1 июля 2016, пятница

Как приходы Московского патриархата становятся Киевскими

ВОЙНА МЕНЯЕТ: Священник Сергей Дмитриев служил армейским капелланом и перешел из Московского патриархата в Киевский именно из-за войны и отношения к ней церквей

ВОЙНА МЕНЯЕТ: Священник Сергей Дмитриев служил армейским капелланом и перешел из Московского патриархата в Киевский именно из-за войны и отношения к ней церквей

Война и рост патриотических настроений привели к тому, что за два года шесть десятков приходов Украинской православной церкви Московского патриархата перешли под крыло киевского патриарха

Cвященник Сергей Дмитриев сменил Украинскую православную церковь Московского патриархата (УПЦ МП) на Киевский патриархат (УПЦ КП) летом 2014‑го, когда с фронта в Донбассе начали поступать первые гробы с украинскими солдатами. Сам отец Сергей служил армейским капелланом и знал: бойцы не воспринимают священников, которые поминают за богослужением патриарха России, против которой они воюют.

“Я не хочу ждать соборов, решений сверху,— объясняет свое решение священник.— Сегодня мы видим, что УПЦ МП не до конца свободна”.

Схожее решение за время войны приняли десятки других священников. В 2014–2015 годах, согласно статистике Религиозно-информационной службы, 60 приходов Московского патриархата по собственной воле подчинились киевскому патриарху, в основном в Ровенской и Тернопольской областях. По словам исполнительного директора Института религиозной свободы Максима Васина, реальное число переходов даже больше и доходит до сотни.

Причина не только в московском патриархе Кирилле. УПЦ КП и ее священники, в отличие от московских, занимают четкую проукраинскую позицию и поддерживают армию. Об этом говорят даже такие данные, как сбор средств в пользу Вооруженных сил Украины (ВСУ): по состоянию на 1 февраля 2015 года в одной только Житомирской области 209 приходов КП собрали для участников АТО более 1 млн грн, а 651 приход МП из этого же региона — всего 130 тыс. грн.

Правда, для МП с его 12 тыс. приходами миграция десятков священников и их паствы выглядит мелочью. Да и сами представители этой церкви говорят лишь о 40 “изменах”. Но даже в этом случае происходящее беспрецедентно: за всю историю взаимоотношений двух церквей переходы, кроме момента возникновения КП, были единичными. Поэтому на происходящее в МП реагируют крайне болезненно.

Тому же Дмитриеву после перехода позвонил архиепископ Августин Маркевич, ответственный за взаимодействие УПЦ МП с вооруженными силами. “Он сказал мне, что надо любить не Украину, а Христа. И добавил, что если корабль тонет, то бегут с него только крысы, а команда тонет с капитаном”,— вспоминает священник.

Нынешние “бегства” могут стать началом очень неприятного для московской церкви процесса — официального признания Киевского патриархата мировым православием.

 

Сделавшие выбор

Священнику Виталию Эйсмонту перейти из МП в КП удалось без проблем, но и без своего храма. В его небольшом сельском приходе в Житомирской области на воскресное богослужение собиралось не более 15 человек. “Это бабушки, преимущественно ходившие с палочками. Зачем им, готовящимся к смерти и не ведающим о каких‑то патриархатах, забивать этим головы?” — говорит отец Виталий.

Окончательно переход состоялся в сентябре 2014‑го. Последней каплей стала поездка Эйсмонта на собрание священников УПЦ МП, где многие из них с восторгом рассказывали, как ополченцы ДНР и ЛНР лихо расправляются с украинскими солдатами. Глава МП митрополит Онуфрий, называющий донбасскую войну гражданской, отца Виталия также не вдохновил. “Тогда я ощутил себя окончательно выброшенным за борт УПЦ МП”,— подчеркивает он.

Активный блогер Livejournal, отец Виталий имеет много данных о том, что в МП есть украинофильское крыло — епископы, теологи, публицисты,— которое должно в итоге взять верх в этой церкви. “Но их всеобщее молчание было расценено мной как предательство”,— объясняет священник.

 


УШЕЛ САМ: Священник Виталий Эйсмонт (на фото — слева) поменял патриархат сам, не став переубеждать своих пожилых малочисленных прихожанок (в центре)
УШЕЛ САМ: Священник Виталий Эйсмонт (на фото — слева) поменял патриархат сам, не став переубеждать своих пожилых малочисленных прихожанок (в центре)


Легкость, с которой он ушел из‑под московских, объясняется тем, что Эйсмонт действовал сам. Если бы он уводил за собой еще и храм, вряд ли дело кончилось бы мирно. Едва ли не все подобные акции сопровождаются путанными судебными разбирательствами, а иногда и настоящими драками. В последнее время произошло как минимум три подобных побоища.

В селе Катериновка Тернопольской области в большой церковный праздник 21 сентября 2015‑го подрались сторонники Киевского и Московского патриархатов. Местный храм нужен и тем и другим. Больше десяти человек получили переломы рук, ушибы и гематомы.

В Птиче Ровенской области напряжение вокруг храма возрастало с конца 2014‑го, и уже под конец прошлого года между верующими двух патриархатов произошла массовая потасовка.

Аналогичная ситуация сложилась в закарпатском Пилипце, где даже правоохранители не смогли предотвратить кровопролитие в сентябре 2015‑го.

В первых двух случаях в драках участвовали люди в камуфляже и масках, которых УПЦ МП называет членами Правого сектора (ПС).

Противоположная сторона обвиняет Московский патриархат в привлечении к силовым конфликтам титушек, в роли которых выступают студенты духовных школ, тоже готовые драться.

Известны десятки случаев других локальных конфликтов вокруг храмов.

Епископ Климент Вечеря из УПЦ МП называет все это рейдерскими захватами при участии радикалов из ПС. В последнем утверждают, что помогают лишь тем общинам, которые хотят уйти в Киевский патриархат, но настоятель храма не дает это сделать.

 

 

Уйти по‑хорошему

А вот больничный храм Сергея Дмитриева в Херсоне перешел в юрисдикцию киевского патриарха Филарета вполне спокойно. “Я нанял двух хороших юристов, которые проработали весь механизм,— рассказывает священник, угощая корреспондента НВ кофе из канадского военного сухпайка.— Все произошло за неделю. У меня была огромная поддержка властей, медперсонала, общины”.

Он знал, как представители МП действуют при межконфессиональных конфликтах, используя студентов духовных школ — титушек. Чтобы предупредить подобное, отец Сергей нанес превентивный удар.

Придя к херсонскому архиепископу УПЦ МП, священник заявил, что при попытках отобрать храм он созовет пресс-конференцию и предаст конфликт огласке. В самом храме будет дежурить самооборона, а городское епархиальное управление заблокируют протестующие. “Я сказал, что перекрою центральный собор, где мы повесим шарики с намеками на образ жизни священников УПЦ МП,— вспоминает отец Сергей.— Подействовало сразу”.

Внутри УПЦ МП нарастает расслоение 
отец Кирилл Говорун,
доктор теологии

Типичный устав общины в УПЦ МП прописан так, что любые изменения в нем возможны лишь с согласия местного епископа, который никогда не одобрит переход верующих под крыло киевского патриарха. Поэтому самым безболезненным вариантом смены юрисдикции является юридическая ликвидация прежней общины и передача ее имущества новой, зарегистрированной вместо нее.

Хотя закон дает право на свободное изменение канонической подчиненности, рассказывает Васин из Института религиозной свободы. “Но на практике дела обстоят сложнее, потому что прихожане, которые посещают храм, могут юридически не составлять религиозную общину [которой принадлежит храм], а имущество в виде храма может принадлежать вообще другому собственнику”,— добавляет Вадим Кухта, эксперт юридической фирмы Лавринович и партнеры. К тому же, даже если один член общины против перехода, он может полностью заблокировать процесс.

Совсем другое дело, когда речь заходит о древних храмах и монастырях. Они находятся на балансе города либо Министерства культуры, которые и решают, кому предоставлять эти объекты в пользование.

Пока что Минкульт больше симпатизирует УПЦ МП, отдав ей два самых известных украинских монастыря — Киево-Печерскую и Почаевскую лавры. Они интересны тем, что генерируют существенный для церковного бюджета доход, занимаясь торговлей и паломническими услугами. При этом религиозные организации в Украине пользуются налоговыми льготами.

Деньги — один из немаловажных факторов церковных конфликтов.

Причиной ухода Дмитриева стали не только пророссийские настроения, царящие в МП. Священник в свое время работал в херсонском епархиальном управлении этой церкви, где стал свидетелем соучастия священников в схемах Партии регионов. Регионал Владимир Сальдо, мэр Херсона в 2002–2012 годах, перечислял из городского бюджета суммы, доходящие до 500 тыс. грн, на реконструкцию местного кафедрального собора УПЦ МП. Здание находится на балансе города, поэтому ничего незаконного в этом не было. Но лишь часть денег расходовалась по назначению, остальное же церковные деятели возвращали на личные счета мэра.

 

О кризисе в украинской ветке МП, отталкивающем от нее людей, говорят даже академические теологи. “Внутри УПЦ МП нарастает расслоение. Этот процесс не столько горизонтальный (между ее восточными и западными частями), сколько вертикальный (между народом, духовенством и епископатом)”,— говорит отец Кирилл Говорун, доктор теологии и научный сотрудник Колумбийского университета в США.

 

Выбор церкви

Исход священников из МП, по мнению экспертов, приобрел бы более массовый характер, будь Киевский патриархат признан канонической, то есть легитимной церковью. Пока же они в глазах других православных — раскольники, покинувшие на волне развала Союза лоно “правильной” церкви.

“Для мирового православия УПЦ КП является чем‑то наподобие так называемых самопровозглашенных ДНР-ЛНР, которые в принципе не могут быть признанными как отдельные государства международным сообществом”,— заявляет священник Николай Данилевич, секретарь отдела внешних церковных связей УПЦ МП.

Религиовед Олег Киселев рассказывает, что Константинопольский патриархат — формальный лидер мирового православия — предлагал принять УПЦ КП в свой состав, но там, мол, слишком дорожат своим независимым статусом.

 


СТРАСТНЫЕ ДНИ: Самыми громкими оказались конфликты из-за храмов и приходов во Львовской и Тернопольской областях (на фото)
СТРАСТНЫЕ ДНИ: Самыми громкими оказались конфликты из-за храмов и приходов во Львовской и Тернопольской областях (на фото)


В 2016‑м должен пройти Всеправославный собор, который может рассмотреть порядок предоставления автокефалии — так в церковном праве называется независимость. Киевскому патриарху в этом случае стоит, по мнению экспертов, воспользоваться тем, что еще в 1923 году константинопольский патриарх Григорий VII признал: передача Киевской митрополии под руку Москве, которая произошла в XVII веке, неканонична. Отталкиваясь от этого, представители КП могут потребовать автокефалии не от Московского патриархата Русской православной церкви (РПЦ), а от Константинополя. И это вполне реально, уверен религиовед Александр Саган.

В Константинопольском патриархате просьбу НВ про комментарий оставили без ответа.

Для РПЦ с ее 33,5 тыс. приходов УПЦ МП — это более трети храмов. И там явно не хотят эту долю терять. Причина не только в идеологии русского мира, но и в деньгах: УПЦ МП — огромный рынок сбыта для изданных РПЦ книг, написанных икон и большого ассортимента ювелирной продукции. Поэтому борьба за украинских священнослужителей, церкви и прихожан будет жесткой. А нынешние переходы — лишь прелюдия к ней.

 

Материал опубликован в НВ №2 от 22 января 2016 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: