26 сентября 2017, вторник

У России есть опыт уходить от ответственности. Но возможность привлечь ее есть, нужно пытаться - эксперт Amnesty International

комментировать
Конфликт в Украине - долгий, затяжной, количество жертв сравнительно небольшое, - Джон Далхьюзен

Конфликт в Украине - долгий, затяжной, количество жертв сравнительно небольшое, - Джон Далхьюзен

Правозащитная организация назвала конфликт в Донбассе международным и привела доказательства вооруженного участия в нем России. НВ пообщалось с директором программы по Европе и Центральной Азии Джоном Далхьюзеном

Amnesty International обнародовала фотографии, сделанные со спутника, которые свидетельствуют о наращивании российского военного потенциала в Донбассе. В частности, на фотографиях запечатлены новые посты артиллерии (гаубицы), бункеры и бронированные машины в приграничных районах. У организации есть также доказательства перемещения российских войск через границу. Полученные изображения дают основания организации заявлять о том, что украино-российский конфликт - международный и военный. 



Однако, Amnesty International прибыла в Киев не только для того, чтобы только обвинить Россию. Правозащитники привезли с собой доказательства нарушений прав человека с украинской стороны. Их они предоставили на встрече с премьер-министром Арсением Яценюком и генпрокурором Виталией Яремой. В центре серьезных обвинений оказался батальон Айдар, который недавно понес потери в ходе объявленного перемирия. По данным, собранным сотрудниками Amnesty International, айдаровцы совершали противоправные действия по отношению к мирному населению в Луганской области -  похищения, незаконные задержания, негуманное обращение, разбой, вымогательство и даже смертные казни. Генеральный секретарь организации Салил Шетти, который прибыл сегодня в Киев, настоятельно рекомендует украинским властям взять добровольческие батальоны под контроль. 

После встречи с украинской стороной правозащитники также пытаются выйти на контакт с президентом РФ Владимиром Путиным или хотя бы высокопоставленными российскими чиновниками, чтобы предоставить им лично доказательства. В организации уверены, что теперь, когда есть доказательства военного присутствия, Россия должна понести ответственность. 

- Кто из официальных лиц РФ и каким образом будет нести ответственность за участие в военном конфликте в Украине?

Если мы установим в международном суде, что было совершено военное преступление, то наказания должны понести самые высокие чины в РФ. Как это осуществить - сложный вопрос, так как ни Украина, ни Россия не ратифицировали Римский статут. Мы призываем Украину все же это сделать. Тем более, что это часть Соглашения об ассоциации с ЕС. 

- Если Украина ратифицирует Римский статут, сможем ли мы привлечь к ответственности Россию в таком случае?

- Это будет сложно. То есть подписание Римского статута автоматически не будет означать, что Россия должна будет участвовать в судебном процессе. Многое будет зависеть от того, кто находится в цепочке принимающих решения в ходе конфликта.

- Вы верите в то, что это вообще реально?

- У России большая история ухода от ответственности за свои действия, за действия официальных лиц – как военных, так и гражданских чиновников - во множестве конфликтов, например, в Чечне, Грузии. То есть вероятность того, что российские официальные лица понесут ответственность перед международным сообществом, очень мала, но возможность есть, и поэтому необходимо пытаться.

- Это будет длительный конфликт?

- Я не думаю, что конфликт быстро разрешится. Более того, не понятно, что будет конструктивнее - будет ли быстрое разрешение конфликта иметь длительный эффект и сможет ли это окончательно остановить вражду. Ведь даже если уйдет элемент военного противостояния, конфликт может просто перерасти в замороженную стадию на долгие годы. Это очень возможно. Очень реально и то, что произойдет эскалация напряжения, если не удастся удержать прекращение огня. Нужно быть оптимистом, чтобы верить в то, что боевики прекратят огонь.

- Какой масштаб украинского конфликта?

- Если сравнить с конфликтами, которые происходят в мире, например, на религиозной почве, то это сравнительно маленький конфликт со сравнительно небольшим количеством жертв. Мы говорим в целом о 2.600 погибших. И в этом конфликте речь не идет о массовых захоронениях или зверствах, которые мы наблюдали на Балканах, например. Если посмотреть в еще большем масштабе, конфликт совсем не сравним с тем, что происходит в Сирии, или Центральноафриканской республике, или Ираке.

Благодаря тому, что грузинский конфликт был коротким, это позволило избежать большого количества жертв.

Украинский же конфликт - долгий, затяжной, количество жертв сравнительно небольшое. Но это не значит, что можно оставить его без внимания. Все обвинения должны быть расследованы. Безусловно, для тех, кто попал в зону конфликта, ситуация совершенно жуткая. 

- Как вы оцениваете решение проводить выборы в такой ситуации на юго-востоке?

- Думаю ситуация с выборами на востоке будет архи-сложной. Будет много поводов оспаривать результаты, будет тяжелая борьба. Но это не значит, что эти регионы необходимо исключать из предвыборного процесса.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: