18 августа 2017, пятница

Кто бы сюда не пришел, он увязнет в этом болоте. Юлия Клименко, заместитель Абромавичуса, рассказывает о внутренней кухне министерства

Кто бы сюда не пришел, он увязнет в этом болоте. Юлия Клименко, заместитель Абромавичуса, рассказывает о внутренней кухне министерства
Фото: Александр Медведев
25 лет Украина воспитывала из госслужащих рабов и строила плановую экономику, и сломать эту закостеневшую систему не так просто, рассказывает замглавы Минэкономразвития Юлия Клименко

Юлия Клименко, в прошлом — гендиректор девелоперской компании Cantik Enterprises и коммерческий директор Dragon Development, уже год как работает заместителем министра экономического развития. Она и другие члены команды министра Айвараса Абромавичуса пытаются менять процессы внутри самого министерства и в экономике так, чтобы облегчить жизнь украинскому бизнесу. О том, какой ценой это дается, Клименко рассказала в первой части интервью НВ.

Во второй его части замглавы МЭРТ объясняет, почему так сложно происходят изменения и почему никто из политиков за два года не решился на одну из самых важных реформ, реформу государственного аппарата.

ЧАСТЬ 2

— В прошлом году обсуждался вариант применить в Украине гильотину – одномоментно убрать всю чрезмерную зарегулированность. Почему не решились?

— Мы взвесили за и против. Под гильотину попадали базовые вещи типа хозяйственного и гражданского кодекса. Нельзя жить без правил. ЕС написал нам развернутое письмо о том, что регуляторный вакуум – не лучше, чем зарегулированность, потому что создадим регуляторный вакуум и получим беспредел, особенно на рынках. Сказали: мы вам не позволим экспортировать, если не будет внутри страны правил.

Но проблема же не столько в зарегулированности, сколько в администрировании. Даже если мы завтра с вами хорошее поле законодательное сделаем, я уверена, что мы решим только 50% проблемы. Вторые 50% проблемы заключаются в исполнении законов. 

То есть нужно менять и убирать тех, кто администрирует?

— Нужно эффективно администрировать. Не надо изымать сервера у IT-компаний, не надо заниматься беспределом. Нужно решить проблему администрирования налогов и государственных процедур. То есть должно быть движение с двух сторон: с одной стороны – очищение регуляторное, с другой стороны – то, что называется реформой публичной администрации. Выстроить все процедуры, научить людей, дать им, с одной стороны, нормальную зарплату, а с другой – установить наказание на неисполнение. А мы посадили человека работать за 1.378 гривен и ожидаем, что он будет честный. А он создает проблемы гражданину или бизнесу, чтобы заработать еще 1.378 гривен. 

— Это базовая вещь, которая должна была быть сделана еще два года назад. 

— Да.

Почему это не было сделано?

— Когда меня спрашивают, какая самая главная реформа нужна этой стране – это реформа публичной администрации, которая включает и реформу госслужбы. Потому что работать некому, институтов фактически нет. Все не работает. Мы делаем вид, что мы платим зарплату, а люди делают вид, что работают.

Новому премьер-министру нужно начать ровно с пункта первого – с активной позиции в реформе публичной администрации. Иначе этот Кабмин так же, как и предыдущие 25 лет, останется в системе госплана Советского Союза. Потому что на самом деле все это пока – Советский Союз 

Но почему это откладывается до сих пор?

— Эта реформа должна делаться на уровне первых лиц. Она не работает без первых лиц. Мы свой кусок по админуслугам делаем. Нацгосслужба делает свой кусок по госслужбе. Но нет одного человека, который 24 часа в сутки работает над этой реформой. Может, это должен быть премьер-министр, может, президент, может, они должны найти человека, который будет на уровне вице-премьер-министра этим заниматься. Но должен быть кто-то, кто будет эту реформу постоянно двигать. Без этой реформы все остальное работать не будет. 

В моих глазах это совершенно очевидная вещь, и мне непонятно, почему два года ею пренебрегают. Для того, чтобы сохранить коррупционную систему?

— Всегда в болоте жабы лучше квакают. Это очень сложная и болезненная реформа. Она будет связана с большим количеством увольнений, с перестройкой институтов, с функциональным переделом между институтами. У нас каждое ведомство дублирует друг друга три раза. У нас 300 тысяч госслужащих. Это большая неблагодарная, непопулярная и неполитическая работа. Тебе никто спасибо за нее не скажет. Политики не хотят этим заниматься, потому что понимают, что они сейчас начнут увольнять людей, а те придут с плакатами сюда под Кабмин. Плюс начнется переоценка и передел полномочий, кто-то окажется ненужным, у людей какой-то политической силы окажется больше полномочий.

— Ну а без этого мы с любой дерегуляцией пытаемся на старый автомобиль навесить новый тюнинг, а он никуда все равно не едет.

— Да.

Стратегия, которую вы пишете для бизнеса – как по-вашему, через сколько лет мы увидим какой-то эффект?

— Я до сих пор остаюсь оптимистом. Все можно сделать – была бы политическая воля и осознание у людей, что если они этого не сделают, то ни их политические партии, ни их активы ничего стоить не будут. Я пытаюсь людям объяснить: вы же тут живете, и активы ваши здесь, и вы не увезете свои заводы с собой. В лучшем случае заберете какие-то деньги. Вам выгодно, чтобы эта страна развивалась, потому что ваши активы будут стоить больше. Пока осознание не пришло. Пока им и так хорошо.

Реформа публичной администрации будет все равно проведена. Эта страна не может тянуть такие гос затраты. В какой-то момент налогоплательщики просто отказываются сталкиваться с госструктурами, не платят налоги, не регистрируются: зачем платить налоги, если они все равно будут украдены? Но малый и средний бизнес, думаю, будет развиваться, вопреки этому всему. Мировые рынки просаживаются, особенно сырьевые. Если раньше у нас практически весь экспорт производился большими предприятиями, то все больше его будет переходить на малый и средний бизнес. Вопрос в том, как государству помочь ему развиваться и повести его в правильное русло.

— Здесь, в самом Кабмине, насколько мешает работать проблема несоответствия зарплат и компетенции?

— Здесь работать некому. Здесь реформы застревают на третьем уровне. Уровни А и А-1 [министры, заместители министров, главы департаментов, заместители глав департаментов] мы поменяли, а дальше – все. Как только ты спускаешься на уровень 3 тысячи гривен зарплаты – там работают либо жены состоятельных мужей, либо те, кому совсем некуда идти.

Все идеи на этом уровне распыляются и замирают?

— Чтобы идею пробить через этот уровень, мне нужно прилагать в 3-4 раза больше усилий, чем я могла бы. В бизнесе я могла за день переделать кучу работы. А здесь 70% усилий практически впустую. Здесь мой КПД 30%, несмотря на то, что я энергичная дама. Все проталкивается с тяжелейшими усилиями. Саботаж. Люди не понимают, что ты от них хочешь, только потому, что они никогда этого не делали. Их функцией последние 25 лет было молчать. Чем меньше ты скажешь, чем меньше сделаешь, тем тебе же лучше, тем выше у тебя будет заработная плата. Инициативность? Они в шоке, если от них что-то требуют. Они не активные полисимейкеры. Даже если заплатить им больше денег, ничего не произойдет, потому что людей 25 лет приучали к смирению. Из них выращивали рабов. Такие они и есть.

— Нужно сокращение, переаттестация?

— Переаттестация, сокращение, обучение – не все же коррупционеры. Если посмотреть трезвым взглядом, то коррупционеров процента три. Все остальные – нормальные люди. Просто у них нет знаний, они боятся, потому что власть меняется каждые шесть месяцев, и они понимают, что чем меньше высовываться, тем легче. Пересидеть и переждать – это основная стратегия всего госаппарата. Поэтому тяжело это все идет.

Многие люди, которые пришли сюда с запалом, увязают в этом болоте и задыхаются. Это просто засасывает, перемалывает. Даже молодых людей. Ты его в департамент посадил, и через три месяца видишь, что он такой же зомби. Он начинает деградировать на уровень остальных, а не наоборот – они тянуться к нему.

— Какие у вас ожидания связаны с возможным назначением правительства? Вы ждете улучшений?

— Нет, не жду. Кто бы сюда не пришел, он увязнет в этом болоте. У меня нет никаких иллюзий по поводу того, что новый министр придет и тут наступит рай. Даже самый хороший, который придет – у него не будет внизу ресурсов. Он будет сам с собой разговаривать.

Построить коммунизм в отдельно взятой деревне, в Минэкономики – это тоже иллюзия. Да, мы что-то построили, но когда ты выходишь во внешний мир, то увязаешь в том же болоте. Поэтому, думаю, новому премьер-министру нужно начать ровно с пункта первого – с активной позиции в реформе публичной администрации. Иначе этот Кабмин так же, как и предыдущие 25 лет, останется в системе госплана Советского Союза. Потому что на самом деле все это пока – Советский Союз. 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: