11 декабря 2016, воскресенье

Как при помощи украинских программистов российский IT-бизнесмен создал международную компанию

комментировать
СОЗДАТЕЛЬ СИСТЕМ: Анатолий Карачинский, в прошлом советский инженер-системотехник, смог объединить украинские интеллектуальные ресурсы и иностранные деньги
Фото: Юрий Чичков/Forbes

СОЗДАТЕЛЬ СИСТЕМ: Анатолий Карачинский, в прошлом советский инженер-системотехник, смог объединить украинские интеллектуальные ресурсы и иностранные деньги

При помощи украинских программистов российский IT-бизнесмен Анатолий Карачинский создал сверхприбыльную международную компанию

Сидя у окна своего офиса, расположенного в киевской промзоне на Борщаговке, Виталий Нужный, управляющий директор IT-компании Luxoft Ukraine, наблюдает, как подъемные краны грузят в железнодорожные вагоны металлопрокат. Оглядываясь на свои владения, он говорит, что Luxoft — это тоже большой завод, но только по выпуску интеллектуальной продукции.

Действительно, схожесть с крупным промпредприятием есть. Здание компании занимает целый квартал — кроме офисов, здесь есть спортзал, кухни, душевые, вело- и автостоянки. На всех трех входах висят мониторы, показывающие время до прибытия микроавтобусов, которые регулярно привозят и увозят работников. Их общее число — 1,8 тыс. человек. Приблизительно столько же трудится, например, на крупном украинском судостроительном предприятии — Николаевском заводе.


ФАБРИКА ИНТЕЛЛЕКТА: Тысячи украинских программистов создают в компании Luxoft программное обеспечение для крупнейших мировых компаний/Forbes
ФАБРИКА ИНТЕЛЛЕКТА: Тысячи украинских программистов создают в компании Luxoft программное обеспечение для крупнейших мировых компаний/Forbes


Только основной товар Luxoft, в отличие от продукции корабелов, трудно пощупать — компания производит под заказ, на аутсорсинг, программы. Для очень серьезных клиентов, среди которых банки — Deutsche Bank, UBS, Citibank, поставщик систем для автомобилей HarmanBecker, энергетические компании — Alstom, General Electric и Halliburton, а также Microsoft.

На украинском рынке в этой сфере уже много лет лидируют три фирмы — SoftServe, EPAM Systems и Luxoft, говорит Ярослав Любинец, председатель совета директоров SoftServe. Последняя по данным портала DOU - самая крупная. Более того, из трех крупнейших украинских разработчиков лишь Luxoft и SoftServe входят в рейтинг The 2015 Global Outsourcing  100 Международной ассоциации профессионалов аутсорсинга.

Основатель Luxoft Анатолий Карачинский, являющийся также президентом российского IT-холдинга IBS Group (холдингу принадлежит 44,2 % акций Luxoft), рассказывает: идея выйти на украинский рынок у него появилась еще в 2002 году. Украина покорила его как лучший “производитель” программистов в мире.  “Здесь, если так можно выразиться, очень сильная ресурсная база. Если под ресурсами понимать образование, мозги, талант и желание работать”,— считает он. С идеей он не прогадал — на сегодня капитализация Luxoft превысила $1,4 млрд.

Родом из СССР

Карачинский — личность легендарная: его называют первым советским предпринимателем в сфере IT. Этим бизнесом он занялся еще в 1986 году, подписав контракт с австрийской компанией Prosystem на разработку программного обеспечения.

Карачинский закончил Московский институт инженеров железнодорожного транспорта по специальности инженер-системотехник, работал в вычислительном центре Всесоюзного научно-исследовательского института железнодорожного транспорта.

В институте познакомился с будущим бизнес-партнером Сергеем Мацоцким и студентом первого курса Павлом Бискубски — поляком, приехавшим в СССР учиться, а потом вернувшимся в Европу. В 1980‑х Бискубски  в Австрии познакомился с местным  предпринимателем Гансом  Хойфером, и у них родилась идея продавать в Союз персональные компьютеры.

“Но просто продавать компьютеры было невозможно — можно было продать только системы. Им нужен был человек, который понимал, как делать системы. Это и был я”,— говорит Карачинский. В итоге родилось совместное предприятие (СП) Prosystems — одно из первых в Стране Советов.

Рассказывать, что аутсорсинг уже отживает свое, это просто глупо Анатолий Карачинский, создатель компании Luxoft

Договор № 1 в СССР австрийцы заключили с журналом Burda Moden, который курировала Раиса Горбачева, жена тогдашнего советского генсека. Этот контракт позволил Карачинскому с компаньонами успешно развивать бизнес — КГБ и милиция не решались тронуть СП, связанное с подобным клиентом.

На редакционных системах, созданных компанией, запустили и одну из первых деловых газет на постсоветском пространстве — Коммерсантъ. Перешли на австрийский продукт и популярные в то время Известия. Карачинский установил редсистему даже в газету Щит и меч, печатный орган МВД СССР,— это была неплохая инвестиция в безопасность.

В 1992‑м, после  распада  Союза, бывший инженер-системотехник и еще 11 человек ушли  из СП и создали свою компанию IBS. Сначала работали на локальном рынке — например, заключили договор со Сбербанком. А затем принялись искать клиентов по всему миру.

“После российского кризиса 1998 года мы поняли, что нужно строить глобальный бизнес, который больше не будет привязан к этой стране”,— говорит предприниматель.

Карачинскому помог случай: в Москву прилетел президент американской корпорации Boeing Алан Малалли и решил поговорить с руководством тех местных компаний, с которыми работал. “Мы начали ему показывать все, что умеем. Он от удивления открыл рот.  И говорит своим: “Ну‑ка, посмотрите на этих ребят”. В общем, нам дали первый проект, затем второй. А потом стало понятно, что мы гораздо лучше индусов и даже американцев, которые у них работали”,—вспоминает IT-бизнесмен.

Появление столь мощного клиента позволило создать новую компанию. Так в 2000 году в РФ появилась Luxoft, ориентированная на IT-аутсорсинг — написание программного обеспечения для западных клиентов. Вслед за Boeing пришли другие американские и европейские заказчики-гиганты: Dell, IBM, Deutsche Bank.

Украинская история

Крупные клиенты заставили Карачинского подумать о расширении. “С одной стороны, мы хотели меньше зависеть от России. С другой — нам необходимо было сохранить уровень затрат, не допустив их роста. И тут пришла идея перенести основную часть производства в Украину”,— вспоминает он. Ему понравилось географическое положение страны — в центре Европы — и наличие квалифицированных программистов. При этом уровень затрат в Украине был заметно ниже, чем в ЕС.

В 2005‑м Luxoft открывает производственный офис в Киеве, через год —в Одессе, а затем и в Днепропетровске. Теперь из 8 тыс. сотрудников в Украине работает почти 3,9 тыс., здесь же расположены три из шести учебных центров компании. В России трудится лишь 1,9 тыс. работников, остальные разбросаны по другим странам.

Карачинский рассказывает, что из крупных мировых аутсорсинговых компаний Luxoft первой решилась перенести львиную долю своего производства на берега Днепра. До появления этого разработчика здесь присутствовали местные фирмы вроде GlobalLogic. Но размах привнес именно Luxoft, объясняет Роман Хмиль, директор фонда Brain Basket Foundation. Вслед за детищем Карачинского в стране стали размещать софтверные площадки другие крупные аутсорсеры — российская Artezio, белорусские EPAM и Intetics, американские TEAM InternationalServices и Softjourn.


ДИРЕКТОР IT-ЗАВОДА: Управляющий директор Luxoft Ukraine Виталий Нужный выпускает программное обеспечение в промышленных масштабах
ДИРЕКТОР IT-ЗАВОДА: Управляющий директор Luxoft Ukraine Виталий Нужный выпускает программное обеспечение в промышленных масштабах


В 2013 году Luxoft вышла на Нью-Йоркскую фондовую биржу, где сегодня обращаются более 50 % ее акций. Рыночная капитализация компании превышает $1,4 млрд. Это больше, чем у таких украинских аграрных гигантов, как Кернел и Астарта, чьи акции также котируются на западных биржах.

В Украине влиятельность компании такова, что любые негативные новости из ее офиса могут вызвать на рынке едва ли не панику. Так, в мае прошлого года Luxoft объявила о планах вывезти около 500 программистов из Украины и России в Болгарию, Польшу и Румынию в связи с политическими рисками в регионе. По рынку тут же поползли слухи о сворачивании ее бизнеса в стране. Карачинский поспешил опровергнуть эту информацию. Мол, уходить из Украины не собираются, более того, за последний год приняли здесь на работу 430 новых сотрудников. Наделавшую шума миграцию подчиненных он назвал разовой акцией, затеянной под одного клиента.

Колосс на глиняных ногах

Андрей Колодюк, управляющий партнер AVenturesCapital, отмечает, что сильная сторона Luxoft — ее крепкие позиции в США и мощные заказчики. Но в этом же и слабость разработчика.

По словам Константина Чернышова, главы аналитического блока российского инвестбанка Уралсиб, Luxoft не хватает диверсификации клиентской базы. Два крупнейших клиента — Deutsche Bank и UBS — приносят компании 47 % выручки. Разрыв отношений даже с одним из них обернется катастрофой.

С недавних пор негативом стали и российские корни Luxoft — как отмечает Колодюк, сейчас против фирм из РФ по всему миру введены санкции. Правда, Нужный отмечает: 51 % акций компании находится в свободном обращении на бирже, среди держателей — в основном западные инвестфонды, так что называть Luxoft российской не стоит.

Впрочем, в санкциях Хмиль видит позитив — мол, они заставят бизнесменов из РФ активней переводить производства в Украину.

Некоторые проблемы для Luxoft вытекают и из ее размеров, приводящих к излишней забюрократизированности управления. На профессиональных форумах программистов компанию обвиняют в пафосности и том, что часть персонала больше времени отдает перекурам, играм и кофе-брейкам, чем самой работе. Автор одного из подобных постов — Константин Хомко — советует искать работу в фирмах с более адекватными условиями работы и не с таким жестким менеджментом. Другие участники форума указывают, что в Luxoft экономят на всем, даже на туалетной бумаге.

У Luxoft в Украине есть как минимум пять перспективных лет, на протяжении которых рынок будет развиваться

Еще программисты осуждают слишком навязчивый рекрутинг со стороны представителей компании. “На рынке есть ощущение того, что мы иногда достаем своими предложениями. Но мы это делаем не со зла”,— смеется Нужный. И уже серьезно добавляет: большинство специалистов хотят работать в компании, потому что она пережила не один кризис и продолжает расти. А сейчас это дорогого стоит.

Стабильность на грани

Персонал все же может стать ахиллесовой пятой украинского бизнеса Luxoft, но не из‑за негативных отзывов на форумах. Бум рынка программных разработок привел к исчерпанию человеческих ресурсов в стране. По словам Яники Мерило, советника министра экономики, а в прошлом — управляющего директора украинской ассоциации венчурного капитала UVCA, в Украине уже сейчас чувствуется недостаток квалифицированных IT-специалистов. И, как результат, цены на их услуги растут.

“Когда мы искали эстонскому предприятию субподрядчиков в Украине, то стоимость услуг оказалась неконкурентоспособной, и мы должны были нанять их в Великобритании”,— говорит Мерило. При таком положении дел Украина, по мнению советника, со временем уступит лидерские позиции на рынке аутсорсинга другим странам.

В этой ситуации Luxoft и другим аутсорсерам нужно шевелиться. Илья Кенигштейн, управляющий партнер инвесткомпании HybridCapital, уверен: через пять-шесть лет программисты Индии и Китая научатся писать коды не хуже украинцев и, в силу более низкой цены, заберут кусок пирога у отечественных компаний. “Поэтому они [IT-фирмы из Украины] должны стремиться переходить на изготовление собственных продуктов и их продажу, чего я пока у Luxoft не замечаю”,— говорит эксперт.

Правда, Карачинский к таким оценкам относится скептически. Считает: если переориентировать аутсорсера на производство собственного продукта, то можно получить большие проблемы — слишком многое будет зависеть от удачи.

“Было сделано немало очень хороших и сильных изобретений, но они умерли, их не смогли раскрутить”,— говорит бизнесмен. По этой причине превращать IT-компанию в фабрику по производству новых, коммерчески успешных программ он считает нецелесообразным и даже невозможным.

В любом случае, по мнению Хмиля, у Luxoft в Украине есть как минимум пять перспективных лет, на протяжении которых рынок будет развиваться. И хотя темпы роста уже уменьшились с 30 % до 15 % в год, даже это хорошо. Особенно на фоне “успехов” других отраслей — так, промпроизводство в стране только за февраль 2015‑го рухнуло на 22,5 %.

“Рассказывать, что аутсорсинг уже отживает свое, это просто глупо”,— оптимистично заявляет Карачинский.

Материал опубликован в №12 журнала Новое Время от 3 апреля 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: