10 декабря 2016, суббота

Колгосп и Оруэлл: повесть "Скотный двор" была впервые переведена для украинских беженцев в Европе 70 лет назад

комментировать
ГЛАС ВОПИЮЩЕГО: Пасхальное богослужение в украинском лагере для перемещенных лиц в Ашаффенбурге перешло в митинг против советской оккупации Украины, 1949 год

ГЛАС ВОПИЮЩЕГО: Пасхальное богослужение в украинском лагере для перемещенных лиц в Ашаффенбурге перешло в митинг против советской оккупации Украины, 1949 год

70 лет назад филолог Игорь Шевченко перевел для украинцев, оказавшихся в Западной Германии, повесть Джорджа Оруэлла Скотный двор. Так впервые жители СССР смогли познакомиться с этой жесткой сатирой на тоталитарный советский строй

В феврале 1945 года лидеры трех основных стран, воевавших против Германии, встретились в Ялте. Президент США Франклин Рузвельт, британский премьер Уинстон Черчилль и глава СССР Иосиф Сталин договаривались о послевоенном устройстве Европы. На фоне столь глобальных проблем один из пунктов решения конференции — возвращение на родину советских граждан, оказавшихся во время войны в Германии,— казался безобидным и вполне логичным. Сталин хотел заполучить лишь тех, кто жил в пределах СССР до сентября 1939 года.

На момент капитуляции Германии в американской, британской и французской зонах оккупации официально насчитывалось около 1,85 млн граждан Советской Украины. Союзники называли их перемещенные лица — displaced persons (DP). Таких вынужденных переселенцев собирали в спецлагеря. Всего существовало около 500 таких поселений, украинцы жили в 80 из них. Частично это были военнопленные, но большинство населения составляли остарбайтеры — мирные жители, увезенные на работы в Третий рейх. В лагерях DP оказались и люди, которые уехали на Запад в надежде спастись от советской власти.

 


ГОЛОС ПРАВДЫ: Джордж Оруэлл в радиостудии ВВС. Его авторские передачи подтолкнули украинских эмигрантов прочесть и перевести Скотный двор. Фото 1940 года
ГОЛОС ПРАВДЫ: Джордж Оруэлл в радиостудии ВВС. Его авторские передачи подтолкнули украинских эмигрантов прочесть и перевести Скотный двор. Фото 1940 года


  
Хотя жизнь DP была несладкой, не все хотели возвращаться. И власти СССР действовали как кнутом, так и пряником — кого уговаривали, кого отправляли в Союз силой.

Именно в этой среде появилась впервые переведенная на украинский язык повесть британского писателя Джорджа Оруэлла Скотный двор. Запрещенный в Союзе автор, написавший сатирическую антиутопию, в которой угадывались коммунисты, Сталин, голодомор и другие прелести советского режима — все это стало доступно нескольким тысячам репатриантов благодаря филологу Игорю Шевченко. Свой перевод однофамилец Кобзаря озаглавил предельно доступно для понимания советскими читателями: Колгосп тварин.

 

Неприятная повесть

Шевченко не просто так остановился на Скотном дворе — на тот момент повесть, изданная на английском в августе 1945 года, произвела эффект разорвавшейся бомбы. Всю войну британцы и американцы старались не раздражать Сталина и воздерживались от публичной критики советского режима. К тому же многие европейские интеллектуалы, такие как Ромен Роллан или Бернард Шоу, еще в 1930‑х создали стойкий положительный образ Сталина. Долгое время в Европе и США его умилительно называли Дядюшка Джо. А тут появляется едкая сатира, в которой легко читается издевка над этим “дядюшкой” и всем советским строем.

 

СВИНАЯ ДИКТАТУРА: " Вы что, не могли сделать главным
злодеем какое-нибудь другое животное?" - спрашивали Оруэлла
в министерстве информации, боясь, что Скотный двор обидит Сталина.
Обложка украинского издания повести, 1947 год.


Оруэлл нигде прямо не говорит, что повесть, созданная им в 1944 году, отображает порядки в СССР. Сюжет разворачивается на английской ферме, а гимн восставших животных называется Скоты Англии. Но описанные события мало напоминают Британские острова.

На скотном дворе животные свергают фермера. Лидеры повстанцев — свиньи, называющие друг друга “товарищ”. Они провозглашают семь заповедей о равенстве и устанавливают, что главный враг животных — люди, а все их достижения — зло для четвероногих и пернатых. Вскоре хряк Наполеон уничтожает оппонентов, становится единоличным правителем и оставляет только одну заповедь, да и то в новой редакции. К максиме Все животные равны он добавляет Но некоторые равны более, чем другие. На ферме теперь все обитатели работают с утра до ночи на строительстве мельницы, и некоторые дают обещания трудиться еще больше. А свиньи поселились в хозяйском доме, оделись в человеческую одежду и по вечерам приглашают соседей-фермеров поиграть в карты.

В повести нашлось место голоду в Украине, а также желанию советской власти засекретить действия, приведшие к этой трагедии. Оруэлл описывает схожую ситуацию на скотном дворе: “Остались только солома и свекла. Голод посмотрел им прямо в лицо. Было жизненно необходимо скрыть этот факт от остального мира”.

Повесть еще не вышла, как стала притчей во языцех в британских интеллектуальных кругах. Целый год Оруэлл только и слышал от издателей: “Это может не понравиться Сталину”.

“Представляешь,— писал Оруэлл другу,— Старик Джо, который не знает ни одного европейского языка, сидит в Кремле, читает Скотный двор и авторитетно заявляет, что книга ему не нравится”.

Остались только солома и свекла. Голод смотрел в их лица
Скотный двор.
Описанная Оруэллом ситуация на ферме
подразумевала голодомор 1933 года 

Для Москвы само имя Джорджа Оруэлла было неприятно. За этим псевдонимом прятался Эрик Блэр, идейный противник сталинской версии коммунизма.

Писатель родился и вырос в Индии в семье сотрудника британской спецслужбы, занимавшейся контролем над производством и хранением опиума. В 14 лет получил именную стипендию в Итонском колледже — самом снобистском, как он его позже назовет. Кастовая Индия и аристократический Итон, где Оруэлл был не вполне своим, рано вызвали у него симпатии к социалистическим идеям равенства. Они звучат в первых романах писателя, они же заставили его отправиться на гражданскую войну в Испанию.

Но и среди идейных товарищей Оруэлл оказался чужаком. Британские интеллектуалы отождествляли социализм со сталинским СССР. А Оруэлл называл кремлевский режим преступным, о чем знал не понаслышке. В Испании он вступил в Рабочую партию марксистского единства (ПОУП). Ее лидеры резко критиковали политические преследования в СССР и симпатизировали Льву Троцкому, злейшему врагу Сталина. ПОУП была в Испании популярней местных коммунистов, что раздражало Кремль еще больше. В 1936 году вместе с военной помощью республиканцам, боровшимся против фашистского режима генерала Франко, на Пиренеи прибыли и агенты советских спецслужб. За два года они полностью истребили партактив ПОУП. Такая же судьба ждала и Оруэлла, но писателя ранил в шею франкистский снайпер, и он отправился на лечение, что в итоге спасло его от спецагентов.

Писатель вернулся с той войны разочаровавшимся в революции человеком. И главной причиной стал Сталин и его политика массового террора. Об этом Оруэлл и написал свою повесть Скотный двор, которую в конце лета 1945‑го все же сумел издать на родине. Пройдет пару лет, и глава иностранной комиссии союза советских писателей Михаил Аплетин напишет в биографической справке на Оруэлла: “Автор гнуснейшей книги о Советском Союзе за время с 1917 по 1944 годы”.

 

Лагерные дела

Через полгода после публикации книгу прочел Шевченко, будущий профессор Гарвардского университета.

Он был одним из тех этнических украинцев, которые попали в эмиграцию задолго до начала войны. Родители Шевченко работали в аппарате УНР и покинули Украину с приходом большевиков в Киев в 1919 году.

В 1945 году Шевченко получил степень доктора классической филологии в Карловом университете в Праге. С наступлением советских войск уехал в Мюнхен, где собралась достаточно большая украинская диаспора. Сюда же переехал из чешской столицы и Украинский свободный университет.

 


С ВЕРОЙ В БУДУЩЕЕ: Воскресное богослужение в лагере DP Бургдорфе, Нижняя Саксония, 1946–47 годы
С ВЕРОЙ В БУДУЩЕЕ: Воскресное богослужение в лагере DP Бургдорфе, Нижняя Саксония, 1946–47 годы


 
Чтобы как‑то прожить, 24‑летний Шевченко печатал на машинке карманные украинско-английские словари на тысячу слов и обменивал их на продукты у DP.

Лагеря, где жили перемещенные лица, были беспокойным местом — там царило уныние со слабой примесью надежды. Американский историк Андреа Чалупа, чьи бабушка с дедом были выходцами из Донбасса и прошли через лагерь DP в Хайденау, писал: “Насилие, криминализированный черный рынок, самоубийства — все это являлось неотъемлемой частью жизни лагеря, поскольку люди были травмированы войной или жизнью под гнетом Сталина”.

Собранных DP группами отправляли в фильтрационные лагеря, где советские “эксперты” решали происхождение репатриантов. И определяли их дальнейшую судьбу: “предателей” и “изменников родины” ждал расстрел или ГУЛАГ, а остальные получали возможность относительно безболезненно вернуться на родину.

 


НАВЕРСТАТЬ УПУЩЕННОЕ: Ученики гимназии в украинском лагере для перемещенных лиц в Хайденау. В программе по литературе у них был Скотный двор Оруэлла, конец 1940-х годов
НАВЕРСТАТЬ УПУЩЕННОЕ: Ученики гимназии в украинском лагере для перемещенных лиц в Хайденау. В программе по литературе у них был Скотный двор Оруэлла, конец 1940-х годов


 

Те, кто не хотел вновь оказаться в СССР, изучали иностранные языки, чтобы убедить союзников не выдавать их советским представителям. Такие люди и стали клиентами Шевченко.

Активная часть DP не только штудировали английский, но и старались поддерживать культурную жизнь. Так, в Хайденау дед Чалупы приспособил подвальное помещение под театр: репатрианты ставили там спектакли на украинском языке. Функционировала и школа для детей беженцев. Диаспора помогала соотечественникам доставать для нее учебники. Одной из обязательных для изучения книг стал украинский перевод повести Оруэлла.

 

Слово о Колгоспе

В начале 1946 года Шевченко переводил для польской газеты в Мюнхене новости из британской периодики. В то время Оруэлл подрабатывал в The Tribune колумнистом, и украинский филолог был заочно с ним знаком. Шевченко написал британцу, попросив разрешения опубликовать Скотный двор на украинском.

Писатель разрешил напечатать книгу, проникшись симпатией к человеку с несовершенным английским, который привел железный аргумент в пользу перевода: “Нам всегда было интересно, знает ли кто‑нибудь правду (о репрессиях и голодоморе). Ваша книга наконец‑то дала ответ на этот вопрос”.

 


ГОРЬКО! Свадьба в украинском лагере для перемещенных лиц в Хайденау. Платье невесты шили из парашюта, конец 1940‑х годов
ГОРЬКО! Свадьба в украинском лагере для перемещенных лиц в Хайденау. Платье невесты шили из парашюта, конец 1940‑х годов


 
Оруэлл, виртуоз английской словесности, сознательно писал Скотный двор простым языком, без метафор и идиом,— чтобы повесть легко можно было перевести на славянские языки, и она когда‑нибудь попала бы в Союз. Хотя и мечтать о подобном Оруэлл не мог: в НКВД на него давно собрали досье, где писателя называли троцкистом, что означало автоматический запрет на публикацию его произведений в СССР.

Перед Шевченко возникла еще одна проблема. Он хотел сделать книгу популярной среди украинских перемещенных лиц. А чтобы к Скотному двору, ставшему в переводе Колгоспом тварин, отнеслись с доверием, стоило объяснить, кто такой Оруэлл.

Британский писатель сделал это за Шевченко сам, написав — единственный раз в жизни — предисловие к собственной книге. Оруэлл, запрещавший публиковать свою биографию, для украинских читателей кратко изложил личный жизненный путь и объяснил: на Западе не совсем понимают, что такое голодомор, так как там давно уже не уничтожают людей без суда и следствия.

  


ОБЫЧНЫЕ РАДОСТИ: Рождество в семье Алексея Кейса, переселенца из советского Донбасса, в лагере DP в Хайденау, конец 1940-х годов
ОБЫЧНЫЕ РАДОСТИ: Рождество в семье Алексея Кейса, переселенца из советского Донбасса, в лагере DP в Хайденау, конец 1940-х годов


 
В конце 1946‑го Скотный двор в переводе Шевченко вышел в Мюнхене 7-тысячным тиражом. Но к адресатам попали только 2 тыс. экземпляров. Когда книги развозили по лагерям DP, американский патруль задержал грузовик с частью тиража и конфисковал его. Книги передали в советскую зону оккупации, где их уничтожили.

Около 200 тыс. DP-украинцев смогли удержаться за западно-германскую землю. На протяжении следующих 10 лет большинство из них уехали в США, Канаду, Австралию. В багаже у многих был Колгосп тварин Оруэлла. “Я говорил еще в 1945‑м, что переселенцы посланы богом,— сказал как-то он своему другу, тоже писателю Артуру Кестлеру,— для того, чтобы разрушить железный занавес между Россией и Западом”.

 

Материал опубликован в НВ №6 от 19 февраля 2016 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: