18 августа 2017, пятница

Как освободить Украину от российской ядерной удавки, рассказывают топы американской ядерной компании Westinghouse

На заводе в шведском Вестеросе Азиз Даг и Хосе Эметерио Гутьеррес из Westinghouse рассказали НВ, как переводят украинские АЭС с российского ядерного топлива на американское
Фото: Юлия Даниленко

На заводе в шведском Вестеросе Азиз Даг и Хосе Эметерио Гутьеррес из Westinghouse рассказали НВ, как переводят украинские АЭС с российского ядерного топлива на американское

Поставщики американского ядерного топлива рассказывают, сколько украинских АЭС они могут им загрузить вместо российского, и объясняют, можно ли построить в Украине урановый завод

Украине нужно избавиться от зависимости от Москвы не только в вопросах поставок газа – почти все АЭС в стране работают на ядерном топливе, поставляемом Россией. Из-за особенностей реакторов, доставшихся ей в наследство от СССР – VVER-1000 и VVER-440 – Украина долгое время не могла закупать топливо у других стран. Попытки заменить российское ядерное топливо американским увенчались успехом только недавно.

После Майдана вопрос освобождения от влияния России в атомной энергетике встал ребром, и в 2014-м украинский Энергоатом подписал договор на поставки топлива с американской компанией Westinghouse. Тестирование на Запорожской и Южно-Украинской АЭС прошло успешно; нынешней весной министр энергетики Игорь Насалик заявил, что со временем Украина будет получать от Westinghouse до трети необходимого топлива. В конце апреля Westinghouse закончила расширение своего завода в шведском городе Вестерос, чтобы удовлетворить спрос на топливо для реакторов VVER-1000.

Мощности завода в Вестеросе увеличили, чтобы поставлять в Украину больше топлива

Американская Westinghouse входит в тройку крупнейших производителей реакторного топлива в мире. 75% этого рынка, оцениваемого в $35 млрд, делят сегодня всего три компании – Westinghouse (31%), французская Areva (27 %) и российская ТВЭЛ (17%), из-под влияния которой и стремится уйти Украина.

О том, как переводят украинские АЭС с российского ядерного топлива на американское, НВ поговорило с вице-президентом Westinghouse Азизом Дагом, отвечающим в компании за регион Северной Европы и работу с Украиной, и старшим вице-президентом по ядерному топливу и производству компонентов Westinghouse Хосе Эметерио Гутьерресом.

В чем главная сложность работы с постсоветскими странами и, соответственно, с реакторами?

Азиз Даг: В этих странах организация работы особенная, но, с другой стороны, то же можно сказать и о любой другой стране мира: каждая имеет свои уникальные черты. Постсоветские страны для нас – нечто новое, мы к ним еще не привыкли. Но главное – найти баланс в отношениях с украинскими партнерами.

Сейчас вы работаете над тем, чтобы привести украинские реакторы в соответствие со стандартами ЕС. Сколько времени на это нужно?

Азиз Даг: Программу обновления безопасности, которую мы начали в Украине, частично финансирует ЕБРР, а частично – Энергоатом. Мы активно участвуем в этом процессе, помогая подтянуть украинские заводы до стандартов Европы. Мы выиграли несколько тендеров, несколько – проиграли. Конкурировать непросто, поскольку мы новый игрок в стране, и потому нам всегда чуть сложнее понять особенности, характеристики и тому подобное. Мы также инвестируем в Украину и нанимаем людей из Украины, чтобы понять некоторые законодательные особенности и прочие тонкости.


Вице-президент Westinghouse Азиз Даг отвечает в компании за регион Северной Европы и работу с Украиной
Вице-президент Westinghouse Азиз Даг отвечает в компании за регион Северной Европы и работу с Украиной


О каком объеме инвестиций идет речь?

Азиз Даг: Мы вдвое увеличили количество наших сотрудников в Украине и арендовали новые офисы, чтобы иметь возможность справиться с поставленными перед нами задачами. Так что пока мы говорим об инвестициях в людей. Также мы обсуждаем возможность партнерства с рядом украинских компаний.

Хосе Эметерио Гуттьерес: Это если не считать Вестрон, который работает в стране давно, в котором мы до сих пор владеем 60%, и который является частью нашей стратегии по Украине.

Если же совместить все наши инвестиции в Украину, модификации в Швеции и США, необходимые для обеспечения поставок топлива в украинские реакторы, речь идет о десятках миллионов долларов.

Украина недавно пережила политический кризис. Довелось ли вам уже столкнуться с новым правительством – какие впечатления у вас сложились?

Хосе Эметерио Гуттьерес: Да, уже пришлось. Насколько мне кажется, новое правительство достаточно серьезно настроено на то, чтобы продолжать диверсификацию поставок и обеспечение своей энергетической независимости. Вряд ли это изменится. Конечно, нам придется иметь дело с новыми лицами, а на это всегда требуется время. На уровне компаний мы пока не заметили явных изменений – но здесь нужно подождать и посмотреть, как замена правительства повлияет на отношения с Энергоатомом.

Новый министр Игорь Насалик сказал, что цель сотрудничества – увеличить вашу долю в украинском рынке до 30%. Когда завод будет в состоянии произвести такое количество топлива?

Азиз Даг: В нынешнем контракте указано, что мы будем увеличивать количество топливных сборок, которые мы поставляем. Через год мы будем доставлять в Украину шесть сборок в год. Это то, что есть в контракте. Конечно, мы готовы поставлять и больше – все, кроме реакторов VVER-440. С теми мощностями, что есть сейчас, мы можем давать топливо для тринадцати VVER-1000.

Какова ситуация с VVER-440?

Хосе Эметерио Гуттьерес: Сейчас мы занимаемся обновлением, чтобы иметь возможность поставлять топливо и для VVER-440 – не только в Украину, но и в другие страны, которые используют этот тип реактора.

Азиз Даг: Раньше у нас был контракт на поставку этого вида топлива в Финляндию в 2001-2009 годах, но затем мы прекратили эту линию из-за отсутствия спроса. Если теперь спрос появится вновь, мы вернемся.

В Украине есть 13 реакторов VVER-1000. Вы готовы поставлять топливо для всех?

Хосе Эметерио Гуттьерес: Для 13 реакторов VVER-1000 – да. Для того, чтобы взять на себя и VVER-440, нам потребуется инвестировать больше или найти партнера, к примеру, Испанию, которая раньше работала с нами над топливом для VVER-440 в Финляндии. В Европе у нас три завода – крупнейший в Швеции, еще один в Великобритании, и в Испании. Мощностей у нас достаточно, но для расширения нужны дополнительные инвестиции.

Азиз Даг: У нас уже есть технология, которую мы использовали в Финляндии. Мы планируем обновить дизайн, сделать несколько модификаций – в частности, взять лучшие материалы, которые нам доступны. К тому же, нужны инвестиции в производство. Но мы полагаем, что через два года будем в состоянии поставлять топливо VVER-440.

Вы обсуждали такую возможность с Энергоатомом?

Азиз Даг: Пока заниматься этим рано, и мы не обсуждали этот вопрос, но в перспективе мы хотим поставлять топливо VVER-440 для не только в Украину, но и в США, Словакию и Чехию.

Хосе Эметерио Гуттьерес: Мы увеличили мощности завода в Вестеросе, чтобы иметь возможность поставлять в Украину больше топлива. Поставили пять осевых машин, которые создают верхние и нижние крышки для реакторов. В новом здании также гораздо больше места для готовых сборок и места для того, чтобы упаковывать их перед доставкой. К тому же, мы изменили дизайн контейнера, в котором они будут перевозиться, сделав их более надежными и увеличив степень изоляции.


Старший вице-президент по ядерному топливу и производству компонентов Westinghouse Хосе Эметерио
Старший вице-президент по ядерному топливу и производству компонентов Westinghouse Хосе Эметерио


Были ли сделаны принципиальные изменения в конструкции реакторов?

Хосе Эметерио Гуттьерес: Нет, способ производства топлива остается более-менее одним и тем же. Здесь мы ограничивались мелкими изменениями.

А что насчет изменений, сделанных после ситуации в 2012 году, когда топливные сборки были повреждены при загрузке в реактор?

Хосе Эметерио Гуттьерес: Несколько лет назад у нас были проблемы не с дизайном, а с загрузкой в реактор, в ядро. Нужно было обеспечить, чтобы трение и соприкосновение с другими частями реактора было минимальным. Мы укрепили нижнюю часть сборки и сделали ряд других модификаций, сделав взаимодействие между отдельными частями мягче.

Каковы перспективы меморандума с Турбоатомом о сотрудничестве для увеличения мощности украинских АЭС, подписанного в марте этого года?

Азиз Даг: Этот проект связан с нашей программой оптимизации. Мы можем добиться того, чтобы Украина получала больше электричества от уже существующих заводов – в других странах, в США и в странах Европы, это привычный процесс. Разумеется, нужно модифицировать турбины и ряд других элементов. И в этой сфере Турбоатом – хороший партнер.

Сколько времени потребуется на воплощение проекта?

Азиз Даг: Сейчас мы на очень ранней стадии. Мы обсуждаем, как это можно сделать, какие усилия потребуются – но также необходимо обсудить, кто будет финансировать программу – Энергоатом или государство.

Насколько дешевле модифицировать существующие заводы, чем строить новые?

Азиз Даг: Намного дешевле. Речь идет о сотнях миллионов долларов против миллиардов, которые потребуются для строительства новых заводов.

Но если Украина все же решит строить новые заводы, готовы ли вы принять участие в тендере?

Хосе Эметерио Гуттьерес: Это было бы нам интересно. Сейчас мы строим восемь реакторов - четыре в Китае и четыре в США. Это будет не впервые для нас: у нас есть опыт строительства таких реакторов. Если Украина попросит, мы заинтересованы в участии. Но самый эффективный способ – все же модификация существующих заводов.

Есть две стратегии получения большего количества энергии от существующих заводов – увеличение их мощности и продление срока эксплуатации. Конечно, это зависит от спроса, от энергетического рынка.

Какие меры безопасности нужны для продления жизни АЭС?

Хосе Эметерио Гуттьерес: Безопасность увеличивается одновременно с увеличением мощности, чтобы вместо использования завода 70% времени вы могли делать это 80% времени или даже больше. Норма в некоторых странах Западной Европы - больше 90%, так что безопасность и мощность здесь не входят в противоречие. В частности, новые системы контроля увеличивают как безопасность, так и продуктивность.

Как вы относитесь к разговорам о том, что Украина хочет иметь полный ядерный цикл?

Хосе Эметерио Гуттьерес: Я знаю, что в Украине это давно обсуждалось, но сейчас в мире достаточно мощностей для ядерного цикла. Более, чем достаточно. И мы думаем, что сейчас для Украины строительство топливной фабрики – не главный приоритет. У нее есть два поставщика, которые могут обеспечивать ее топливом. Что касается урана, то здесь есть целый рынок, и его можно без проблем приобретать из разных источников. А строительство такого завода в Украине – будет дорого, требует лицензий и прочих сложностей. Если же Украина решит строить местные мощности, мы будем готовы это обсуждать.

Собираетесь ли вы расширяться на другие страны, которые сейчас покупают российское топливо?

Хосе Эметерио Гуттьерес: У нас уже есть контракт с чехами, кроме того, мы, конечно, контактируем с болгарами и даже со словаками. В основном наша цель – Украина, Чехия и Болгария.

Сейчас вы доставляете топливо на две украинские АЭС. Если все пойдет хорошо, на какие еще станции вы готовы поставлять топливо?

Азиз Даг: Мы уже поставляем топливо на Южно-Украинскую станцию, а также на четыре блока Запорожской АЭС. Также Энергоатом имеет возможность расширить контракт, чтобы мы начали поставлять топливо в Хмельницкий и Ровно. Наше топливо подойдет для этих реакторов – у нас уже есть дизайн, логистика, лицензии – с нашей стороны все готово.

 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: