25 марта 2017, суббота

Как Крымские Саки и находящийся под Одессой Куяльник так и не получили мировой известности

комментировать
По второму классу: Пациенты со средним достатком принимали процедуры в общем павильоне. Саки, 1912 г.
Фото: ЦДКФФА України ім. Г.С. Пшеничного

По второму классу: Пациенты со средним достатком принимали процедуры в общем павильоне. Саки, 1912 г.

Имея прекрасные курортные зоны на юге Украины, Российская империя никогда не умела привлекать туда массовых туристов

Глава старейшего европейского курорта Баден-Баден не меркнет уже пару веков. А вот крымские Саки и находящийся под Одессой Куяльник — самые старые бальнеологические курорты Украины — так и не получили мировой известности. Хотя в 1820–1830‑х, когда у населения Российской империи возник спрос на оздоровление с помощью минеральных грязей, обе здравницы могли рассчитывать на успех, однако развить эту отрасль империи не удалось.

Мешали извечные российские проблемы: плохие дороги, неспособность организовать сферу обслуживания, вороватость чиновников.

В итоге, вопреки показному патриотизму, большинство способных позволить себе дорогой отдых предпочитали немецкий Баден-Баден или итальянские городки, и лишь редкие богачи решались финансировать отечественную курортную индустрию.

Сейчас один из двух старейших украинских курортов — Саки — вновь оказался под властью России. И это вряд ли хорошая новость для местных санаториев — история показывает, что российский курорт — такое место, куда трудно заманить даже своих.

Здесь лечат все

В июне 1827 года грязелечебница в крымском поселке Саки приняла первых пациентов. О целебных свойствах здешних даров природы давно ходили легенды. Одна из них гласит о случайном исцелении украинского чумака, который приехал на Сакское озеро за солью и под вечер увяз с груженым возом в иле. До утра он ходил по колено в грязи вокруг волов, пытаясь вытащить их на берег, однако справился только с помощью подоспевших днем товарищей.

После этого у чумака якобы полностью прошла болезнь ног. А поскольку торговцы солью тогда исполняли роль средств массовой информации, слух о целебных свойствах сакских грязей быстро распространился по Украине.

Крымчане давно использовали маслянистый ил со дна своих соленых озер в лечебных целях. Однако грязевые ванны подходят не всем больным и помогают не от всех недугов. Были случаи, когда без профессиональной медицинской консультации они вредили здоровью еще больше.
Поэтому Таврическая врачебная управа направила в Саки 27‑летнего врача, выпускника Харьковского университета, сына французских политических эмигрантов Николая Оже.

Он поставил лечение грязями на научный уровень. В первые годы здравница была, по сути, летним палаточным лагерем на берегу Сакского озера. Однако это не смущало даже представителей российской знати, для которых теплое море и необычный курорт были в диковину.

В медицинских записях о тех, кто пользовался грязями, можно было прочесть такие заметки: “Свиты Его императорского величества контр-адмирал Серебряков. Хронический ревматизм верхних и нижних конечностей, сопровождавшийся значительной болью и опухолью в сочленениях. От 12 ванн окончательно выздоровел”. В 1835 году Саки посещал известный уже тогда Николай Гоголь. Как он сообщил в письме Василию Жуковскому, “пачкался в минеральных грязях”.

В Саках лечили самые разнообразные болезни. Статистическая выписка по здравнице за 1846 год сообщает о пациентах с такими недугами: “Ревматизм, ломота: полное выздоровление — 82 [человека], получено облегчение — 18, не помогло — 9. Золотушные болезни: 19–12–3 (соответственно). Любострастные болезни: 12 излечились”.

Поразительный результат давали процедуры от женского бесплодия — в Саках исцелялись 98 % пациенток. Причем врачи нередко замечали, что женщины беременели просто на курорте, когда их мужья находились далеко от них.

Дело было, конечно, не в одних лишь грязях — в то время причину бесплодия искали исключительно в женщинах, не проверяя их мужей. Так что крымские мужчины всегда славились неформальными положительными рекомендациями.

Махинации с Куяльником

В 1833 году у Сак появился конкурент. Новороссийский и бессарабский генерал-губернатор Михаил Воронцов распорядился приобрести для Одессы земельный участок возле села Куяльник в 13 км от города, чтобы построить там лечебницу. Однако к новому курорту, как и к Сакам, было трудно добираться.

Железную дорогу в Севастополь и Одессу проложили только в 1875 году. Правительство сочло более важным пустить в первую очередь поезда к прусской границе. Что и было сделано в 1850‑х годах — верхушка российского общества предпочитала вывозить деньги на европейские курорты, а не вкладывать их в свои. Вспыхнувшая в 1853 году Крымская война, которая закончилась для России позорным проигрышем, вообще на несколько лет отпугнула туристов от Черноморского побережья.

Богатый ресурс: Запасы целебных грязей в Куяльницком лимане составляют около 20 млн кв. м. На фото - добыча грязи в Куяльнике, 1912 г.

archive_01_03_01

После войны, в 1958 году, одесский коммерсант Николай Новосельский взял Куяльник в аренду на 25 лет и превратил его в солепромысел, добывая ежегодно 3–4 млн пудов соли. Здания курорта делец использовал как склады для хранения продукции. Когда Новосельского избрали одесским городским главой, он умудрился продать не принадлежащий ему солепромысел Министерству финансов, которое разбило Куяльник на семь участков и сдало их в аренду разным лицам.

Только в конце ХIX века более дешевая крымская озерная и донецкая каменная соль вытеснили с рынка одесскую, и курорт возродился. Он даже стал настолько популярным, что польскому зодчему Николаю Толвинскому заказали проект новой грязелечебницы, который он завершил в 1892‑м, удивив пациентов европейским размахом архитектуры. Обновление курорта обошлось городской казне Одессы в 500 тыс. руб.

Трудности отдыха

Однако развития массового оздоровительного туризма в то время в Российской империи едва ли можно было ожидать. Крестьяне, составлявшие 80 % населения страны, редко выезжали дальше ярмарочного города.

Годовой оклад рабочих и мелких служащих не превышал 300 руб., в то время как месячное пребывание на сакском курорте обходилось от 140 до 350 руб.— и это без стоимости проезда. А, к примеру, билет от станции Лозовая (сейчас райцентр в Харьковской области) до Севастополя обходился в 22 руб., хотя этот город путешественники не слишком жаловали.

Княжна Елена Горчакова писала в 1880 году в своих воспоминаниях: “Для больных со слабыми глазами или страдающих грудью пребывание в Севастополе может быть очень вредно, так как в нем бывает постоянно известковая пыль, происходящая от скал и холмов, окружающих город, и вызывающая кашель даже и у людей здоровых”.

Элитное обслуживание: Грязевые ванны в отдельных комнатах могли позволить себе немногие пациенты. Месячное перебывание на курорте в Саках обходилось до 350 руб., что равнялось годовому окладу мелкого чиновника. Саки, 1904 г.

archive_01_1

Не могли похвастаться черноморские курорты и условиями проживания. Водопровод и канализация были только в нескольких больших городах. О ситуации с питьевой водой в Одессе шутил еще Александр Пушкин: “Однако в сей Одессе влажной еще есть недостаток важный; чего б вы думали? Воды”. Город обзавелся водопроводом только в 1873 году — да и то с привычным для России коррупционным скандалом.

В то время городским главой избрали предприимчивого Новосельского. Он долго искал денег на строительство водопровода из Днестра, однако местные толстосумы не торопились финансировать проект, который предлагал градоначальник с неважной репутацией.

Тогда Новосельскому удалось заключить сделку с английской фирмой Джона Моора, однако основным ее условием было то, что иностранец будет собирать деньги за воду с одесситов в течение 49 лет. После открытия водопровода лондонская газета Hour написала, что Новосельский получил от Моора огромную взятку.

Последний через пару лет по завышенной цене продал права на сделку другой английской компании, показав липовый отчет о доходности предприятия. Обманутые коммерсанты подняли плату за воду жителям города, а местное управление, обслуживавшее водопровод, много лет не получало положенные ему 5 % пая.

Хуже всего обстояло дело с жильем в Куяльнике. Люди позажиточнее могли позволить себе снять дачи. Об условиях попроще в путеводителе по Одессе, изданном в конце ХІХ века, писалось так: “Куяльник представляет собой довольно непривлекательное зрелище.

В самом центре расположены два параллельных барака, буквально наполненных бедняками — искалеченными, обезображенными, больными. Из этих вертепов они расходились по всем окраинам лимана для купания и прошения милостыни, без которой не могут оплачивать свои несчастные конуры”.

Одна была отрада — недорогое питание. Например, в начале ХХ века килограмм телячьей вырезки в городах стоил 70 коп., килограмм мороженой семги — 80 коп. Дороже всего просили за черную икру — 3 руб. 20 коп. за килограмм.

Леся Украинка, отдыхая в Куяльнике в августе 1889 года, писала матери: “Денег на этот подлый лиман идет много: теперь у меня 10 рублей осталось, не знаю, хватит ли на две недели. Хотя я и стараюсь не тратить много денег, но есть же надо. Местные евреи постоянно бродят по нашей даче со всяким фруктом, так, чтобы смущать правоверных лиманников, да еще и цены такие: дыня — три копейки, арбуз — десять, как же тут устоять?”

Северное Причерноморье стало подтягивать свою туристическую инфраструктуру к мировому уровню только в начале ХХ века, когда там начали отдыхать императорские семьи и наиболее богатые представители знати.

Однако большевистский переворот заставил регион долго деградировать во власти специфического стиля обслуживания Страны Советов, и он так и не научился конкурировать хотя бы с курортами Турции или Египта.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: