24 августа 2016, среда

Какие налоги будут платить украинцы с 1 января и как Минфин "простимулирует" бизнес выйти из тени, рассказывает замминистра финансов

Минфин уверен, что он услышал чего хочет бизнес
Фото: Александр Медведев

Минфин уверен, что он услышал чего хочет бизнес

На какой налоговой модели остановится Кабмин и будет ли либеральным украинское налогообложение, в интервью НВ объясняет замминистра финансов Елена Макеева

27 августа Министерство финансов готовится представить, наконец, на суд общественности концепцию новой налоговой системы. Если осенью за реформу налогообложения проголосует парламент, это станет главным деловым событием года.

Новый налоговый кодекс разрабатывался при прямом участии миссии Международного валютного фонда, бизнес-ассоциаций и независимых экспертов. И МВФ, и бизнесмены с критикой относятся к предложенной ранее эстонской налоговой модели, считающейся одной из самых либеральных в мире. Главный аргумент: нужно учитывать национальные особенности.

В частности, остро критикуется эстонский вариант налога на прибыль – распределенная прибыль. Высока вероятность того, что налог на прибыль менять вообще не будут, оставив ставку на уровне 18%.

ЕСВ МВФ рекомендует снизить с 42% до 28%. А если Минфин найдет, чем закрыть дыры в бюджете и предупредит дальнейшее увеличение дефицита Пенсионного фонда – то и ниже.

А вот доходы физлиц предлагается облагать налогом по тем ставкам, в зависимости от дохода граждан – к действующим 15% и 20% МВФ предложил ввести еще 25%-ную ставку для очень обеспеченных людей.

Какой же будет украинская система налогообложения, с какими налогами предстоит жить украинцам уже с 1 января 2016 года, а также о том, почему украинскому бизнесу не стоит рассчитывать в ближайшие год-два на полное погашение государством накопившейся задолженности по НДС, рассказала НВ заместитель министра финансов по вопросам налоговой, аудиторской и бухгалтерской деятельности Елена Макеева.

- Говорят, что в августе-сентябре уже будет представлена налоговая реформа.

- В конце августа планируется заседание Совета Нацреформ, посвященное налоговой реформе. Мы планируем представить налоговую модель на этом заседании и ожидаем, что будет дискуссия, в результате которой будет принято решение.

- Что предусматривает тот налоговый кодекс, который вы будете презентовать в конце августа?

- Мы очертили основную проблематику. Бизнес беспокоит большая нагрузка на фонд заработной платы, неравномерная налоговая нагрузка на бизнес, даже в рамках одной отрасли, а также непрозрачное администрирование налогов и сборов. Практически по каждому налогу у нас есть по две модели, которые мы просчитываем. Минфин понимаеткакие риски для нашей страны несет возможная разбалансировка государственных финансов, и мы не питаем излишних иллюзий в отношении быстрой детенизации.

- То есть вы еще не определились с моделью?

- Что такое налоговая модель? Это, в первую очередь, бюджетообразующие налоги и сборы, такие как ЕСВ, НДФЛ, НДС и налог на прибыль. Детенизация зарплат непосредственно связана также с будущей моделью упрощенной системы налогообложения. Кроме того, справедливость должна быть достигнута и в части налогообложения имущества, движимого и недвижимого. По сути, налоговая модель уместится на одной странице, далее все идеи надо отразить в новом налоговом кодексе. У нас было уже около 20 различных вариантов налоговой модели.

Налоговая реформа – это не только ставки, чаще даже не они, а простота и прозрачность администрирования.

- Новый налоговый кодекс предусматривает изменения по ставкам налогов?

- В части налогообложения зарплат – да, конечно. По налогу на прибыль, к примеру, важна не столько ставка, сколько концепция. Сегодня мы рассматриваем две модели – существующую и так называемую эстонскую модель на распределенную прибыль.

Налоговая реформа – это не только ставки, чаще даже не они, а простота и прозрачность администрирования. Они играют ключевую роль.

- Окончательно ставки и модель еще не прописаны?

- Они всем известны, на самом деле. Давайте для примера возьмем налогообложение зарплат. Есть две основные концепции: объединить ЕСВ и НДФЛ в так называемый налог на зарплату со ставкой 29% или оставить существующую модель, снизив и упростив ставку ЕСВ, к примеру, до 25%. Каждая модель имеет свои плюсы и минусы. Самое сложное найти правильный баланс интересов как для всех граждан Украины, так и для государства в целом.

- Хорошо, что вы согласовали с МВФ? НДФЛ и ЕСВ будут объединять или нет?

- По мнению миссии, единая ставка НДФЛ уже была в Украине в 2004 году и не дала ожидаемых результатов. Они склоняются к тому, что прогрессивная шкала должна остаться, поскольку общее настроение граждан связано со слоганом «богатые должны платить больше».

С другой стороны, объединение ЕСВ и НДФЛ в единый налог на зарплату серьезно упростит учет и отчетности.

ЕСВ, по их мнению, можно снизить до 28%. Но вопрос ставки – это наше дело, поскольку важно найти ту модель, которая будет нейтральна для бюджета. Компенсаторами чаще всего выступают непрямые налоги, такие как НДС и акцизы.

- С НДС что конкретно предлагают сделать?

- Сразу скажу, что идея с отменой НДС, которую активно продвигают некоторые активисты, не соответствует 112 Директиве ЕС, в которой установлена минимальная ставка для стран ЕС на уровне 15%, а также первое событие как метод начисления. Поскольку Украина выбрала для себя внешнеполитический курс стать полноправным членом ЕС, то игнорировать европейские правила мы не можем.

Среди экспертов есть мнение, что ставку НДС можно не снижать, а даже временно повысить. По их мнению, ставку можно поднять в Украине на 1-2% [до 21-22%] – временно, до стабилизации экономики. Мы просчитываем в том числе и такой вариант.

Представители миссии МВФ были удивлены тем, что бизнес  открытым текстом говорит, что использует упрощенную систему, чтобы не платить налог на зарплату

- Что будет с налогом на прибыль?

- К налогу на прибыль у бизнеса замечаний нет, а значит, реформа конца прошлого года была удачной. Но поскольку есть инициатива отдельных экспертов внедрить в Украине так называемую эстонскую модель, мы не можем ее не рассмотреть. Основным недостатком этой модели является возврат к ведению отдельного налогового учета всеми компаниями. Также непонятно, как при такой модели учитывать накопленные переплаты по налогу на прибыль, которые сегодня составляют более 25 млрд грн. Бизнес ожидает получить эти деньги если не на расчетный счет сегодня, то как минимум учесть в будущих расчетах. Эстонская модель такой возможности, по нашим оценкам, не дает. Поэтому пока мы просто детально изучаем эту модель.

- Что будет с упрощенцами?

- Упрощенная система налогообложения была введена еще в кризисном 1998 году. И это тогда было единственно правильным решением правительства поддержать малое предпринимательство, чтобы люди не шли в фонд занятости и не стояли в очереди за пособием по безработице. Изначально максимальный оборот для упрощенцев был установлен на уровне 250 тыс. грн в год. Через год его изменили – 500 тыс. грн для частных предпринимателей-физлиц и 1 млн грн для юрлиц. Такая модель просуществовала 10 лет, но с 2011 года началось постепенное увеличение граничного годового оборота. Сегодня максимальный оборот для третей группы плательщиков единого налога составляет 20 млн грн. Согласитесь, что нельзя сравнивать предпринимателя с годовым оборотом в 300 тыс. грн с предпринимателями – миллионщиками.

Сегодня бизнес открытым текстом говорит, что он использует упрощенную систему, чтобы не платить высокие налоги на зарплату. Представители технической миссии МВФ были удивлены, что люди говорят об этом открыто.

Безусловно, упрощенная система должна остаться, однако пользоваться ею должны настоящие предприниматели, а не крупный бизнес. МВФ предложил две группы: для первой с годовым оборотом до 300 тыс. грн – ничего не менять, а вторую группу ограничить оборотом в 2 млн грн в год, поменяв при этом философию расчета налогов.

Акциз станет электронным. Бизнес сам попросил ввести электронную акцизную марку. Фото: Александр Медведев
Акциз станет электронным. Бизнес сам попросил ввести электронную акцизную марку. Фото: Александр Медведев


- Акцизная система будет изменена?

- Опыт европейских стран говорит, что непрямые налоги служат хорошими компенсаторами. Да и общая тенденция в мире связана как раз с переносом налогового бремени на такие налоги, как НДС и акцизы. Безусловно, акцизы на алкоголь и сигареты будут постепенно подниматься. Но в рамках реформы мы планируем показать компаниям трехгодичную перспективу этого повышения, что позволить им долгосрочно планировать свои доходы.

- Акциз станет электронным?

- Да, сам бизнес выступил с инициативой ввести электронную акцизную марку. Это хороший инструмент борьбы с контрафактной продукцией. Можно будет отследить товар от производителя до конечного потребителя. Правда, и тут есть свои разногласия у представителей рынка: табачный бизнес хочет одну акцизную марку, алкогольный – другую. А для государства важно использовать единую систему для всех групп подакцизных товаров. Мы собираем предложения поставщиков такого программного обеспечения и, очевидно, будем рекомендовать проводить открытый тендер.

Кстати, представители рынка ГСМ [нефтепродуктов] в качестве борьбы с тенью предлагают ввести электронную систему администрирования акцизов сродни электронной системе администрирования НДС. Любая автоматизация процессов – это нивелирование человеческого фактора, а значит, искоренение коррупции. Поэтому мы такие идеи поддерживаем.

- Импортный сбор отменяется?

- Да, импортный сбор будет отменен уже с нового года. Это изначально была временная норма, целью которой было снижение давления на платежный баланс страны.

Итог работы 16-ти индустриальных платформ - в первую очередь, бизнес жалуется на высокий уровень налогообложения зарплат

- Министерство финансов готовит какие-то стимулы для бизнеса работать прозрачно?

- Бизнес жалуется на высокий уровень налогообложения зарплат. Что будет мотивировать бизнес платить зарплаты честно? Естественно, подъемные для бизнеса ставки налогов и сборов.

Высокие налоги – это не единственная причина теневой экономики. Неэффективный контроль со стороны контролирующих органов также подталкивают бизнес рисковать ради более высокой прибыли. Мораторий на проверки предприятий с годовым оборотом до 20 млн грн (а это 95% всех компаний в Украине) – это искушение для бизнеса.

С другой стороны, остальные 5% представителей бизнеса жалуются на постоянные проверки. Это справедливо? Я не говорю, что проверять надо всех. Но и исключений, на мой взгляд, быть не должно. Бесспорно, документальные проверки должны проходить предприятия с высоким уровнем риска, при этом оценка рисков должна быть максимально открытой. Чем больше открытости и прозрачности, тем больше доверия.

- Какие результаты введения налогового компромисса на сегодня?

- Точно скажу, что ожидания были завышены, поэтому и был элемент определенного разочарования. На самом деле, налоговый компромисс дал свои позитивные результаты для бюджета, и уже поэтому саму идею нельзя назвать неудачной.

- То есть, в принципе, выходят из тени?

- Компромисс – это было разовое мероприятие, инструмент легализации доходов прежде всего для тех, кто работал с так называемыми налоговыми ямами. С теневой экономикой это никак не связано.

Теневая экономика, по данным Минэкономики, составляет 42%, по данным Мирового банка – почти 50%, а по ощущениям бизнеса – выше 60%. Бизнес-сообщество говорит и о черном бизнесе, и о сером. Черный – это контрабанда, а серый – полулегальный бизнес, в структурах которого задействованы частные предприниматели на едином налоге. К примеру, индустрия легкой промышленности приводила случаи, когда целые фабрики действуют через СПД на едином налоге. И то и другое очень вредит честным налогоплательщикам, которые уважают и соблюдают законы.

- Бизнес-омбудсмен Альгирдас Шемета говорит, что больше 30% жалоб, которые поступили к нему, это жалобы на налоговую. В чем причина? Он говорит, что помог компаниям вернуть НДС на 50 млн грн.

- Касательно возмещения НДС есть закон О государственном бюджете, в котором точно прописано, какие будут доходы, расходы, какая сумма подлежит бюджетному возмещению. Не секрет, что сегодня собирается больше НДС, а возмещается на прежнем уровне, ведь объем возмещения ограничен бюджетом. Из-за этого жалоб от бизнеса очень много. Надо пересматривать бюджет, увеличивать сумму бюджетного возмещения НДС. По-другому урегулировать этот вопрос нельзя.



Бизнес-омбудсмен не сможет помочь вернуть НДС больше, чем заложено в бюджете Фото: Александр Медведев

Бизнес-омбудсмен не сможет помочь вернуть НДС больше, чем заложено в бюджете Фото: Александр Медведев


- А какая сегодня задолженность?

- По НДС – свыше 20 млрд грн. Это большая сумма. Но мы же понимаем и проблематику – задолженность накапливалась годами, и вернуть ее в один день нет возможности.

- Недавно вы заговорили о реформе в аудиторской деятельности. Какие изменения могут ждать финансовый сектор? Ведь более 50 банков за последние два года обанкротились.

- У вас есть знакомые, кто попал в эту ловушку?

- Да.

- Спросите того человека, какая аудиторская компания проводила аудит финансовой отчетности этого банка.

- Думаю, он не знает.

- Люди даже не задумываются над тем, что для банков аудит является обязательным. Да, нас этому не учили, нам об этом не рассказывали, и мало кто знает, кто такой аудитор и какие он функции выполняет. Люди больше доверяют рекламе и отзыву хорошего знакомого. Надо развивать финансовую грамотность людей, учить их читать финансовые отчеты и принимать взвешенное самостоятельное решение.

Спросите вкладчика обанкротившегося банка, какая аудиторская компания проводила аудит отчетности этого банка. Люди больше доверяют рекламе и отзыву хорошего знакомого

С другой стороны, государство должно позаботиться о том, чтобы люди не попали больше в эту ловушку. Одно из требований, которое мы дали как страна в рамках ассоциации с ЕС – привести в соответствие с требованиями ЕС регулирование аудиторской деятельности. Речь идет о том, что к субъектам публичного интереса – банкам, страховым компаниям, акционерным обществам, где основными инвесторами являются наши граждане, должно быть усиленное внимание, особенный контроль, плюс высокий уровень ответственности аудиторов.

- Как гарантировать последнее?

- Во-первых, деятельность аудиторов, которые будут проверять отчетность банков, страховых и так далее, должна будет проверяться инспекцией по контролю за качеством. Обеспечивать надзор за качеством работы инспекции будет тоже независимый от профессии Совет по надзору за аудиторской деятельностью. Будет двухуровневый контроль. Работа инспекции и Совета будет абсолютно публичной в части раскрытия информации о проведенных расследованиях и примененных санкциях к аудиторам.

Во-вторых, законопроектом предусмотрены денежные штрафные санкции за несоблюдение стандартов аудита, что повысит бдительность самих аудиторов.

- Что будет с Аудиторской палатой Украины?

- Аудиторская палата станет саморегулирующей организацией, независимой от государства.

- Это позволит победить коррупцию там?

- Должно. Сертификация аудиторов будет проходить в независимых центрах оценивания знаний по типу ЗНО. Реестр для аудиторов будет один и бесплатный. Думаю, что у действующих членов АПУ пропадет интерес держаться за свое кресло. К слову, некоторые из них – собственники частных аудиторских компаний, более 15 лет бессменно являются членами Палаты. В чем их мотивация?

Для компаний, которые предоставляют некачественные услуги и заинтересованы лишь в "объемах", бизнес закончится. Как раз обязательный аудит и превратился в торговлю печатью за 4-5 тыс. грн. А вот для профессиональных национальных аудиторов перспективы расширяются. Профессия получит престиж и уважение.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: