30 марта 2017, четверг

Редактор The Economist назвал главные внешнеполитические ошибки ЕС

комментировать

"ЕС важно разделить ответственность за происходящее в Украине, вплоть до создания нового плана Маршалла", - Лукас

Эдвард Лукас, авторитетный британский журналист и старший редактор влиятельного The Economist, называет главные ошибки ЕС, которые позволили России вторгнуться в Украину, а перед этим — в Грузию

Украинскому читателю Эдвард Лукас, редактор авторитетного британского журнала The Economist и автор многих публикаций о российской политике, известен двумя фактами. Прежде всего он автор книги Новая холодная война, в которой призывал лидеров западноевропейских государств обратить внимание на попытки России закрепить свое экономическое влияние в ЕС и начать новую холодную войну. Он фактически предсказал нынешние события в Украине и их последствия для европейской концепции безопасности.

Не меньше известен Лукас и благодаря своему Twitter. Именно он первым опубликовал информацию, что Виктор Янукович тайно договорился с Владимиром Путиным о вступлении Украины в Таможенный союз в обмен на приличную сумму вознаграждения. Впрочем, это далеко не единственный пост Лукаса, которым он продемонстрировал свою профессиональную осведомленность.

Сегодня британец — один из самых яростных и последовательных адвокатов Украины в Европе. В разговоре с НВ он подчеркивает: Украина, а также страны, находящиеся восточнее Евросоюза, на которые распространяется исходящая от России угроза, давно заслужили быть частью единого европейского пространства.

Ваше правительство в большинстве своем советские бюрократы

НВ встречается с Лукасом во Львове, куда журналист приехал, чтобы прочесть заключительную лекцию для выпускников Украинского католического университета. Удобно устроившись в кресле одной из аудиторий вуза, он улыбается и предлагает успеть с беседой до ужина, которого ждет с нетерпением.

— В своих недавних публикациях вы утверждаете, что ЕС не может эффективно блокировать российскую агрессию в Украине. В чем причина?

— Россия объективно намного слабее ЕС — ее ВВП составляет $1,86 трлн, а ВВП ЕС — около $18,46 трлн. Но Россия все равно выигрывает, потому что имеет сильную волю к победе, игнорирует политические риски и готова платить за результат жизнями своих граждан и плохими экономическими показателями. Это те три вещи, на которые Европа пойти не может,— мы не готовы терпеть экономические лишения, мы не готовы брать на себя риск и выйти из зоны комфорта, мы никогда не позволим себе сравнимый с Россией уровень пропаганды и жертв.

Потому реакция ЕС и других европейских международных структур на агрессию России и в случае с Эстонией, и в случае с Грузией, и особенно в ситуации с Украиной — всегда и заведомо более слабая, чем действия России. Кроме того, мы слишком долго не замечали того, что российский бизнес — это продолжение политики другими средствами. Российскому капиталу удалось достаточно глубоко интегрироваться в финансовые системы Европы, что также ослабляет позицию ЕС в украинском вопросе.

— Какие угрозы для Украины, на ваш взгляд, остаются самыми актуальными спустя год после начала конфликта?

— Таких угроз несколько. Прежде всего внимание мира постепенно отвлекается от Украины кризисом на Ближнем Востоке, событиями в Греции, а это играет на руку России. В той ситуации, которая сегодня сложилась в Украине, Россия может позволить себе вести изматывающую военную кампанию. Ответ стран ЕС должен быть гораздо боле динамичным и сосредоточенным, но этого мы пока не видим.

Кроме того, мы должны понимать, что если президент РФ Владимир Путин сталкивается с трудностями, то склонен не отступать, а поднимать ставки. Например, сегодня мы видим достаточно жесткие заявления по поводу расширения ядерного потенциала России.

— Каких целей Путину уже удалось достичь в Украине, а каких нет?

— Целей было несколько. Одна из них — не допустить успеха украинской революции, которая лишает его контроля над Украиной и способна запустить протест внутри самой России. Этой цели он достиг только частично, потому что военная агрессия неожиданно для всех объединила украинцев в жизнеспособную нацию. Ваш патриотизм, в отличие от российского, не только в том, чтобы умереть за родину, но и в том, чтобы жить внутри свободной страны, работать, платить налоги. На это Путин явно не рассчитывал.


Эдвард Лукас, выступая перед выпускниками УКУ, много говорил об общих с Украиной европейских ценностях / УКУ
Эдвард Лукас, выступая перед выпускниками УКУ, много говорил об общих с Украиной европейских ценностях / УКУ


Другая его амбициозная цель — нарушить европейский порядок безопасности в Европе, и ему почти удалось сделать это, захватив Крым. Мы видим, насколько медленно реагирует на этот вызов Европа.

Третья, успешная цель — он создал для Украины такие условия, в которых любое позитивное развитие дается с величайшими трудностями. Я думаю, страны ЕС недооценивают этот фактор и не понимают реальной угрозы получить в центре Европы разоренное войной огромное государство. Украина действительно очень слаба, а ваше правительство в большинстве своем — советские бюрократы. В условиях внешней агрессии они не способны противостоять внутренним вызовам страны, а они порой опаснее внешних.

Потому ЕС важно разделить ответственность за происходящее в Украине, вплоть до создания нового плана Маршалла. Пора понять, что противостояние Путину — это не только локальная задача Украины, но и глобальная направленность ЕС на исправление собственных ошибок.

— О каких ошибках идет речь?

— На протяжении последних десяти лет страны Европы игнорировали все тревожные сигналы усиления российского авторитаризма и имперских амбиций. Слишком сильным было убеждение, что холодная война закончилась. Начиная с 1998 и по 2008 год многие в Европе были очарованы ростом экономики России, сравнивая ее с Мексикой и ЮАР. “Делать деньги с Россией нужно и прибыльно!” — было лозунгом этого десятилетия. Только сегодня приходит понимание, что работать с Россией — значит, глубоко погружаться в коррупционные схемы РФ, сотрудничать с компаньонами Путина и нарываться на большие неприятности.

Самая опасная сила России — это не атомное оружие, а разгневанные российские женщины

Как следствие — в ЕС до сих пор отсутствует сильная и бескомпромиссная политика в отношении грязных российских денег, которые отмываются в банковских системах Кипра, Латвии, Австрии и в лондонском Сити. Кроме того, ЕС важно жестко и недвусмысленно поддержать суверенитет стран Балтии. Нужна четкая энергетическая политика, способная остановить коррупционные схемы транспортировки российского газа через Балканы.

Если бы все это было сделано в 2001–2002 годах, Россия не оккупировала бы часть Грузии и уж точно не пошла бы на открытый военный конфликт с Украиной. Это заметная часть европейской вины перед странами—жертвами российской агрессии.

Здесь, в Украине, теперь находится точка ответственности, определяющая будущее всей Европы, и, конечно, страны ЕС этим крайне раздосадованы и пытаются этот факт игнорировать.

— Как сегодня выглядит российское финансовое лобби в Великобритании, насколько оно эффективно?

— Более всего оно представлено в лондонском Сити, и это очень старое лобби, которое давно обросло местными адвокатами, менеджерами и представителями. Они крайне непубличны. Но не секрет, что многие британские банки продолжают обслуживать интересы российских госкомпаний и ближайшего окружения Путина.

Нам очень не хватает открытой публичной кампании, которая рассказывала бы, что российский бизнес, зарабатывающий деньги в лондонском Сити, это в том числе бизнес на крови, начиная с войны в Чечне и заканчивая событиями в Украине. К сожалению, Великобритании сегодня интереснее делать добропорядочное лицо, а не заниматься чисткой собственного финансового мира. И пока не заведено ни одного дела по поводу банкиров крупных российских олигархов, Путин и его соратники не чувствуют в Европе серьезной угрозы для себя.

— Такая масштабная кампания возможна в ближайшем будущем?

— Здесь я больше надеюсь на США, чем на Великобританию. Они гораздо более серьезны в своих намерениях. Если вы помните, именно они потребовали экстрадиции украинского олигарха Дмитрия Фирташа, чтобы выяснить, как на самом деле выглядело российское влияние на Украину все эти годы.

— Насколько эффективными вы видите европейские санкции в отношении России сегодня?

— Они недостаточны. С самого начала нужно было сказать России — извините ребята, у нас ВВП — 18,46 млрд, и нас больше чем 502 млн человек, не пытайтесь наступать — будет тяжело. Мы этого не сделали. Сейчас бы я хотел видеть немедленное расширение военной подготовки в странах Европы, энергичное преследование на уровне закона любых манипуляций с экспортом газа, очень жесткие санкции в отношении банков и других посредников в отношениях ЕС с Россией

— Как вы это видите?

— Очень просто — австрийская полиция приходит в австрийские же банки и берет за воротник своих же банкиров, вовлеченных в схемы взаимодействия с Россией. Я не шучу. И в Австрии, и в лондонском Сити, и на Кипре достаточно черных дыр и черных денег, чье присутствие очевидно для правоохранительных органов стран Европы. И мне непонятно, почему мы на словах осуждаем южноамериканские картели наркоторговцев, но при этом поощряем существование похожих нефтяных и газовых картелей у себя в странах. Нам крайне важно разобраться в своей финансовой системе сейчас. Пусть это и будет больно, сегодня это уже вопрос европейской безопасности. В конечном счете все это стало бы хорошим результатом для России и крайне плохим — для Путина

— Вы, кажется, сами не верите, что такие жесткие действия возможны в Европе здесь и сейчас?

— Увы, да. Для таких решающих шагов важно, чтобы европейцы почувствовали угрозу и разозлились. У вас это произошло, потому что режим Януковича прошел все точки невозврата. Проблема в том, что европейцы не испуганы и не обозлены, вернее, не все из них.

— Какого рода санкций, в таком случае, вы ожидаете от США?

— Максимального расширения списка персональных санкций — не просто не пускать в США всех тех представителей российской элиты, кто сегодня вовлечен в военную кампанию в Украине, но распространить этот принцип на их ближайших родственников — жен, детей, родителей. Самая опасная сила России — это не атомное оружие, а разгневанные российские женщины. Представьте себе крупных российских чиновников, чьи жены не могут поехать на шопинг в США, дети — учиться в престижные в учебные заведения, а старики — поправить здоровье. Такие санкции бьют гораздо больнее и создают сильное напряжение во всей иерархии путинской власти.

.

5 вопросов Эдварду Лукасу:

— Какое событие в своей жизни вы считаете главным?

— То, что я стал свидетелем падения коммунистического режима в Европе. А из личных — рождение моих детей.

— Ваш любимый город?

— Я очень люблю Оксфорд, с удовольствием посещаю Таллин, Ригу и Вильнюс. У меня глубокая привязанность к Берлину, где я провел много времени.

— На чем вы передвигаетесь по городу?

— На велосипеде. У меня есть велосипед в сине-черно-белых цветах эстонского флага, сделанный по индивидуальному проекту. Есть еще велосипед в цветах флага Литвы. Надеюсь, скоро появится велосипед в национальных цветах Украины.

— Каков ваш личный месячный прожиточный минимум?

— Мне сложно назвать определенную сумму, я много трачу на путешествия. Но я достаточно обеспеченный человек.

— К чему вы стремитесь в жизни?

— Делать счастливыми людей вокруг себя.

Материал опубликован в НВ №27 от 31 июля 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: