11 декабря 2016, воскресенье

Кем займется Антикоррупционное бюро и почему туда не стоит звать Саакашвили - глава Transparency International Украина

Ни у правительства, ни у новоизбранного президента не дошли руки до того, чтобы начать действительно системную борьбу с коррупцией, считает Андрей Марусов
Фото: Андрей Марусов / Facebook

Ни у правительства, ни у новоизбранного президента не дошли руки до того, чтобы начать действительно системную борьбу с коррупцией, считает Андрей Марусов

Андрей Марусов рассказал журналистам НВ о том, как будет работать новый орган, где будут искать "700 спартанцев" для работы в нем и объяснил, почему бюро не стоит доверять экс-президенту Грузии

В конце января 2015-го года начнет работать Национальное антикоррупционное бюро. Это ведомство создано для борьбы с коррупцией в высших эшелонах власти. О том, как побороть коррупцию и сможет ли это сделать антикоррупционное бюро, рассказал журналистам НВ в программе Громадское на русском Андрей Марусов, глава правления Transparency International Украина.

- Несколько недель назад международное движение по противодействию коррупции Transparency International опубликовало индекс восприятия коррупции за 2014-й год. Спустя год после революции Украина в этом рейтинге поднялась всего на одну позицию и занимает 142 место среди 175 стран, на одной ступени с Угандой и Коморскими островами. Почему ничего не изменилось?

- За этот год какие-то кардинальные меры по борьбе с коррупцией не принимались. Конечно, есть объективные условия – Крым, война в Донбассе. Но ни у правительства, ни у новоизбранного президента не дошли руки до того, чтобы начать действительно системную борьбу с коррупцией.

Если в сфере борьбы с коррупцией не будет серьезных подвижек, то проект Украина будет несостоятельным опять на несколько лет вперед

А начать нужно с трех ключевых сфер. Первое – необходима неотвратимость наказания. Без этого ничего не будет. Нет наказания – значит, нет преступления и нет никакой коррупции. Второе –реформы. Чиновники будут воровать до тех пор, пока будут соблазны, несовершенные законы, чрезмерное регулирование экономики, всякие справки и контролирующие органы. И третье – это открытие информации. Без самого широкого доступа к информации о власти и к информации, которая находится в распоряжении власти, какая-либо борьба с коррупцией теряет смысл.

- Сейчас создают Национальное антикоррупционное бюро. Что изменится после того, как оно заработает?

- Единственное крупное достижение в борьбе с коррупцией – это принятие пакета антикоррупционных законов. 14 октября он худо-бедно был принят. Закон о Национальном антикоррупционном бюро начинает работать 25 января. Очень желательно, чтобы к 25 января был избран директор бюро, который начнет после этого организационную работу. Слава Богу, под давлением гражданских активистов и после общественного скандала появилась строка в проекте бюджета о выделении денег на создание этого бюро.

- Кто был против этого?

- Непонятно.

- То есть бюро создавалось, а денег на него не выделяли?

- Мы сразу говорили, что эта строка в бюджете будет первым тестом на реальность намерений новой власти бороться с коррупцией. Она появилась. Смогут начать работу 700 сотрудников бюро. Я называю их "700 спартанцев".

- Как будут набирать этих 700 человек? Возможно ли найти у нас 700 не коррумпированных людей? У высших чиновников достаточно средств, чтобы подкупить даже 700 человек.

- У меня тоже были сомнения по поводу того, найдутся ли в тотально коррумпированной стране достойные для работы в бюро. Но буквально в течение последних двух недель ко мне начали обращаться люди с просьбой разъяснить, каким образом можно будет попасть в это бюро.

- То есть желающие уже есть. Это представители общественности?

- Из самых разных сфер. Юристы, прокуроры, журналисты, расследователи. Мои сомнения развеялись. Я увидел, что действительно эти люди есть. И они высокопрофессиональные и порядочные. В активной части общества уже назрело понимание, что следующий год – это год последнего шанса. Если в сфере борьбы с коррупцией не будет серьезных подвижек, то проект Украина будет несостоятельным опять на несколько лет вперед.

- Вы верите, что в следующем году действительно будут сажать высокопоставленных чиновников?

- Да. Я надеюсь, по крайней мере.

- У нас обычно получается, что чаще всего берутся за бывших чиновников. Это больше похоже на политические репрессии, а не борьбу с коррупцией. А теперь придется браться за действующих министров.

- Да, за министров. Судьи тоже подпадают под действия этого нового закона про бюро.

- А Генеральная прокуратура?

- Конечно. Прокуроры, система МВД, весь начальнический состав. Я не столько ожидаю, что будут посадки министров и генеральных прокуроров, сколько что начнется реальная чистка судебного корпуса. Без нормальной судебной системы ни экономика, ни демократия, ничего в этой стране работать не будет.

- Имеет ли смысл назначить на должность главы антикоррупционного бюро иностранца? Уже звучала в частности фамилия бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили. Как вы относитесь к такой идее?

- К кандидатуре Саакашвили негативно.

- Почему?

- Потому что Transparency International Грузия, когда он еще был президентом, выдвигала ему вполне обоснованные обвинения в том, что непонятным образом использовались миллионы из его фонда. Кроме того, мы почему-то быстро забыли, что происходило с прессой во время правления Саакашвили. А один из ключевых залогов успеха бюро – открытость.

- С какого ведомства или министерства антикоррупционному бюро стоит начать работу? Где ситуация хуже всего?

- Могут быть разные подходы. С точки зрения денежных потоков – энергетика. Это миллиарды. В энергетике схемы действуют еще с 90-х годов и не перестают действовать даже сейчас. Очевидно, что с этой сферы. Потом все контролирующие органы, которые контролируют бизнес. Та же судебная система. Органы самоуправления, по крайней мере, в крупных городах.

- Вы следите за тендерами. Есть ли основания обвинять предыдущее правительство Яценюка в коррупции? О нынешнем говорить пока рано.

- Министерство обороны, Министерство здравоохранения – оба министерства и оба коррупционных скандала напрямую относились к жизни людей. Люди гибли на фронте из-за того, что не получали того, что необходимо. Лекарства не закупались из-за того, что шли подковерные коррупционные дрязги. И премьер-министр, и министры прекрасно знали об этом. Сейчас по Министерству обороны началось движение, ГПУ будто бы возбудила несколько дел. Новый министр здравоохранения – Александр Квиташвили – сказал, что в следующем году ключевые препараты мы будем закупать через ЮНИСЕФ, то есть через международные организации.

- У вас есть надежда, что получится запустить процесс очищения государственной системы?

- Да, пока надежда есть. Она подпитывается людьми, которые верят в то, что они это смогут сделать. 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: