8 декабря 2016, четверг

Украина разыскала почти $300 млн, выведенных режимом Януковича в иностранные банки

Давид Сакварелидзе, заместитель генпрокурора, докладывает: ГПУ разослала в разные страны запросы о выведенных из Украины деньгах Семьи

Давид Сакварелидзе, заместитель генпрокурора, докладывает: ГПУ разослала в разные страны запросы о выведенных из Украины деньгах Семьи

Украина разыскала почти $300 млн, выведенных Виктором Януковичем и Ко в иностранные банки. Но если Генпрокуратура не активизируется, а сами беглецы будут действовать грамотно, официальный Киев потратит десятилетия на возврат этих средств

Больше года назад из Украины сбежали десятки топ-чиновников и других представителей команды экс-президента Виктора Януковича, которые вывели из страны миллионные суммы. И хотя обещания вернуть эти средства звучали уже со сцены Майдана, лишь сейчас официальный Киев получил первые реальные результаты своих попыток экспроприировать украденное.

В апреле этого года Швейцария по запросу Генпрокуратуры (ГПУ) заморозила активы, принадлежавшие окружению Януковича, и выдала ордер на изъятие банковских записей по ним. Тем самым альпийская республика, славящаяся безусловным соблюдением тайны вкладов, открыла украинским следователям доступ к вывезенным деньгам. По разным оценкам, речь может идти о 100–170 млн швейцарских франков. Теперь ГПУ осталось в украинском суде доказать преступное происхождение этих денег, о чем и уведомить швейцарскую сторону. И лишь тогда миллионы направятся из Альп на берега Днепра.

В ГПУ говорят, что они сотрудничают не только с правоохранителями Швейцарии. Как уверяет замгенпрокурора Давид Сакварелидзе, его ведомство направило ряд запросов своим зарубежным коллегам. Украинцы хотят таким образом сделать массовой процедуру возврата средств, осевших на иностранных банковских счетах представителей так называемой Семьи и замороженных, по просьбе Киева, местными властями.

По данным украинских правоохранителей, подобным путем уже заблокировано $277 млн, что по нынешнему курсу составляет более 6 млрд грн. И в Генпрокуратуре надеются, что эти деньги, незаконно выведенные за рубеж сбежавшими VIP-чиновниками команды Януковича, можно будет вернуть на родину.

Однако быстрого результата ждать не стоит. Эксперты считают, что ГПУ не использует все свои законные возможности в таких делах, и до сих пор нет решений украинских судов об аресте вывезенного имущества. А без них западные партнеры Украины не могут вернуть даже то, что уже заморожено. Кроме того, люди Семьи могут затянуть процесс, подавая встречные иски и апелляции.

Тихие гавани

Янукович и его близкие хоть и сорвали сближение своей страны с Западом, на самом деле очень любили Америку и Европу. Ведь именно там — в США, Швейцарской Конфедерации, княжестве Лихтенштейн и ряде стран Евросоюза — они предпочитали хранить свои сбережения. Согласно данным прокуратуры, сейчас на банковских счетах Семьи в названных государствах заморожено: $104 млн, 122 млн швейцарских франков и еще €22 млн. И это далеко не все деньги, которые могли быть вывезены “семейными” из страны.

Как бы там ни было, процесс возращения будет сложным

Правоохранители не раскрывают, кому конкретно принадлежат арестованные средства. Сергей Лещенко, экс-журналист, долго разбиравшийся в вопросах благосостояния Януковича и Ко, а ныне народный депутат фракции Блока Петра Порошенко, описывает приблизительную картину того, кто и куда выводил деньги из Украины. По его словам, в Швейцарии и Латвии укрыты сбережения Юрия Иванющенко, земляка Януковича и бывшего народного депутата Партии регионов. Там же находятся средства Александра Януковича, старшего сына экс-президента.

А банки Лихтенштейна облюбовал Александр Клименко, бывший министр доходов и сборов. Австрийские финансовые учреждения, утверждает Лещенко,— это “вотчина” братьев Андрея и Сергея Клюевых, а также Алексея Азарова, отпрыска экс-премьера Николая Азарова. “А вот с [Виктором] Януковичем все сложнее: он не открывал счета или выписывал их на подставные лица”,— говорит нардеп.

Долгая процедура

Заморозка активов и информация о том, где еще могут быть деньги бежавших из Украины членов Семьи Януковича — всего этого для реального возвращения украденного недостаточно. Многое зависит от отечественных и международных судов, а также от адекватности действий Генпрокуратуры — единственного органа, который на законных основаниях может вытребовать у других стран вывезенные экс-чиновниками средства.

Правоохранители не раскрывают, кому конкретно принадлежат арестованные средства

Адвокат Александр Плаван поясняет, что процесс финансовой “репатриации” многоступенчатый: ГПУ проводит следствие, в ходе которого прокурор должен обратиться к суду и получить от того постановление об аресте имущества обвиняемого. Только после этого Генпрокуратура в состоянии обращаться с аналогичным запросом в международные инстанции. За этим должен последовать арест средств, и лишь после этого можно говорить о возврате.

Эксперты считают, что уже на отечественном участке этого долгого пути есть проблемы. Одна из основных — недостаточная активность ГПУ.

Елена Сотник, член фракции Самопоміч, глава подкомитета Верховной рады по адаптации украинского законодательства к законодательству ЕС, рассказывает, что Генпрокуратура так и не задействовала один из самых эффективных инструментов в работе с деньгами беглецов. Речь идет о принятых в начале февраля Радой поправках к закону о заочном осуждении, которое теперь можно проводить без ареста подсудимого. Благодаря этому чиновников-беглецов судьи в состоянии признать преступниками дистанционно, а их деньги объявить заработанными преступным путем. Что и станет отличным аргументом для апелляции к властям тех стран, куда и попали эти средства.


Елена Сотник из партии Самопоміч рассказывает, что Рада приняла поправки, которые должны помочь Генпрокуратуре заочно осуждать преступников и арестовывать их имущество, но она этим не пользуется
Елена Сотник из партии Самопоміч рассказывает, что Рада приняла поправки, которые должны помочь Генпрокуратуре заочно осуждать преступников и арестовывать их имущество, но она этим не пользуется


Изменения лоббировала сама прокуратура. Но пока, что удивляет Сотник, следователи так и не взяли их на вооружение. “Хотя мне обещал [шеф ГПУ Виктор] Шокин, что в мае будут такие приговоры [о заочном осуждении]",— рассказывает депутат.

В прокуратуре на запрос НВ ответили, что они занимаются возвращением денег. Но отказались раскрывать детали, ссылаясь на тайну следствия.

При этом в ГПУ считают, что затянувшийся поиск и возврат заграничных активов и имущества бывших высокопоставленных чиновников связан с несовершенством и неоднозначностью действующего законодательства Украины.

Сплошные проблемы

Но и на международном уровне все непросто. Сергей Саяпин, доктор права немецкого Университета им. Гумбольдта, поясняет: поскольку деньги — частная собственность, нужно доказать, что они нажиты преступным путем. Дальше между Украиной и государством, откуда будут возвращаться средства, должен быть действующий договор о правовой помощи по уголовным делам. Исполнение приговоров, как правило, происходит именно на основе таких документов. Если их нет, то деньги не вернут, разве что суд государства, к которому обратится Украина, разрешит это сделать без договоров. К счастью, с теми странами, где уже заморожены средства Семьи, подобные документы официальный Киев подписал.

Саяпин советует Украине опираться не только на двусторонние обязательства, но и на доступные ей механизмы международного взаимодействия, предусмотренные Конвенцией ООН против коррупции. Она предусматривает сотрудничество государств в целях возврата имущества, нажитого коррупционным путем, поясняет эксперт.

Как бы там ни было, процесс возращения будет сложным. Об этом говорит международная практика. Например, в рамках деятельности Организации по экономическому сотрудничеству и развитию начиная с 2006 года лишь три страны — США, Великобритания и Швейцария — возвращали вывезенные в них преступно заработанные чиновниками других государств деньги, говорит Саяпин. “Подобные процессы долгие, трудоемкие и требующие детальной и доказательной работы”,— считает он.



А Лещенко вспоминает дело бывшего украинского премьер-министра Павла Лазаренко. Прокуратура США еще в 2004–2005 годах начала процесс ареста $250 млн, находящихся на счетах экс-чиновника. Но дело тянется до сих пор. А значит, даже в таком правовом государстве, как Соединенные Штаты, находятся юридические лазейки, с помощью которых можно фактически заморозить все, уверяет депутат.

В случае с деньгами Януковича и Ко возможностей притормозить украинскую сторону тоже достаточно. Плаван говорит, что представители Семьи могут, к примеру, обратиться в Европейский суд по правам человека,— мол, их ущемляют. И на одном этом получить длительную паузу.

При позитивном сценарии процесс возврата растянется на месяцы, при негативном — на годы, рассуждает адвокат. “Но нам нужно соблюсти всю процедуру. Главное — судебный вердикт [в пользу Украины]. Революционная целесообразность здесь ни к чему”,— считает Плаван.

Материал опубликован в №18 журнала Новое Время от 22 мая 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: