11 декабря 2016, воскресенье

Как американские инвестиции работают в Украине – кейс завода электроники на Закарпатье

Анатолий Микула:
Фото из архива Jabil

Анатолий Микула: "Если бизнесу будет хорошо, то и стране будет хорошо, потому что у государства нет денег на социальные вещи. Покажите мне правительственное учреждение, где бы подумали о парковке для беременных женщин"

Какие средства и при каких условиях иностранные инвесторы готовы вливать в украинскую экономику, на собственном примере демонстрирует руководитель представительства американской корпорации Jabil в Украине

По результатам последнего квартала 2015 финансового года американская компания Jabil Circuit, которая производит электронику для известных брендов типа Cisco и Philips на своих 90 заводах в 23 странах, продемонстрировала рост выручки на уровне $4,68 млрд – вместо $4,55 млрд, которые ожидали инвесторы.

12 лет назад американцы основали украинскую дочку и за прошедшее время инвестировали в страну более $80 млн. Как уверяет генеральный директор украинской Jabil Анатолий Микула, компания работает только "в белую", причем на том же уровне доходности, что и филиалы в соседней Венгрии. Электроника с украинского завода экспортируется в более чем 10 стран.

НВ попало на американский завод в Закарпатье в так называемый день открытых дверей: компания "вербует" выпускников вузов из разных регионов Украины – убеждает переехать в один из самых отдаленных уголков страны. Местных инженеров там уже мало. Мы прошлись по производству и складам и расспросили ее руководителя, насколько легко иностранному бизнесу, от которого акционеры требуют прозрачности, работать на территории Украины "в белую" – и ощутили ли они положителььные в последние два года.

- Легко ли американской компании вести бизнес в Украине? Если сравнивать с филиалами компании в других странах, здесь труднее, легче, больше доходы, меньше?

- У меня был личный опыт работы в Венгрии. С точки зрения законодательства и содействия, в Венгрии легче. Все же у их органов власти уже изменилась ментальность. Они уже не смотрят на предприятия с точки зрения возможных дополнительных налогов или штрафов. Они смотрят с точки зрения сотрудничества. Они уже поверили в то, что если с бизнесом работать, то бизнес будет расти.

Мы пока на стадии ожидания таких изменений.

- Вы с фактами коррупции непосредственно сталкивались? Кто-то требует от вас взятки? Как на это реагируют ваши инвесторы?

- Сегодня уже нет. Десять лет репутации "белой" компании уже играют на нас. В 2004-2005-ом было очень сложно начать, чтобы остаться прозрачной компанией. Честно говоря, тогда объяснять иностранцам, что мы делаем, было сложно – акционеры просто не понимали, почему к нам ходят.

В начале к нам приходили часто. Каждую неделю надо было настаивать на том, что мы никому ничего не платим. Если в первые два года нам говорили: ‘‘Ну, дайте хоть пачку бумаги’’, то на сегодняшний день такого уже нет.

- Если честно, бумагу давали или нет?

- Нет, мы ничего не давали. Это было непросто, но мы прошли тот этап.

- Вы когда-то упоминали, что таможенный контроль у вас занимает в среднем четыре часа, тогда как по всей Украине грузы могут простаивать и по 18 часов, и по несколько суток. Как так, если вы не доплачиваете таможенникам?

- Мы ничего не доплачиваем. У нас таможенники на нашей территории, мы в специальной экономической зоне. У них есть здесь свой офис, и они знают все наши компоненты, нашу готовую продукцию.

- Специальная экономическая зона Закарпатья?

- Конечно. И в числе условий специальной экономической зоны Закарпатья – наличие поста на территории предприятия. Когда они уже знают наши продукты, они видят, что мы в среднем отправляем две машины в день, и сколько бы они машин не открывали, не проверяли, каждый раз видят, что то, что в документах, то же самое находят и в машинах. Когда уже есть десятилетняя история, то, очевидно, что строится такой уровень доверия.

- Ваши акционеры специально выбрали этот регион для работы, потому что это специальная экономическая зона?

- В то время это была одна из причин. Но у нас есть завод в Венгрии, нам было важно иметь более близкий доступ к их знаниям, поэтому Закарпатье было и само по себе хорошим регионом. А специальное экономическое Закарпатье просто усилило и облегчило принятие решения.

Правда, мы выполнили все, что мы пообещали, а государство практически ничего не сделало. Чтобы работать в специальной экономической зоне, у нас был список обязательств: мы должны были инвестировать деньги в землю, в инфраструктуру села, у нас должно быть такое-то количество сотрудников, такое-то количество созданных мест. Мы помогали отстроить детский сад, дали деньги на стадион, поставили трансформатор за 5 млн грн (чуть более $1 млн на то время). Мы это все сделали.

В 2004 году мы заключили соглашение с властями о Специальной экономической зоне в Закарпатье, нам много пообещали. Инвестор зашел, а в апреле 2005-го все договоренности были отменены

 - Что вам обещали и не выполнили?

- В момент подписания соглашения, в 2004-м, речь шла об упрощенном режиме ввоза и вывоза компонентов оборудования, упрощенном режиме налогообложения и уплаты НДС. К сожалению, этого не произошло в полном объеме.

Например, у нас все равно есть определенные трудности с ввозом оборудования и компонентов. Этот процесс чрезвычайно непростой. Огромная сумма из оборота компании не работает, находясь на счете таможни как гарантия на компонент. И это один из примеров.

Тем не менее, все равно, в начале работы у нас была самая лучшая поддержка со стороны обладминистрации, была поддержка и желание максимально содействовать потенциальному инвестору. И Jabil остался здесь, построил мощное предприятие, мы являемся крупным работодателем в регионе и планируем развиваться дальше. У нас сейчас работает более 1.800 человек, и мы ищем еще 800 новых сотрудников, и это только для того, чтобы выполнять заказы по текущим контрактам. Наш завод борется за клиентов в том числе с другими заводами нашей же компании, расположенными в Польше, Венгрии. И наши потенциальные клиенты серьезно рассматривают завод в Украине для размещения своих заказов. И нам очень нужна поддержка, чтобы быть более привлекательными для них. Ведь от этого все стороны только выиграют.

- А о чем вы говорите с Киевом сейчас?

- Закон о специальной экономической зоне действует десять лет. Десять лет уже прошло. Сейчас мы говорим о том, чтобы в законе, в таможенном кодексе была предусмотрена такая вещь, как свободная таможенная зона. Причем, мы готовы быть пилотом, потому что у нас в данном случае безупречная история с таможней, с налоговой. Мы хотим, чтобы эту свободную таможенную зону сделали на территории Jabil. Мы готовы инвестировать наше время и средства в эту идею. Если сработает, наверное, эту идею можно будет скопировать на других заводах. Если не сработает – вернемся к той модели, которая работает на сегодня.

И вторая вещь – это уполномоченный экономический оператор, юридический статус, который дает возможность работать в другом таможенном режиме. От нас клиенты ожидают поставок в точное время. И если мы сможем еще больше упростить наше таможенное оформление, если процесс будет стабилен, когда мы точно знаем, что тратим не четыре часа, а два на организационные моменты, то сможем предложить лучшие условия и будем более привлекательными для потенциальных клиентов.

- Какого эффекта вы ожидаете от внедрения идеи свободной таможенной зоны на территории завода?

- Мы будем инвестировать еще больше, а это возможность для страны. Есть люди, которые принимают решения, у них есть денежные средства на счетах и они думают, куда инвестировать. Я, как украинец и патриот, хочу, чтобы инвестировали в Украину. Украина конкурирует инвестиционной привлекательностью с инвестиционной привлекательностью Индии, Вьетнама, Румынии, Македонии. И на сегодняшний день у страны есть только очень хорошее расположение в Европе. Это основной фактор. И второй фактор, что все же в Украине работа сейчас стоит дешевле, чем в Западной Европе. С этой точки зрения мы очень привлекательны для клиентов в Европе. Но хотелось бы также иметь определенное содействие и поддержку со стороны государства. Ведь развиваясь, бизнес создает рабочие места, инвестирует в регион и т.д.

- Американское посольство вам помогает? Они сейчас активно встречаются с украинской властью, именно американский посол Джеффри Пайетт обвинял Генпрокуратуру в коррупции, например.

- Представители посольства приезжали к нам на завод посмотреть, как американские инвестиции работают в Украине. Мы много говорили о свободной таможенной зоне и уполномоченном экономическом операторе.

- Украина считается аграрным государством. Есть ли у нас потенциал для инженеров?

- Собственно, поэтому и начинаем общаться, потому что чувствуем, что есть будущее, есть потенциал для роста. У нас есть знания, навыки, экспертиза в сфере производства, инженерии. Но теперь нам надо привлекать людей. Нам нужны инженеры – конкретно сейчас ищем 200 человек. До этого времени нам хватало специалистов только из региона Закарпатье, теперь этого уже не хватает. Ближайший регион – Львов. Но молодежь во Львове идет в IT, это сейчас популярно. Но чтобы эти знания в дальнейшем в IT можно было применять, уже необходимо создавать какие-то приборы. То есть у нас сейчас все в IT, и теперь уже собственно приборов не хватает. Теперь нужны инженеры, чтобы начали что-то создавать. Мы хотим, чтобы профессия инженера вновь стала популярной в Украине. По нашему убеждению, инженерная сфера в целом имеет большой потенциал в Украине.

- А вы сможете конкурировать за ‘мозги’, которые хотят идти работать в IT, и предлагать людям соответствующую заработную плату?

- Прямо сейчас конкурировать зарплатами с IT сферой пока трудно. Но мы видим, что постепенно зарплаты в IT все равно уменьшаются. Когда есть очень большое предложение на рынке, а спрос никто не изменил, очевидно, что точка равновесия будет найдена и зарплаты будут уменьшаться. Когда мы говорим о хороших инженерах – да, мы им платим достойные зарплаты.

- А чем сегодня могут похвастаться украинские инженеры?

- Я приведу пример одного из украинских заказчиков. Это инженеры-украинцы, которые мало того, что разработали продукт, они его сделали настолько хорошим, что имеют реальные продажи. И они обратились к Jabil, потому что продажи настолько выросли, что им надо, чтобы кто-то мог для них достаточно дешево, но качественно в Украине делать продукт. Их собственные мощности не позволяли им это сделать.

Если наши украинские инженеры, которые имеют много хороших идей, начнут обращаться к компаниям с международным опытом, тогда те инженерные мысли найдут воплощение в реальных вещах и в массовом производстве. Это может поднять Украину.

- Вы же сейчас говорили о каких-то конкретных заказчиках?

- Да, мы говорим о тюнерах для IPTV, компании TeleTec.

Также около двух месяцев назад к нам обратились два стартапера из Днепропетровска, которые на том же Kickstarter [сайт финансирования творческих проектов] получили по несколько миллионов долларов и запускают свои продукты. Они еще не имеют тех объемов, чтобы мы запускали процесс производства на нашем заводе в Украине, потому что у нас здесь более массовое производство. Но есть положительный опыт. Инженерная возможность в Украине есть. Мы не являемся исключительно аграрным государством. У нас есть инженеры, которые могут что-то придумать такое, чтобы запустить это в продажу где-то в мире.

- Это вы о ком?

- Это компания Branto [cтартап, чье устройство может превратить любой дом в ‘умный’]. Они достаточно известны в Украине, они разработали маленький девайс, с его помощью вы можете через телефон, находясь где-то в Америке, смотреть за домашними животными.

Есть еще один стартап, они разработали для домашних животных маленькую коробочку с лазером, которым можно развлекать домашнее животное, пока вы на работе.

- Они тоже к вам обращались?

- Да. Один из них сейчас общается с нашим заводом в Китае. Они могут их поддержать на немного меньшем уровне единиц в год.

Во всем мире стартапы из Украины начинают становиться известными, по крайней мере, мы начали о них говорить больше. Наконец, украинцы начинают испытывать гордость за своих людей, и это большой плюс. И теперь у нас есть возможность поддерживать инновационные идеи, и удерживать инженеров.

Потому что раньше как было: студенты закончили радиотехнический, провели два года в лаборатории, и что с этим делать понятия не имеют, и уходили из профессии. Или ехали за рубеж. Сейчас мы создаем возможность реализации идей тех самых инженеров в Украине.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: