4 декабря 2016, воскресенье

Концепция свободы. Американский исследователь истории Донбасса рассказал о мировоззрении региона

Хироаки Куромия — один из тех немногих американцев, кто в начале 1990‑х без труда отыскивал Украину на карте мира

Хироаки Куромия — один из тех немногих американцев, кто в начале 1990‑х без труда отыскивал Украину на карте мира

Хироаки Куромия, американский профессор, автор масштабного исследования по истории Донбасса, которое два десятилетия открывало англоязычному миру регион

А также о непредсказуемости его жителей и их неудержимой жажде свободы.

Хироаки Куромия — один из тех немногих американцев, кто в начале 1990‑х без труда отыскивал Украину на карте мира. Именно тогда этот выходец из Японии написал книгу Свобода и террор в Донбассе: украинско-русское пограничье в 1870‑х—1990‑х годах, которая считается одним из наиболее основательных трудов о прошлом украинского востока.

В середине 1980‑х Куромия, тогда научный сотрудник Королевского колледжа в Кембридже, впервые приехал в Донецк. Позже он много раз приезжал в регион, изучал первоисточники и те документы из архивов спецслужб, к которым удавалось получить доступ. Американец глубоко погрузился в тамошнюю действительность, рискнул познакомиться с наиболее неприглядными сторонами быта советской, а затем и постсоветской провинции, причем выучил украинский и русский языки.

В 1998‑м вышла книга Куромия — тогда уже профессора университета в Индиане. Ее главной идеей стала особая концепция свободы, свойственная жителям Донбасса. Фактически книга стала на долгие годы главным фундаментальным трудом об этой части Украины не только для США, но и для всего англоязычного мира.

НВ встретилось с историком, когда он в конце апреля приехал в Киев для участия в международном фестивале Книжный арсенал. Во время беседы американец уверенно отвечал на вопросы по‑русски, изредка вставляя не английские — украинские слова, а по сути сказанного балансировал на грани западной дипломатичности и восточной рассудительности.

— Почему вы заинтересовались историей Донбасса?

— Над этой темой я начал работать в 1985‑м. До этого написал докторскую диссертацию о сталинской индустриализации и в процессе работы обратил внимание на то, что Донбасс часто предстает проблемной территорией. Здесь нередко возникали экономические или политические проблемы, остро стояли жилищный и трудовой вопросы. Мне захотелось разобраться, почему это происходило.

— Вы стали свидетелем жизни Донбасса в переломное время конца 1980‑х — начала 1990‑х. Как относились его жители к происходившим тогда изменениям?

— Поведение Донбасса очень непредсказуемо. В последние годы советской власти шахтеры бастовали, выдвигая экономические требования. Затем на референдуме в декабре 1991 года они поддержали независимость Украины. Но после того, как Украина стала независимой, многие довольно быстро разуверились в новом строе и вновь взбунтовались. Ведь они не получали денег, жили и работали в ужасных условиях. Тогда дончане вновь стали поддерживать коммунизм. Эти политические колебания длились все годы после распада Союза.

— Одной из ключевых характеристик жителей Донбасса вы называете свободу. В чем особенность их понимания свободы?

— Во-первых, это свобода от репрессий, экономических и политических трудностей. Исторически в Донбассе всегда было много возможностей найти работу и скрыться от преследований. Многие стремились туда в поисках свободы от эксплуатации. Хотя это вовсе не означало, что там не было эксплуатации или преследований. Там присутствовали эти проблемы, а также многие другие — например, антисемитизм. Тем не менее Донбасс всегда символизировал свободу.

Другой вид свободы, свойственный мировоззрению региона,— свобода от контроля метрополий, вне зависимости от того, расположена она в Киеве или Москве. Жители региона всегда бунтовали против центральной власти.

Многие стремились в Донбасс в поисках свободы от эксплуатации

Но есть и еще одна концепция свободы, которую я недостаточно подробно описал в своей книге. Это та свобода, за которую боролись диссиденты и члены правозащитной Украинской Хельсинкской группы. В их числе — писатели Надежда и Иван Светличные, Николай Руденко [все родились в Донбассе] и Василий Стус [детство и юность которого прошли в этом регионе]. Эти люди боролись за настоящую политическую свободу, свободу слова и самовыражения.

Они хотели добиться ее не только для Донбасса или Украины, но также распространить на территории всего Союза. Так что концепция политических свобод также была представлена в этом регионе, хотя интеллигенция и была в меньшинстве.

— Каковы, на ваш взгляд, причины нынешнего конфликта в Донбассе?

— Как я уже отмечал, Донбасс склонен бунтовать против центральной власти. Недовольство Киевом было велико, после побега президента Виктора Януковича из Киева многие оказались в растерянности. Но даже будучи недовольными, они мыслили и поступали как граждане Украины, по‑настоящему сепаратистских настроений в регионе не было. Все изменила интервенция России — [президент РФ Владимир] Путин направил в регион своих агентов и спровоцировал конфликт.

— Как должна действовать Украина теперь?

— Самое важное — обеспечить территориальную целостность, по крайней мере, в документах. Запад должен настаивать на том, чтобы Россия признала тот факт, что Донбасс — это часть Украины. Тогда решить конфликт было бы легче.

— Каков наиболее вероятный сценарий развития ситуации?

— Самый опасный сценарий заключается в том, что такие большие державы, как Россия, США и Германия, разрешат этот вопрос между собой, не учитывая интересов Украины. Мы помним историю Польши в конце Второй мировой войны, когда главы стран антигитлеровской коалиции Иосиф Сталин, Уинстон Черчилль и Франклин Рузвельт решили судьбу этой маленькой страны, полностью игнорируя ее мнение. Впрочем, ирония истории заключается в том, что благодаря этому переделу Польши Украина осталась в выигрыше, так как получила Восточную Галичину и Львов.

Сегодня Россия по‑прежнему важней для Западной Европы и США, ведь это ядерное государство с большой территорией и экономикой.

— Что позволит Украине отстоять субъектность?

— Мне кажется, единственный выход для Украины заключается в том, чтобы постоянно доказывать свое отличие от российского самодержавия. Нужно демонстрировать, что вы являетесь демократической страной, которая живет согласно западным ценностям, уважает достоинство человека. Запад должен видеть результат проведенных реформ, в первую очередь ограничение коррупции. Другого способа нет, ведь Украине не сравниться с Россией в военной мощи.

— Что думаете о возможности предоставления Украине оружия странами Запада?

— Эта идея вызывает во мне противоречия. С одной стороны, это позволило бы оказать давление на Россию. Мы бы продемонстрировали, что всерьез поддерживаем Украину. С другой стороны, предоставление оружия означало бы ожесточение конфликта и увеличение числа жертв. С моей точки зрения, человеческая жизнь является наивысшей ценностью.

Материал опубликован в №16 журнала Новое Время от 1 мая 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: