10 декабря 2016, суббота

Они думали, что у нас здесь девочки-барби просто для картинки – зам шефа полиции Киева

Они думали, что у нас здесь девочки-барби просто для картинки – зам шефа полиции Киева
Фото: Дмитрий Евдокимов / facebook
Дмитрий Евдокимов объясняет, почему новые полицейские с зарплатой 8 тыс. грн не будут брать взяток, как наказывают патрульных за разбитые машины и куда идти старой гвардии в милицейских погонах

Солнце медленно опускается за горизонт, освещая мягко-оранжевым цветом Главное управление патрульной полиции Киева, открытое чуть больше месяца назад. В курилке возле КПП патрульные хихикают, вспоминая смешные истории прошлых смен. Множество комплиментов и житейских пожеланий подсказывают, что у одного из них сегодня день рождения.

Церемонию открытия Управления посетил даже посол США в Украине Джеффри Пайетт и заместитель государственного секретаря США Уильям Браунфилд, отчасти благодаря которым бывший корпус академии МВД имеет обновленный и более демократичный вид. Здесь можно забрать изъятые права, запросить справку после ДТП и получить другие полицейские услуги, а при необходимости – даже пожаловаться на самих копов.

На входе меня встречает Дмитрий Евдокимов – преподаватель киевской "полицейской академии", а с недавних пор и заместитель начальника патрульной полиции Киева Александра Фацевича.

Последние несколько лет Евдокимов работал адвокатом в одной из частных фирм, специализировался по уголовным делам. К правоохранительным органам никакого отношения не имел, но, пройдя конкурсный отбор в "учителя", возобновил преподавательскую деятельность, с которой когда-то начинал, отучившись в Киевском национальном университете имени Тараса Шевченко.

Когда начали набирать людей в управление полиции, Евдокимов долго колебался. "Я жил нормальной и спокойной жизнью, но времена требовали иного. В конце концов, решил попробовать", – вспоминает он.

В небольшом кабинете с белыми стенами – следы недавнего косметического ремонта. За окном – сумерки. На полу – картина с изображением Софийской площади с Хмельницким на коне ждет, когда ее наконец повесят на стену.

Евдокимов устраивается в кресле и на вопрос, общаемся ли мы в нерабочее время, с паузой, задумчиво отвечает: "Здесь трудно сказать, что это за время".

– Киевские полицейские работают уже почти два месяца. Как вы оцените их работу? В чем недорабатывают?

– 4 июля, когда ГАИ в Киеве перестала работать, а за работу взялась полиция, небо на землю не упало. Напротив, например, количество ДТП в первый же день уменьшилось.

Скажу, что реформа пока удается. Я побаивался, что будет хуже. Сейчас неидеально и масса проблем, но в целом оцениваю работу на четыре с плюсом или пять с минусом.

Путь поступков полицейских "по совести": сняли котика с дерева, помогли водителю заменить колесо, тушили горящую траву, патрульный держал ребенка на руках, пока мама отошла для оформления протокола, полицейский, оказавшийся кандидатом физматнаук, отремонтировал поломанный светофор

– И в чем же минус?

– Он был и есть – это недостаток опыта, от которого никуда не денешься. Сколько людей ни учи теории, но пока они не получат практики, все будет не то. Конечно, были – не назову это саботажем – некоторые трения с органами старой милиции. Это проблема сугубо коммуникации и организационно-материального обеспечения. Например, когда наш патруль кого-то привозит в райотдел, а его там некуда поместить. Это делает невозможным нормальное функционирование системы. Еще один блок минусов – нормативные проблемы. Вроде новая служба, но в начале работы и даже кое в чем до сих пор – старая нормативная база, связывающая руки. Мы это постепенно реформируем, но это не происходит быстро, здесь есть бюрократическая заскорузлость.

– Например?

– Наша служба начинала свою работу по закону О милиции, то есть у всех сотрудников были удостоверения милиционера в соответствии с Положением о патрульной службе МВД. После принятия закона О национальной полиции идет период трансформации из патрульной службы милиции в патрульную полицию. Этот юридический процесс идет постепенно и продлится до начала ноября. То есть милиция окончательно прекратит свое существование, и у нас уже будет национальная полиция со всем полным спектром новых прав и возможностей.

– Зарплата патрульных около 8 тыс. грн, но это не так уж и много, учитывая курс доллара и подорожание жизни.

– Это действительно так. С другой стороны, это намного больше, чем в старых райотделах, где у милиционеров были зарплаты по 2-3 тыс. грн. Этого, конечно, мало, но если у человека есть жилье, то в принципе этих средств на более или менее достойное существование хватает. В США зарплата рядового полицейского – $1000. Для Соединенных Штатов это не деньги, но у правоохранителей уйма дополнительных компенсирующих льгот: жилье, кредиты, бесплатное обучение. Если считать по нынешнему курсу, думаю, сейчас у нашего рядового зарплата должна быть 12-15 тыс. грн.


Новая патрульная полиция учится оформлять ДТП. Аварию имитируют с помощью машина Евдокимова и БТРа Нацгвардии Фото: Дмитрий Евдокимов / facebook
Новая патрульная полиция учится оформлять ДТП. Аварию имитируют с помощью машины Евдокимова и БТРа Нацгвардии Фото: Дмитрий Евдокимов / facebook


– А собираются повышать зарплаты?

– Собираются, но когда и как – пока неизвестно. У работников аппарата нашего департамента зарплата меньше, чем у патрульных. То есть зарплата того, кто на улице и под пулями, выше, чем у тех, кто сидит в кабинетах.

– Почему вы думаете, что с такой относительно небольшой зарплатой они не будут брать взяток?

– Зарплата не является самодостаточной гарантией. Прежде всего гарантией служит наш отдел мониторинга, отслеживающий подобные вещи, и внимание гражданского общества. Это не то чтобы страх наказания, но определенный контроль и предостережение. А еще – нравственный стержень и мотивация людей, которые учились у нас три месяца и которые пошли на ряд изменений в своей жизни.

В целом, скажу, что никому в мире еще не удавалось это победить. Это как мафия – можно минимизировать. Просто где-то оно носит систематический характер, а где-то это исключение. Есть такое понятие, как коррупциогенный фактор – то, что способствует возникновению коррупции.

Одним из этих факторов является бюрократия, которую люди стараются обходить, чтобы упростить себе жизнь. Идея реформы отчасти в этом и заключается. Это большое технологическое задание, требующее денег, как и любая реформа, потому что всегда дешевле оставить все как есть.

– Вы говорите, что полиция и милиция – партнеры, а не враги. В милиции тоже так считают?

– Вражды нет, но отношения не самые лучшие. У старых милиционеров скепсис первого времени прошел. Возможно, они думали, что у нас здесь девочки-барби просто для картинки выходили в форме. Но потом увидели, что эти девушки задерживают автомобили, находящиеся в розыске, или опасных преступников. Мы понимаем важность сотрудничества с милицией, понимаем, что без профессионалов, которые у них есть, ничего не будет.

– И где они нужны?

– Например, в сфере следствия, потому что здесь человека не подготовишь за три месяца. Важно не скатиться до российского опыта – простой смены вывесок и формы, а реально взять лучший опыт тех, кто хочет и может работать, разбавить их новыми кадрами, чтобы получился некий микс опыта и энтузиазма.

– Что касается трений, о которых вы упоминали, – почему так происходит?

– Зависть, я так понимаю. Есть ревность относительно любви общества. Я могу понять совестливого милиционера, который честно пахал всю жизнь за 2-3 тыс. грн, и его общество не любит. А здесь вышли новые на 8 тыс. грн, и их любят. Это чисто психологический феномен. Мне, наверное, тоже было бы неприятно. Есть другая категория милиционеров, которым эти изменения не нужны, ведь их рыбку лучше ловить в мутной воде. Есть еще чисто юридическая неурегулированность. Мы настроены конструктивно, если они готовы измениться и принять новые правила игры.

Жизнь на ГАИ не заканчивается. Есть райотделы милиции, есть уголовная милиция по делам несовершеннолетних, линейные управления милиции. Где-то несколько лет до пенсии проработать можно. Есть срочная военная служба, там всегда с распростертыми объятиями примут каждого

– Знаю, что полицию еще недолюбливают милиционеры в возрасте старше сорока, которые не дотянули до пенсии.

– Я по-человечески их понимаю. Но когда речь идет о судьбе государства, нации и общества в целом, то их узкие интересы второстепенны.

– Что им делать?

– Жизнь на ГАИ не заканчивается. Есть райотделы милиции, есть подразделения милиции, где много вакансий, например уголовная милиция по делам несовершеннолетних, линейные управления милиции. Где-то несколько лет до пенсии проработать можно. Более того, в стране война, и сейчас есть много милитарных и парамилитарных формирований. При желании есть срочная военная служба, там всегда с распростертыми объятиями примут каждого. Конфуций говорил, что тяжело жить во времена перемен, но мы живем в такие именно сейчас.

– Реально ли было применить философию новой полиции к старому милицейскому составу?

– Сказано в Писании: "И никто не вливает молодого вина в мехи ветхие". Заскорузлая система все равно бы осталась. Набором молодых людей разных профессий фактически было обеспечено реальное участие общества в реформировании страны.

– Каков риск инфицировать эту новую полицию старыми болезнями в ходе ее сегодняшнего сотрудничества с милицией?

– Риск есть, мы этого не отрицаем. Но я думаю, мы его преодолеем, поскольку имеем гарантии, о которых я упоминал. К тому же мы не подчинены главному управлению МВД в городе Киеве или райотделам.

– На сегодня из патрульной полиции Киева уволились 12 человек, некоторые из них ушли добровольно. Но они прошли столько кругов ада в процессе подготовки…

– Они не потянули новый график, так как 12-часовая смена – это реально тяжело. У кого-то начались проблемы в семье, у кого-то – со здоровьем. Учиться – это одно дело…

– А как насчет тех, с кем попрощалась сама полиция?

– Коррупционных деяний не было, но было хамское поведение, после чего поступила жалоба. Мы проверили видео – действительно, так было. Другой случай, когда экс-полицейский в нерабочее время, в гражданском сел за руль в нетрезвом состоянии. Кто-то заснул на посту. Мы стараемся отходить от армейщины, но если человек спал на посту – это то же самое, что на фронте заснул бы часовой. Никаких огульных увольнений у нас нет, мы всегда пытаемся защищать нашего человека, если есть основания и видим его правоту.

– А разбитые машины?

– Мы за ДТП патрульных не увольняем. В случае его вины можем наказать, сняв премию или переведя в пеший патруль. Откровенно говоря, я во всем этом ничего страшного не вижу. 17 машин за полтора месяца побывали в ДТП, но большая часть на ходу. По предварительным данным, половина этих случаев произошла не по вине наших патрульных. Конечно, бывало и наоборот. Это объясняется нехваткой водительского опыта и тем, что под утро от усталости полицейские могут потерять бдительность.

Машины – это железо, главное – здоровье людей. Машины отремонтируем, кстати, с помощью американских партнеров. Вообще надо понимать: каждую минуту непрерывно по Киеву ездит около 200 автомобилей в полицейском режиме, с погонями. Даже если взять элементарную статистику, то поймем, что от ДТП никуда не денемся. Полицейские машины разбиваются во всем мире. И гаишники разбивали машины, только общество этому столько внимания не уделяло. Другой вопрос, что количество этих случаев надо минимизировать.

– А раньше было меньше?

– Да, но это потому, что такого количества и плотности машин не было. Ранее по Киеву ездили до 50 машин. И то они не ездили, а стояли в кустах.

– Но полицейские не сдавали водительских экзаменов, как это было в фильме о полицейской академии. Почему?

– Мы ориентировались на возраст, ум и самодостаточность человека. Говорили: если знаете, что водите плохо, то идите в пеший патруль. Плюс у нас были определенные фильтры: наличие водительского удостоверения, курс ПДД и курс оформления ДТП. В патруле есть и профессиональные водители, и водители троллейбусов, фур, и байкеры, которые уже не могут дождаться мотоциклетного подразделения. Но в октябре ожидается гололедица, и вождение может быть проблемным, поэтому мы планируем в сентябре провести и курс контраварийного вождения. Возможно, не так, как в сериале, но где-то в этом направлении.

– Назовите 5 поступков "по совести", совершенных новой полицией.

– 1. Сняли котика с дерева. 2. Помогли водителю заменить колесо. 3. Вместе с пожарными тушили горящую траву. 4. Патрульный держал ребенка на руках, пока мама малыша отошла для оформления протокола. 5. После многочасового регулирования движения на перекрестке полицейский, оказавшийся кандидатом физматнаук, отремонтировал поломанный светофор.

– Насколько другие регионы готовы принять новую полицию?

– Смотря какие. В этом году реформа планировалась в Киеве, где-то осенью – Львов, далее Одесса и только потом Харьков. Когда после Киева все успешно пошло, начали форсировать Львов-Одессу. У нас в перспективе создание узла патрульной полиции Краматорск-Славянск. Туда будет набор сотрудников из спецподразделений, потому что это почти зона АТО.

Если дальше этого идти изначально не планировалось, то сейчас уже практически все областные центры покрыты. Единственный риск – только бы не ухудшилось качество процесса.

 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: