9 декабря 2016, пятница

Когда ИГИЛ пришла в мой город, жить стало лучше. Медик из Мосула - об Исламском государстве, нефти и Украине

комментировать
Лагерь для беженцев с Востока в Берлине
Фото: Дария Гирна

Лагерь для беженцев с Востока в Берлине

Через несколько часов после того, как Талал Али получил украинский диплом, в его город Мосул на севере Ирака зашли боевики Исламского государства. Как изменилась там жизнь, он рассказывает в лагере для беженцев в Берлине

Флорист, выглядывая из своей маленькой лавки, без колебаний показывает мне большой красный дом. Здесь, на проспекте Турмштрасе (Turmstraße), недалеко от центра Берлина, находится лагерь для беженцев с Востока. Здесь я встретила 29-летнего Талала Али из Ирака. Он стоял перед входом в местный медпункт, в котором работает волонтером-медиком. Парень прожил в Украине шесть лет, окончил Одесский национальный университет и свободно владеет русским и украинским языками. Сейчас его родной город Мосул находится под оккупацией Исламского государства – организации, которую Западный мир считает одной из ключевых мировых угроз.


Фото: Талал Алі / facebook
Фото: Талал Али / facebook


Сначала я учился в Мосульском университете на английской филологии. По окончании, в 2008 году, в Ираке было очень трудно открыть визу куда-нибудь, а за границей у меня никого не было. Через интернет я нашел информацию о том, что можно учиться в Украине. Все, кто возвращался в Ирак из Украины, рассказывали мне, что там очень красиво. К тому же для студентов из Ирака там дешево учиться и жить. Мне удалось быстро открыть визу и приехать в Одессу. Там я больше всего полюбил пляж Ланжерон. Я всегда приезжал туда вечером, когда мне было грустно, и смотрел на море.

"В Ираке до университета парни и девушки учились отдельно"

В украинском образовании очень много свободы: студент учится или не учится, и он все равно получает образование. Я знал украинских студентов, которые не ходили на пары, которые даже не знали, где находится их кафедра, но они все равно закончили университет. Это очень плохо. Например, в Ираке, чтобы получить диплом, ты должен хорошо учиться. С другой стороны, в Украине больше практики. На втором курсе нас учили уже тому, чего в Ираке изучают на шестом.

Когда приехал в Украину, было очень непривычно, что можно просто так, с девушками, пойти на пляж, влюбленные пары ходят по городу за руку, что можно пить алкоголь на улице. В Ираке до университета парни и девушки учились отдельно, а после прихода ИГИЛ даже в университетах отдельно учатся. В моей стране запрещено курить даже кальян, а женщины должны быть одеты в специальную одежду. Если нарушать эти законы, можно получить 40-60 ударов ремнем. Во время молитвы, пять раз на день, в моем городе останавливается работа. Если работать во время молитвы, тебя могут убить.

"Во времена Саддама Хусейна у нас было так же свободно, как и в Украине"

В июле 2014 года, как только я получил диплом и собирался возвращаться домой, узнал, что в тот же день войска ИГИЛ зашли в мой город. Я приехал из Мосула – это второй по величине город в Ираке, расположенный на севере страны. Вместе с ним представители Исламского государства оккупировали город Анбар. Сейчас они контролируют треть Ирака. Перед тем, как ИГИЛ зашел в Мосул, вся иракская армия сбежала. Никто не знает, территорию им подарили, или продали.


Флаг ИГИЛ на здании в Мосуле, июль 2014-го
Флаг ИГИЛ на здании в Мосуле, июль 2014 года


До ИГИЛа

С 2003 до 2011 года в Ираке стояла американская армия. Когда США ввели войска, население страны разделились на тех, кто ее поддержал, и тех, кто был против. И эти люди стали воевать между собой. В 2006 году сюда пришла Аль-Каида. Она воевала и с нашей армией, и с американской.

Во времена Саддама Хусейна, до 2003 года, у нас было так же свободно, как и в Украине. После 2003 года, когда Америка сформировала новую иракскую армию, ввели комендантский час, запретили выходить из дома, в большинстве районов закрыли въезды и выезды. Чтобы попасть в город, был только единственный въезд – блокпост, который тщательно контролировался войсками. Людям это очень надоело, они стали ненавидеть армию Ирака. Когда пришел ИГИЛ, ситуация нормализовалась.


Тренування бійців ІДІЛ під Мосулом, листопад 2014 року
Тренировки бойцов ИГИЛ под Мосулом, ноябрь 2014 года


Сначала ИГИЛ убил всех представителей предыдущей власти. После того они почистили все улицы, открыли все дороги, привели город в порядок. Мосул стал красивее, если честно. Люди почувствовали больше свободы. Ездят и ходят, куда хотят. Жить стало лучше. Я не поддерживаю ИГИЛ, но я говорю то, что вижу. Теперь там безопасно. Но, к сожалению, нет ни работы, ни зарплат, ни медикаментов. Как люди живут – одному Богу известно. Мои родители, которые остались там, говорят, что у них все хорошо, но, видимо, они не хотят рассказывать мне о трудностях. До смены власти дела с работой были лучше.

Есть люди, которые поддерживают введенные ИГИЛом правила. Но в целом у людей нет другого варианта: либо они соглашаются с новыми порядками, или они будут наказаны.

Из Ирака в Германию

После окончания украинского университета мне пришлось обеспечивать себя самому. Я узнал, что в Германии не хватает врачей, и, выучив язык, здесь легко найти работу. Сейчас я изучаю немецкий и работаю волонтером-медиком здесь, в центре беженцев. Многие из них плохо здесь себя ведут. Желают получить все и сразу: квартиру, деньги, отдых. Вчера была драка в центре, потому что люди, которые прождали четыре дня, не захотели больше стоять в очереди за социальным пакетом. Многие из них не понимают, что такое демократия, и думают, что если они в Европе, то им можно все. Но они не знают здешних законов.


Фото: Дарія Гірна
Фото: Дария Гирна


Много людей добиралось сюда через Турцию, Грузию, Македонию, Австрию и тому подобное. Были такие расстояния, на десятки километров, которые они должны были проходить пешком. Например, границы между странами. Среди людей очень многие мне жалуются на общую усталость. В большинстве случаев люди обращаются сюда с проблемами сердца, печени, желудка. Многие подцепили новые болезни по дороге в Германию. Многие приходят в этот медпункт, чтобы получить медицинский рапорт – это документ, который удостоверяет, что человек имеет плохое здоровье, тогда он может вне очереди получить статус беженца.

"Во взаимоотношениях между сирийскими и иракскими беженцами есть определенная неприязнь"

В этом лагере живут не только сирийские беженцы. Здесь есть люди из Сомали, Македонии, Сербии, Ирана, Афганистана. В цифрах назвать трудно. Но могу сказать, что некоторые люди под открытым небом ждут своей очереди уже месяц.

В отношениях между сирийскими и иракскими беженцами есть определенная неприязнь, связанная с правилами, заключенным немецким правительством. Сирия, как Ирак, оккупирована лишь частично. Там есть много городов, которые свободны от Исламского государства. И оттуда люди приезжают также. И когда эти люди говорят, что они из Сирии, неважно, из какого города, им сразу предоставляют статус. С иракцами так себя не ведут. Приезжие из восточных городов Ирака, которые являются подконтрольными ИГИЛу, возможно, за полтора года и получат документы.

В любом случае, люди благодарны Германии за приют. Например, я получил здесь место жительства, место учебы, деньги на жизнь. Но обеспечивает меня Social Office, а статус дает совсем другое учреждение. Когда я получу документы, я не знаю, но как только получу их, поеду в Украину.

"Если бы Украина была такой же богатой, как Ирак, вы были бы первой страной в мире"

Я бы хотел забрать нефть из Ирака и привезти ее в Украину. В Украине очень умные и трудолюбивые люди, красивая природа и погода, но единственное, чего вам не хватает – денег. Если бы Украина была такой же богатой, как Ирак, вы были бы первой страной в мире.

Если вы когда-нибудь приедете в Ирак, в первую очередь я расскажу вам об истории моей страны. В частности, о древнем государстве Ассирии, о Северном Ираке и о Вавилоне.

Хочу воспитывать своих детей мусульманами, но хочу, чтобы они были правильными мусульманами. Люди должны знать, что Ислам – это очень мирная религия. Мы верим в Иисуса Христа, мы верим в Мусу... Вообще, все четко написано в Коране. То, что показывают медиа, то, что несколько человек плохо себя ведут, не означает, что вся наша религия такая и что все мусульмане – плохие. В каждой стране есть и плохое, и хорошее.

Говорят: "В гостях хорошо, а дома – лучше". Я бы хотел вернуться в Мосул, но не сейчас. Если бы в моем городе была такая же программа для медиков, как в Германии (смеется)... Но таких изменений еще долго не будет. И внедрить их будет очень нелегко. Сейчас хочу учиться и работать в Германии. А в конце жизни можно вернуться домой.

 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: