4 декабря 2016, воскресенье

Казнить нельзя помиловать. НВ проводило переаттестацию милиционеров - репортаж

Компьютерное тестирование кандидатов в Национальную Полицию в спортзале Национальной академии внутренних дел 
Фото: censor.net

Компьютерное тестирование кандидатов в Национальную Полицию в спортзале Национальной академии внутренних дел 

Уже две недели в Киеве проходит переаттестация бывших милиционеров, которые желают работать в новой полиции. Корреспондент НВ поработал в их составе

- Расскажите, пожалуйста, о вашей последней лжи на работе.

- Позавчера у моей мамы был отек бровей – она сделала татуаж.  Мамочка испугалась и так плакала! Я помчалась к ней, а на работе сказала, что у меня очень серьезные семейные проблемы.

Эту комичную историю рассказывает молодая девушка-следователь, работающая в одном из районов Киевской области.  Диалог происходит во время аттестации экс-милиционеров, желающих работать в новой полиции. Пройти собеседования должны более 10.000 сотрудников.



С потухшим взглядом или с горящими глазами, в бриллиантах или в стоптанной обуви, с дорогими часами или в старых пиджаках. Ежедневно члены комиссий собеседуют от 30 до 5 человек следователей, работников штабов, оперативников и участковых. Еще часть кандидатур рассматривают заочно – на основании их характеристик и результатов профессиональных тестов.

Задача у нас непростая: за 15 – 20 минут собеседования определить, достоин ли человек работать в обновленной правоохранительной структуре, которая не будет брать взятки, крышевать наркоманов и проституток и выбивать показания у невиновных.

***

Место, где принимают судьбоносные для милиционеров решения, похоже на экзаменационный кабинет. Обычная комната с офисным ремонтом, на окнах жалюзи, сдвинутые столы для членов комиссий. Перед ними – черный стул, на котором экс-милиционеры рассказывают, в том числе, о том, откуда у них автомобиль BMW Х5 или «ягуар». Оба примера – отнюдь не образные выражения, а вполне реальные случаи, причем оба человека при этом всю жизнь трудились в милиции.

Собеседования проходят в недавно открытом Рекрутинговом центре Национальной полиции. Всего таких комнат – 15, по числу комиссий. Часть из них собеседует сотрудников Киева и центрального главка. Другая часть занимается полицейскими Киевской области.


Фото: segodnya.ua
Фото: segodnya.ua


Попасть в состав комиссии мог любой украинский журналист или представитель общественной организации. Для этого надо было заполнить специальную форму на сайте МВД. Она и специальное объявление были размещены на сайте Министерства еще в начале осени.

Правда, пригласили не всех желающих.  К примеру, Автомайдан подавал восемь кандидатур, отобрали только троих. «Чтобы не нагнетать обстановку», - поясняет один из организаторов. Также в составе комиссий волонтеры из Народного тыла, Совета волонтеров, Самообороны Фастовщины, нескольких организаций по правам человека и других.

Общественные организации в комиссиях – это требование нового закона О национальной полиции. Всего таких общественников – 45 человек, и это половина всего состава экзаменаторов. Остальные – сотрудники МВД, патрульной полиции, а также эксперты американской программы ICITAP, которая помогает украинскому правительству в создании прозрачных правоохранительных органов.

***

- Расскажите о себе, чем занимаетесь, в чем заключается ваша работа? – это самый первый вопрос кандидату, который задает наша комиссия. Вопрос – чистая формальность: послужной список каждого экзаменуемого лежит перед нами на столе. Но люди волнуются, и обычный рассказ о себе теоретически должен их успокаивать. Помогает не всегда. Один из кандидатов, руководитель среднего звена из небольшого городка Киевской области, от волнения едва не роняет неожиданно зазвонивший у него в кармане iPhone 6.

Вторым пунктом нашей "экзаменаторской программы" стоит рассказ одного из членов комиссий о том, по каким критериям комиссии оценивают тех, кто хочет служить в полиции. Их три: честность, мотивация и способность принимать перемены.

Кроме послужного списка, у нас есть результаты профессионального и логического тестов, а также декларация о доходах. Попадаются необычные. К примеру, у одного, скажем так, милицейского "топ-менеджера" районного уровня в графе легковые автомобили – три записи, и все три заштрихованы белым корректором. Такое мы встретили впервые, до этого попадались только замазанные корректором паспортные данные и адреса. Скромничал наш собеседник не напрасно: одна из скрытых машин оказалась джипом BMW X5. На вопрос о том, как ему удалось с милицейской зарплатой купить такую машину, отвечает нечто совершенно невнятное.

Более изощренным было объяснение его коллеги, о том, откуда у него джип Toyota Raw 4. "У меня 60 свиней, - разводит ухоженными руками он, - заработал".


Фото: segodnya.ua
Фото: segodnya.ua


Также перед нами – служебная характеристика. Она, несмотря на то, что содержит одинаковую формулировку "Рекомендован к работе" – кладезь ценной информации. К примеру, из одной такой характеристики мы узнали, что собеседуемый нами следователь рассмотрел в 2015 году 110 заявлений, из них только 10 отправил в суд.  "Это ж надо так уметь отмахиваться от людей", - смеется один из членов нашей комиссии, в прошлом милиционер.

Чтобы проверить, насколько искренен с комиссией человек, мы предлагаем ему разрешить моральную дилемму. Это стандартный психологический метод, используемый для определения искренности собеседника. Его предложил один из лидеров Автомайдана Сергей Хаджинов, с которым мы несколько заседаний работали в одной комиссии. Но подробности «моральной дилеммы» пусть пока останутся за кадром, ведь впереди еще сотни собеседований – отбор в Киеве и области заканчивается только 28 декабря.

Кроме десятков тех, кого реально трудно назвать вызывающими доверие кандидатами, попадаются и удивительные личности: ученые-юристы, желающие на практике проверить науку, юные борцы за справедливость и поклонники дедуктивного метода.

Кроме резолюции "рекомендован к работе", комиссия имеет право уволить, повысить или понизить в должности. Еще один инструмент – проверка на полиграфе. Туда мы отправляем, как правило, почти всех руководителей или тех, чья работа связана с коррупционными рисками.

Еще часть кандидатур рассматриваем заочно – на основании их характеристик и результатов профессиональных тестов. Как правило, "заочники" – это люди, работающие на небольших должностях: операторы линии 102 или помощники дежурных в отделении. Но попадаются и "крупные рыбы" – например, заместители начальников райотделов. Для таких заочное рассмотрение – это шанс избежать личного собеседования. Гипотетически резон в этом есть: заочные дела рассматриваются в конце рабочего дня, члены комиссий к тому времени уже часто уставшие. Ходят слухи, что для того, чтобы попасть на заочное рассмотрение, кандидаты платят по $500 взятки. Бесполезные расходы. Людей, занимающих высокие должности, все равно вызывают на личное собеседование.

Все решения в комиссии принимаются простым большинством.  Споры часто непростые, и уже к обеду одна часть комиссии, бывает, практически ненавидит другую.

***

Из признаний собеседуемых милиционеров за время работы в комиссии узнаю много нового для себя. Милицейская система была заточена на коррупцию даже в самых мелочах. Следователи рассказывают, что в месяц каждому выдают всего одну пачку бумаги, хотя нужно не менее трех. Недостающее, как правило, "принимают в дар" от людей. Та же история с картриджами для принтеров и даже ручками.

Сотрудники, которые занимаются розыском детей, жалуются, что им не выдают машины для того, чтобы поехать и проверить возможное местонахождение ребенка. Автомобили и топливо просят у родителей разыскиваемых детей. Другой вариант – полудобровольно брать у предпринимателей, как это делают многие райотделы в области. Такая же ситуация с шинами.

"Иначе мы бы вообще не приезжали на вызовы, - рассказывает один из экс-милиционеров, - а так, хоть с опозданием, бывает и на день, но приезжаем".

Постоянные поборы «по-мелочи» – одна из причин, по которой общество перестало доверять милиции. А еще коррупция, множество случайных людей в ведомстве и принцип: мало платят –плохо работаю. Человек в форме настолько неуважаем, что даже если ему по-человечески требуется помочь, делать этого никто не хочет, жалуются экс-милиционеры. Одна из аттестуемых, следователь из Киевской области, рассказала, как у нее на трассе Киев-Житомир заглохла машина и им с напарницей пришлось ее толкать. "И ни один водитель не остановился, чтобы нам помочь. Наверное, потому, что мы толкали свой Жигуль , одетые в милицейскую форму", - жалуется она.

*имя автора изменено из-за опасений преследования со стороны уволенных экс-работников милиции

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: