11 декабря 2016, воскресенье

КНДР сильно изменилась за 40 дней отсутствия Ким Чен Ына

комментировать
КНДР сильно изменилась за 40 дней отсутствия Ким Чен Ына
Вернувшийся из небытия Ким Чен Ын снова бодр и весел
В период между загадочным исчезновением и внезапным возвращением северокорейского лидера его подданные пошли на переговоры с Сеулом

Северокорейский лидер Ким Чен Ын впервые за 40 дней появился на публике. Впрочем, его фотографии, распространенные государственным изданием Rodong Sinmun, не прекратили спекуляций о том, что в КНДР происходит что-то необычное.

Первый секретарь Трудовой партии Кореи, председатель Центрального военного комитета партии, руководитель Комитета обороны КНДР, “верховный руководитель”, “король утренней звезды” и просто “выдающийся товарищ” Ким Чен Ын бесследно исчез еще 3 сентября. В минувшую пятницу он пропустил даже торжества в честь дня основания Трудовой партии, делегировав вместо себя венок с цветами, установленный под гигантскими изображениями своих предшественников (а по совместительству – деда и отца) в Пхеньяне.

В условиях тотальной секретности и хронической нехватки информации западные наблюдатели пытались читать между строк. Так, северокорейское телевидение сообщило, что иностранные лидеры поздравили Кима с днем основания партии, пожелав ему “крепкого здоровья”. Из этого моментально был сделан вывод, что со здоровьем у “верховного руководителя” ситуация небезупречна. Дело в том, что в прошлом тема самочувствия лидеров КНДР в официальных сообщениях вообще никогда не появлялась.


На торжества в честь Дня основания ТПК вместо Кима отправился венок
На торжества в честь Дня основания ТПК вместо Кима отправился венок


О том, что у Кима появились какие-то проблемы, стало ясно еще в августе, когда он в последний раз появлялся на людях. На телевизионных кадрах из Пхеньяна было видно, что он хромает на обе ноги, причем одну едва волочит. Чуть позднее северокорейские официальные СМИ (других, там, впрочем, нет) объявили, что лидер восстанавливается после “периода физического дискомфорта”.

По данным источников южнокорейских СМИ на Севере, речь может идти о повреждении сухожилий на обеих ногах и колена, полученных Кимом во время военных учений. Подтверждения или опровержения этой информации, конечно, не поступало, но отчасти эта версия подкрепляется фотографиями Rodong Sinmun, на которых Ким опирается на трость. При этом анонимный источник Reuters в КНДР рассказал, что на полное восстановление здоровья у лидера страны может уйти до ста дней.

В западной прессе и экспертном сообществе моментально начались разговоры о тяжелой болезни или даже смерти Кима, а также о возможном военном перевороте. Последнюю версию, впрочем, косвенно опровергла южнокорейская разведка: по ее данным, никаких особенных передвижений войск в районе столицы КНДР не наблюдается. Однако первые две опции остаются открытыми, что вызвало весьма оживленную дискуссию на тему “Если не Ким, то кто?!”.


Ракеты в сочетании с Кимом могут оказаться менее опасными, чем с ним
Ракеты в сочетании с Кимом могут оказаться менее опасными, чем без него


Дело тут, конечно, не в том, что Запад так уж сильно заботит благополучие “худшего из Кимов”, как его часто называют специалисты по Корее. Если он даже безвременно уйдет из жизни, в Вашингтоне, Сеуле и Брюсселе никто  особенно горевать не будет. Проблема в сущности северокорейского режима, который в отсутствие очевидного наследника может оказаться в глубоком кризисе. А глубокий кризис в нищей стране, обладающей ядерным оружием и межконтинентальными ракетами, автоматически становится проблемой и для ее соседей.

Чтобы понять возможную серьезность ситуации, надо разобраться в особенностях режима, царящего там уже более полувека. Многие ошибочно считают, что Северная Корея – это коммунистическая диктатура, основанная на доведенных до абсурда левых принципах. В действительности же, это не так. Последние упоминания о коммунизме было выкинуто из северокорейской конституции еще в 2009 году, хотя и до этого они были лишь ширмой для куда более интересного явления – полуфашистского милитаристского режима, берущего начало в традициях довоенной императорской Японии.

Мало кто знает, но северные корейцы считают себя самым чистым в расовом отношении народом, для которого контакты с представителями других, “менее развитых, морально ущербных” рас оскорбительны и губительны. В прошлом веке дружественным кубинцам, например, пришлось существенно изменить состав своего посольства в Пхеньяне – если белых людей жители КНДР еще как-то переносят, то вот чернокожие дипломаты подвергались постоянным оскорблениям и даже избиениям. Женщин, которые беременеют от иностранцев, в Северной Корее заставляют делать аборты.


Северокорейским женщинам не рекомендуется близко общаться с иностранцами
Северокорейским женщинам не рекомендуется близко общаться с иностранцами даже на соревнованиях за границей


Поддержание расовой чистоты – это не пустой звук, а суровые будни КНДР. Ни о каком коммунистическом интернационализме говорить тут не приходится. Жесткий национализм в сочетании с тотальной госсобственностью практически буквально означают национал-социализм, хорошо известный жителям Германии 1930-1940-х годов. Но в Северной Корее эта система дополняется фигурой Лидера, который, точно по довоенным японским лекалам, фактически является непогрешимым существом, способным творить чудеса (в буквальном смысле). Его легитимность лежит в метафизической плоскости, она даже не “от Бога”, как в традиционных монархиях – для северокорейцев Лидер фактически и есть “Бог”, хранящий своих верных и чистых почитателей от злобного внешнего мира.

Единственной легитимной альтернативой Киму может быть лишь кто-то из членов его “божественной” семьи, крайне желательно – прямой потомок по мужской линии. Но вот как раз серьезные проблемы: единственный ребенок “короля утренней звезды”– девочка, родившаяся в 2012 году. По малости лет она пока никак не годится на роль божества, защищающего и духовно окормляющего свой народ. Ситуация осложняется тем, что даже самый титулованный генерал на роль преемника не годится – кровь не та. Это не СССР, где новый лидер избирался членами ЦК из своего числа – в КНДР лидер может быть только из одной, совершенно конкретной семьи.

В условиях отсутствия очевидной замены захворавшему “королю утренней звезды” западная пресса и специалисты стали пристально всматриваться в его окружение, пытаясь обнаружить хоть кого-то, кто мог бы занять его место. И такой человек нашелся. Точнее – нашлась.


Ким Ё Чон (слева) всегда стоит за спиной своего брата
Ким Ё Чон (слева) всегда стоит за спиной своего брата


По данным британской газеты The Guardian, есть указания на то, что пока Ким Чен Ын сидел на больничном, страной управляла его сестра Ким Ё Чон, которая в марте 2014 года стала “старшим руководителем” ЦК ТПК, не покидая поста советника своего брата. Энергичная и волевая 27-летняя женщина в последнее время также пропала с телеэкранов, что, по мнению экспертов, может свидетельствовать о том, что она с головой ушла в работу. До официального признания Кима мертвым или недееспособным в КНДР никто даже и не подумает показывать ее народу в качестве “замены”: это было бы настоящим богохульством.

Тем не менее, сейчас появляется все больше указаний на то, что в как минимум в стиле руководства КНДР произошли серьезные изменения. По данным The Washington Post, в последние недели обычно закрытый Пхеньян развил бешенную дипломатическую активность. Орды разнокалиберных представителей Северной Кореи колесят по миру, проводя многочисленные встречи с лидерами и главами дипведомств десятков стран. К чему все это – никто толком не знает, переговоры идут в атмосфере строгой секретности. Даже лучшие специалисты по Северной Корее беспомощно разводят руками, полагая лишь, что готовится что-то очень серьезное.


Переговоры Севера (справа) и юга (слева)
Переговоры Севера (справа) и юга (слева)


Дело тут вот в чем: в рамках неожиданного дипломатического наступления Пхеньяна на прошлой неделе во “вражескую” Южную Корею приехали второй и третий человек в официальной северокорейской иерархии. Формально Хван Бён Со и Чхве Рен Хе приехали на Юг для участия в церемонии закрытия Азиатских игр. Но переговоры с представителями Сеула, которых в Пхеньяне именуют лишь “вечными предателями” никого не ввели в заблуждение – северяне прибыли не ради спорта. “Это очень, очень серьезно. Такого вообще никогда не было”,  – сказал The Washington Post Андрей Ланьков – российский востоковед, учившийся в Пхеньяне, а сейчас преподающий в Сеуле. 

О чем именно шли переговоры, конечно, разумеется, не сообщается, но южнокорейские официальные лица после этой встречи излучали оптимизм. Похоже, что некие силы в Пхеньяне пытаются воспользоваться болезнью “худшего из Кимов”, чтобы подкорректировать изоляционистскую политику своей страны и попытаться наладить отношения с внешним миром. Если это окажется правдой, то Северную Корею и весь регион в скором времени ждут очень серьезные изменения. 



Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: