29 мая 2016, воскресенье

Это больше похоже на гражданскую войну - каким увидела Донбасс французский военный репортер

Анна Нива, освещая вооруженные конфликты, всегда работает в одиночку
Фото: Елена Трибушная

Анна Нива, освещая вооруженные конфликты, всегда работает в одиночку

В Донбассе идет война между людьми, которые не хотят быть частью Украины, и украинскими войсками, считает только что вернувшаяся оттуда журналистка Анна Нива

Французская журналистка и писательница Анна Нива, освещавшая войны в Чечне, Ираке и Афганистане, несколько недель назад вернулась во Францию из оккупированного украинского Донбасса.

НВ встретилось с ней в Страсбурге, чтобы расспросить о том, какой увидела войну на востоке Украины французский репортер. Кроме того, Нива рассказала и об оккупации россиянами Крымского полуострова. Она находилась там в те самые дни, когда Крым захватили так называемые "зеленые человечки", оказавшиеся российскими военными.

Нива уникальна тем, что освещая вооруженные конфликты, всегда работает в одиночку – без переводчиков, фиксеров, сопровождающих и даже передвигается своим ходом, общественным транспортом. В Донбассе она тоже передвигалась на перекладных и ночевала в домах местных жителей.

"Услышать Донбасс" француженке помогло отличное знание русского языка: дочь французского профессора-слависта Жоржа Нива долгое время жила в России – работала московским корреспондентом ряда международных СМИ. В 2012 году ее выслали из России после того, как она начала писать книгу о политической ситуации в стране. Правда, когда инцидент получил огласку, российские власти попытались замять ситуацию и пригласили журналистку вернуться.

14 лет назад, в 2000-м, написанная французской журналисткой книга о Чечне была удостоена европейского аналога Пулитцера – премии Альберта Лондра.

 

- Анна, что вы, иностранка, увидели в Донбассе?

- Война идет. Между людьми, которые не хотят быть частью Украины, и украинскими войсками. Не могу сказать, что я там видела российских военных. Но там точно есть местные, которые говорят, что защищают свою землю. И у них есть оружие. И они воюют. 

- Вы хотите сказать, что так называемые ополченцы – это в основном местные жители?

- Тех, кого я видела, - это одни местные. И они пророссийски настроены. Да, эти люди в меньшинстве в Донбассе. Но у них есть оружие. Безусловно, что без местных не было бы такого долгого сопротивления.

Большинство мирного населения Донбасса не хочет принимать участия в войне. И у них нет оружия. Но если у меньшинства оно есть, то их мнение будет услышано.

В Чечне было то же самое. Там только у меньшинства жителей было оружие – не все чеченцы воевали против Москвы. Но в результате шла война.

- Чего хочет пророссийское население?

- У них есть своя республика. Они хотят быть самостоятельными. 

Граница между РФ и Луганской областью – это полная херня. Она не контролируется вашими войсками

- Они понимают, что это сложно осуществимо, например, экономически?

- Они пока вообще об этом не думают. Не разбираются в этих делах. И не хотят разбираться. Они все в войне.

Поймите, жить в Донецке сегодня и жить в Киеве – это две разные планеты. Надо понимать тех, кто живет в Донецке и не знает, что случится дальше. Они молчат, ждут, что будет завтра. Это мирное население. 

Ведь до сих пор много людей не выехало. Многие из тех, что уехали, вернулись. Потому что это непросто – взять и навсегда уехать в Россию либо куда-то еще.

В Донбассе до сих пор ничего не решено. Это большая проблема. И я боюсь, ситуация будет только ухудшаться. 

- То есть мирному населению все равно, чем закончится война?

- Нет, не все равно. Это люди, которые не принимают участия в войне, но стали ее жертвами только из-за того, что живут на территории боевых действий. Какой еще выход есть у таких людей? Они считают, что никто на них не обращает внимания, что их бросили. 

В Донбассе есть украинцы, с украинскими паспортами, которые воюют против украинских войск. Они считают, что это гражданская война. Потому что на них сыпятся украинские бомбы. Думаете, ваши военные там ничего не делают? Они воюют. А если они воюют – значит, есть жертвы. На войне всегда так. Из-за того, что есть жертвы, и эти жертвы – украинцы, все становится гораздо более запутано.

Я не знаю, как правильно назвать эту ситуацию. В Чечне это называлось контртеррористической операцией. Киев назвал это антитеррористической операцией. Но на самом деле все это больше похоже на гражданскую войну.

Ведь та часть украинского населения, которое в меньшинстве в Донбассе, – они все равно украинцы. Но их оказалось достаточно, чтобы сопротивляться украинским войскам. В Донецком аэропорту, например, – сколько там уже воюют? Очень жестоко воюют. И гибнут люди. 

От мирного соглашения никакого эффекта нет. Каждый день были жертвы и стреляли. Перемирие – это пустые слова. Это доказывает, что никакого решения пока нет, ни со стороны Порошенко, ни со стороны Путина. 

Большинство мирного населения Донбасса не хочет принимать участия в войне. Но если у меньшинства есть оружие, то их мнение будет услышано

- Чем Украина может помочь жителям Донбасса?

- Эти люди хотят понимать, что решение найдется. Что ситуация – не тупиковая. Что война прекратится.

Представьте себе, война – это когда ничего не функционирует нормально. Вы просыпаетесь утром и не знаете, как вы будете жить до конца дня, чем будете заниматься. А там – нет больше инфраструктуры. Вы не можете послать ребенка в школу. Вы не уверены больше ни в чем. Это ужас!

- Они обвиняют украинскую власть?

- Они уже начинают обвинять. И чем дольше не будет решаться ситуация, тем больше они будут обвинять всех. Поэтому нужно очень быстро решить эту проблему. Пока я не вижу разумного решения ни у одной из сторон конфликта. 

Там я видела хаос. Например, на моих глазах вооруженные люди на грузовике привезли ГРАД, остановили движение на дороге – я сама была в машине. Это были боевики ДНР, которые начали стрелять в сторону украинских военных. А это значит, что те будут стрелять обратно, в нас. Со мной были женщины, маленькие дети. И это типичная военная ситуация. Это война. Ужас. У меня нет слов описать эту ситуацию.

Очевидно, что ополченцам удается серьезно сопротивляться украинским войскам только с чьей-то помощью – из России

- У вас есть представление, что дальше делать?

- Это не моя роль. Когда были президентские выборы, я взяла интервью у Петра Порошенко. Еще до того, как он стал президентом. Помню, что тогда он был возмущен ситуацией в Украине. Ведь разрушить все можно в один момент. А установление мира – это долгий процесс. Но Порошенко должен над этим работать. Вместе со своими коллегами. Была парламентская кампания, появились другие партии. Есть Народный фронт, Яценюк – и у них с Порошенко неодинаковые мнения. Это политика, как в любой стране. Но в Украине сегодня – война. И если к этому серьезно не отнестись… Это как спираль: если не остановить, все ухудшится. 

Насколько озабочен ситуацией Порошенко? Думаю, что сначала он был озабочен тем, чтобы его избрали. Потом тем, чтобы получить большинство в парламенте. А теперь пора озаботиться тем, как объединить страну. 

- Как вы оцениваете роль России в конфликте в Крыму и в Донбассе?

- В Крыму – это всем ясно. Я их сама там видела – военных из России. Они захватили Крым. Полностью. Такого я в своей жизни никогда не видела. 

На Донбассе другая ситуация. Там идет война. А в Крыму не было войны. Как человек, специализирующийся на войнах, я никогда не видела такого, как происходило в Крыму. Почти за одну ночь появились эти люди и захватили территорию Крыма без войны – уникальная стратегия. 

Население Крыма – они были против. Большинство – были против. Но этого было недостаточно, чтобы сопротивляться.

А Донбасс – это, во-первых, не полуостров. Полуостров захватить легко. Но в Донбассе ситуация далеко не однозначная. 

- Вы понимаете, откуда у донбасского меньшинства, о котором вы говорите, оружие?

- Из разных источников. Есть, конечно, из России. Захватывают и украинское оружие. Всем, конечно, понятно, что этим людям удается серьезно сопротивляться украинским войскам только с чьей-то помощью – из России. Но у меня нет доказательств. Потому что они [россияне] все очень хитро делают, им пока удается скрываться. Переодеваются, например.

А граница между РФ и Луганской областью – это полная херня. Она не контролируется вашими войсками. Они [пророссийские силы] делают что хотят – ведь там одни свои. Ваши пограничники убежали – их нет на этом куске.

- Как вам кажется, настроены боевики идти дальше Донбасса?

- Не думаю. Пока нет. Если Путин хотел бы пойти дальше, он уже давным-давно это сделал бы. Это значит, что в Москве считают, что пока – хватит. Но кто знает, что у Путина в голове. 

- Чем эта война отличается от других, на которых вы были?

- Это самая непонятная война. И я не знаю, чем она закончится. Но оптимизма у меня нет.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости