, а Алеппо.

Игорь Сутягин, российский военный эксперт в Лондоне

Обозлится Кремль в очередной раз. Но это не ведет к решению проблемы, потому что не лежит решение проблемы в сфере решений ПАСЕ. Парламентская Ассамблея Совета Европы – это клуб по интересам по большому счету. К сожалению, это не место, где принимаются какие-то политические решения.

Да, это моральное осуждение Путина. Это еще раз укрепит климат всеобщего осуждения Путина. Это хорошо. Ему сложнее станет искать ситуативных союзников в Европе. В этом смысле, это хорошо. Меньше станет каких-то выступлений от тех, кого в Германии называют «понимающими Путина». Но все это медленно действующие факторы. Они не приведут к тому, что немедленно все начнет решаться. Поэтому не изменится пока практически ничего.

Можно констатировать, что Путин сейчас просто дергается. Он в отчаянии, потому что не получается ничего, все сломалось. Его блеф раскрылся. И это означает, что нужно искать решение. Это тот фактор, который может привести к началу изменений. Путин опять оказывается в ситуации изоляции, как это было в Брисбене в июле 2014 года. Тогда это привело к серьезным последствиям, очень трагическим. Но сегодня это – лишь повторение старой ситуации в новых условиях.

Путин не может начать сегодня какое-то новое наступление, потому что запасов у него уже не хватает. Поэтому появляются новые шансы того, что ситуация будет как-то разрешаться. Но когда и как – пока говорить рано и сложно. Есть такое правило: перед тем, как улучшиться, ситуация обязательно ухудшается. Возможен и такой вариант, но он менее реален и вероятен – продолжающееся гниение с последующим улучшением. У Путина не хватает ресурсов для наступления, а агония – не то, что ему нужно. Если он начнет проявлять агонию, значит, у него проблемы внутри страны. Поэтому это хороший знак, это, наконец, мир начинает, как Путин того и хотел, воспринимать его серьезно. Но только серьезно не так, как он предполагал – чтобы все перед ним бухались на колени и у него ботинки целовали. А в том смысле, что они понимают – сволочь он порядочная. Это полезно.

Илья Пономарев, бывший депутат Госдумы РФ

Не думаю, что что-то как-то может на Россию повлиять. Все в России понимают, что Совет Европы – вещь декоративная. На Совете Европы, в основном, делают карьеры отдельные российские депутаты, потому что это для них как тест: смогут они что-то пролоббировать на европейском уровне или нет. Это используется потом для каких-то внутрибюрократических историй. Сейчас поменялось руководство комитета по международной политике России Госдумы. Там был Пушков, теперь будет Слуцкий – вот это как раз одно из проявлений способности или неспособности Пушкова что-то сделать. 

Но я призываю не путать причину со следствием. Россия хочет и будет всячески добиваться отмены санкций. Это ее прямая задача. Путин воспринимает все действия с точки зрения обострения или необострения на Донбассе. А все их действия в ПАСЕ – следствие этой самой общей задачи. Если бы ПАСЕ вдруг однозначно встала на сторону России в украинском вопросе – это был бы дополнительный моральный фактор при решении ситуации о санкциях. Но сказать, что это [принятие резолюций] будет какой-то критической историей – то нет. Да, она чем-то принципиально важна. Это такой маленький элементик большой картины.

К сожалению, мы видим, что в целом Путин считает необходимым показывать позицию силы, максимально повышать градус напряженности для того, чтобы иметь возможность потом отступать как раз тогда, когда будет приниматься соответствующие решения. Вместо того, чтобы показывать, что он тихий, мирный и хороший, он наоборот стремится, чтобы уровень насилия был максимальным, эскалация была максимальной – чтобы он имел возможность сказать: если вы санкции снимете – тогда мы снимем эскалацию.

Каждый принимает решение, исходя из своего понимания мира. Путин и все его окружение живет в дворовой пацанской логике: нужно быть сильным, слабых бьют. Они считают, что если они покажут снижение напряженности, то это будет выглядеть как если бы они были слабыми, и тогда от них будут требовать еще большего – и возможно, того, что они не могут сделать. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: