22 ноября 2017, среда

Как в СССР пропаганда сделала единого врага из израильских сионистов и украинских националистов

комментировать
И ВРАГ, И ДРУГ: Симон Петлюра, один из руководителей Украинской Народной Республики. Его считали главным гонителем евреев. По советской версии, они убегали в Палестину и там становились его единомышленниками

И ВРАГ, И ДРУГ: Симон Петлюра, один из руководителей Украинской Народной Республики. Его считали главным гонителем евреев. По советской версии, они убегали в Палестину и там становились его единомышленниками

В конце 1960‑х власти СССР принялись стращать своих граждан призраком международного сионизма
Формальным поводом для этого послужила позиция Израиля на международной арене, который не только политически, но и силой оружия успешно противостоял попыткам Союза распространить свое влияние на Ближний Восток.

За отработку темы взялись домашние идеологи режима. Так, в 1968 году в Киеве вышло краткое пособие для лекторов-политинфоматоров Иудаизм и сионизм авторства Трофима Кичко. А через год в Москве напечатали брошюру политического историка Юрия Иванова Осторожно: сионизм! Любопытно, что за несколько месяцев до этого весь тираж этого опуса сгорел на подмосковной даче автора, но агитку возродили из пепла.

Благодаря ей советский читатель узнал, что главной виной основателей Израиля является нежелание ассимилироваться с народами стран, в которых проживали евреи на момент возникновения сионизма в конце ХІХ века.

“Многие англичане и ирландцы уже давно превратились в австралийцев и новозеландцев,— писал Иванов,— равно как многие украинцы и французы — в канадцев, обретя все отличительные черты данной конкретной нации”.


ГРЕМУЧАЯ СМЕСЬ: Израильский сионист и украинский националист в одной упряжке тащат холодную войну. Обложка июньского номера журнала Перец за 1981 год. Тогда израильская авиация разбомбила атомный реактор в Ираке. Если бы не эта операция, реактор смог бы производить оружейный плутоний, и уже в 1983‑м Саддаму Хусейну удалось бы создать атомную бомбу

ГРЕМУЧАЯ СМЕСЬ: Израильский сионист и украинский националист в одной упряжке тащат холодную войну. Обложка июньского номера журнала Перец за 1981 год. Тогда израильская авиация разбомбила атомный реактор в Ираке. Если бы не эта операция, реактор смог бы производить оружейный плутоний, и уже в 1983‑м Саддаму Хусейну удалось бы создать атомную бомбу


Кремль приказал советской прессе изображать Израиль как главного мирового агрессора. При этом ни в одной агитке не упоминалось, что именно Москва в 1947 году дала добро на создание еврейского государства в Палестине. А в первом арабо-израильском конфликте Иосиф Сталин поддерживал Тель-Авив оружием.

На пике борьбы с сионизмом в СССР его называли предтечей фашизма. И пытались скрестить с другим идеологическим противником Кремля — украинским национализмом. Чтобы одним махом сражаться со всеми врагами.

Участие этнических евреев в украинских правительствах 1917–1919 годов советские идеологи, например, подавали как циничное сотрудничество с “буржуазным национализмом”.

А украинский юмористический журнал Перец в 1970‑е годы едва ли ни в каждом номере размещал рисунки, на которых украинский тризуб и израильская звезда Давида шагают рука об руку.

Кто виноват?

Официально сионистское движение стартовало в 1897‑м в швейцарском Базеле, где собрался Первый еврейский конгресс. Программными для него стали работы австрийского журналиста Теодора Герцля, ставшего лидером Всемирной сионистской организации. Вскоре после съезда он посетил турецкого султана Абдул-Гамида и изложил ему просьбу предоставить евреям для основания государства часть Палестины, исторической родины иудеев. На тот момент ею владела Османская империя. Согласия от турок Герцль не получил.

Но механизм запустил: евреи начали переселяться в пустынные палестинские земли под султанское подданство. Особенно мощным миграционное движение было из Российской империи, где с конца ХIХ века участились еврейские погромы. Когда в 1917‑м в стране началась гражданская война, ситуация стала катастрофичной: за несколько последующих лет в рушащейся империи убили 100 тыс. евреев, еще полмиллиона остались без крова.

Историки считают, что в Украине больше всего погромов совершили солдаты армии Директории — правительства, возглавляемого Симоном Петлюрой. Хотя исследователи делают оговорку: вряд ли украинский лидер отдавал приказы об этом. Погромам способствовали отсутствие четкой центральной власти, неразбериха в стране, вызванная Первой мировой войной, когда криминальные элементы могли пойти на любое преступление, сославшись на непонятно чьи приказы.

Известны листовки с воззванием к украинскому народу, подписанные Петлюрой. В них он возлагает всю ответственность за погромы на большевиков и бандитов, расплодившихся при их содействии. “Как Главный Атаман Войска Украинского,— говорится в одной такой листовке,— я приказываю большевиков-коммунистов, которые устраивают еврейские погромы, карать беспощадно и стать на защиту измученного народа, а посредством военных судов расправляться с бандитами беспромедлительно”.

Однако при политическом хаосе, царившем в стране, вряд ли такие распоряжения имели сильное воздействие. А для многих евреев, переживших погромы, Петлюра стал главным украинским антисемитом. В мае 1926-го его застрелил на одной из парижских улиц некий Шалом Шварцбард. Этот выходец из Бессарабии потерял в погромах 15 родственников. Он объяснил в суде свой поступок мотивами мести. Обвинения со стороны соратников Петлюры в том, что Шварцбард действовал в качестве агента большевистской контрразведки, не нашли подтверждения.

Но все это до поры мало интересовало советских вождей. Сразу после Второй мировой войны Иосиф Сталин попытался разыграть еврейскую карту на Святой земле.

Напрасные мечты

После Первой мировой войны Великобритания отобрала у Турции обширные земли на Ближнем Востоке. После победы над нацизмом Лондон заявил о готовности вывести оттуда свои войска, если за это проголосует две трети стран—членов Организации Объединенных Наций.

У Москвы на этот случай было сразу пять козырей. Кроме того, что СССР входил в ООН, Сталин добился, чтобы такое же право было предоставлено Украине и Беларуси, формально независимым республикам. К тому же членство получили Польша и Чехословакия, выполнявшие волю Кремля.

В мае 1947‑го за уход британцев с Ближнего Востока проголосовали 33 страны против 13. Лондон воспринял результат со скрипом. И остался равнодушным к чаяниям евреев, переживших холокост. Ведь за время своего присутствия в этом регионе британцы установили выгодные экономические порядки. К примеру, 80 % нефти Европа получала отсюда. Элиты Сирии, Иордании, Ирака были лояльны к Лондону, и он отвечал им взаимностью.

К концу войны в Палестину переселилось уже более 750 тыс. евреев с достаточным количеством молодых пассионариев в своих рядах. Им доставались далеко не райские, а полупустынные земли, которые они с энтузиазмом возделывали. Палестинские арабы смотрели на это поначалу спокойно. Еврейский лидер Давид Бен-Гурион считал их своими соплеменниками, так как они тоже имели семитские корни, и даже призывал строить совместное государство.

Спецкомиссия ООН, пробыв три месяца в Иерусалиме, даже придумала красивую формулу будущей Палестины: “Евреи принесут в эти земли европейское образование и технические навыки, а арабы сохранят духовную уникальность региона”.

Это не устраивало лидеров соседних арабских государств. Они бросили палестинским мужчинам клич собираться в вооруженные отряды, а их семьям предложили переселиться в лагеря беженцев. С тем, чтобы, вытеснив евреев общими усилиями, арабы могли спокойно вернуться на прежние места.


ТЕПЛЫЙ ПРИЕМ: Британские солдаты задержали нелегального еврейского мигранта в принадлежавшей им Палестине, 1947 год
ТЕПЛЫЙ ПРИЕМ: Британские солдаты задержали нелегального еврейского мигранта в принадлежавшей им Палестине, 1947 год


Голда Меир, будущий премьер-министр Израиля и первый посол страны в СССР, вспоминала: “Я ходила по побережью Яффы (арабский город-спутник Тель-Авива) и буквально умоляла их не уезжать”.

На создании Израиля настаивал Советский Союз. Сталину хотелось хоть как‑то ограничить британское влияние на Ближнем Востоке и иметь там союзника. К тому же еврейские поселенцы заявляли о своих социалистических взглядах, а их сельскохозяйственные коммуны (кибуцы) напоминали советские колхозы. Представитель Кремля в ООН Андрей Громыко озвучил волю Сталина на Генассамблее: “Тот факт, что ни одна западноевропейская держава не смогла защитить элементарные права еврейского народа и спасти его от рук фашистских палачей, объясняет стремление евреев создать свое собственное государство. Было бы несправедливо лишить еврейский народ этого права, особенно ввиду того, что ему пришлось пережить во время Второй мировой войны”. Сионизм тогда еще в Москве не ассоциировали с фашизмом.

14 мая 1948 года Бен-Гурион провозгласил независимость Израиля. На следующий день Лига арабских государств атаковала новорожденное государство. Евреям нечем было воевать. США объявили эмбарго на поставки оружия в регион. Зато Великобритания продолжала снабжать им арабские страны, сославшись на уже заключенные договоры. Помог Сталин. После недолгих переговоров в Москве глава израильского МИДа Моше Шевток отправил в Тель-Авив шифрограмму, чтобы там готовились встречать оружие. Через пару дней его уже везли самолеты с аэродромов Чехословакии и Югославии. А поскольку все оно было трофейное, то Кремль мог разыгрывать недоумение по поводу подозрений в разжигании войны.

В феврале следующего года начались мирные переговоры между Израилем и арабскими странами: войну за независимость евреи выиграли. Но они почти сразу разочаровали Кремль. Тель-Авив не подавал никаких признаков любви к советскому вождю. Даже при наличии своей компартии главными праздниками для Израиля оставались старые иудейские, а идейными авторитетами — национальные.

Заговор неблагодарных

Москва изменила отношение к Израилю, и это тут же отразилось на внутренней политике: в начале 1953 года в СССР завершался сфабрикованный процесс по “делу врачей”. Власти обвинили их в отравлении высокопоставленных пациентов и, в частности, председателя Верховного совета Андрея Жданова. Поскольку большинство осужденных были евреями, в советской прессе появились сообщения об “антисоветском сионистском заговоре”. Кремль свернул поддержку Израиля в ООН и на время отозвал своего посла из Тель-Авива, а вскоре и вовсе стал снабжать оружием Египет и Сирию.

К этому времени в Мюнхене начала вещать радиостанция Свобода. Программы на украинском языке по возможности сообщали о реальном положении вещей в Союзе. Много внимания уделялось истории, в частности движениям за независимость Украины.

Кремль только расправился с подпольем УПА, как был вынужден вступить в информационную войну. Москва попыталась ответить формулой: националисты-бандеровцы сотрудничали с нацистами, поэтому они — враги всего прогрессивного человечества.

Но тут стали появляться воспоминания переживших войну израильтян. Оказалось, что в УПА было немало евреев, особенно медиков. Об одном из них, с позывным Кум, вспоминал подполковник Степан Фрасуляк. Врач объяснил, почему он в украинском подполье: “Я из категории людей, которые хорошо и долго помнят. Во время немецкой оккупации УПА спасла меня от смерти. Почему я должен не быть ей признателен и не помогать повстанцам строить Украину?”


ГОТОВЫ К ВСТРЕЧЕ: Бойцы израильской самообороны на улице Яффы через неделю после начала Первой арабо-израильской войны
ГОТОВЫ К ВСТРЕЧЕ: Бойцы израильской самообороны на улице Яффы через неделю после начала Первой арабо-израильской войны


Советским идеологам пришлось поставить знак равенства между украинскими националистами, сионистами и фашистами.

Пропагандистские брошюры обязательно упоминали возможные контакты одного из лидеров сионистского движения Владимира-Зеева Жаботинского с Петлюрой. Тот же Иванов писал: “Жаботинский был спешно направлен на Украину. Ему предстояло установить сотрудничество с Петлюрой”. Хотя некоторые историки утверждают, что такие переговоры проводились с целью создания еврейских отрядов самообороны.

Кичко в своей антисионистской агитке утверждал, что после убийства Петлюры “одесская газета Известия поместила такую остроумную карикатуру: эмигрант Жаботинский, склонившись над могилой палача Петлюры, скорбно голосит: “Пусть будет земля тебе пухом… с еврейских перин”. И тут же пропагандист добавлял: “Неудивительно, что воспитанный Жаботинским лидер профашистской партии Херут Менахем Бегин [премьер-министр Израиля, лауреат Нобелевской премии мира] заявил: “На протяжении десятилетий мы ищем еврейского Муссолини. Помогите нам найти его. Это человек, который спас бы человечество от коммунизма”.

Источники этих цитат весьма сомнительны. А кремлевские цензоры не утруждались доказательством их достоверности.

Художник-карикатурист Анатолий Василенко, работавший в ту пору в журнале Перец, вспоминает о сионистско-бандеровской пропаганде так: “Это были уже 70‑е годы. Мало кто тогда всерьез воспринимал такую пропаганду. Все понимали, что это выдумки Москвы. У нас евреев было полредакции. Все с юмором к этому относились”.

О бессилии этой пропаганды говорило и то, что советские евреи как раз в тот период массово подавали заявления в официальные органы, желая навсегда покинуть Союз. Поначалу их просто игнорировали. Случалось, закрывали в тюрьмы или психбольницы. Но в феврале 1971‑го в приемную Верховного совета пришла группа “отказников” и устроила сидячую демонстрацию — просили разрешить им уехать в Израиль. Власти отреагировали по‑советски: пообещали, но с требованием предоставить кучу документов. Когда за рубежом узнали, что несколько активистов попали за решетку, под посольствами СССР то и дело стали появляться пикеты в поддержку “отказников”.

Евреев все же начали выпускать из Союза. И эти бывшие советские граждане, несмотря на идеологическую обработку, с большим удовольствием отправлялись туда, где воинствующие евреи в компании с украинскими националистами пытались разрушить мир во всем мире.

Материал опубликован в НВ №42 от 13 ноября 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: