8 декабря 2016, четверг

Я наслышался уже. Литовский бизнес-омбудсмен рассказывает о столкновении с украинской действительностью

комментировать
Я наслышался уже. Литовский бизнес-омбудсмен рассказывает о столкновении с украинской действительностью
Фото: Наталья Кравчук
Бюрократы продолжают считать себя начальниками, а не слугами, а поток жалоб бизнеса на контролирующие органы растет в геометрической прогрессии. На кого жалуются и чем это заканчивается, объясняет Альгирдас Шемета

В опубликованном в июле исследовании инвестпривлекательности Украины Европейская Бизнес Ассоциация оценила бизнес-климат в стране на 2,66 балла из пяти возможных. Этот результат даже ниже, чем был в первые месяцы после Евромайдана. Исполнительный директор ЕВА Анна Деревянко объсняет: бизнесу не стало легче работать, он жалуется на коррупцию и медленный темп дерегуляции.

По шкале от +5 до -5 баллов ситуацию с коррупцией бизнес оценивает на - 0,77, то есть хуже терпимого уровня, показало весеннее исследование уровня восприятия коррупции GfK. 26% предпринимателей признались, что в постмайданной Украине давали взятки налоговикам, в основном – во время проверок и за быстрый возврат НДС.

Три месяца назад в Украине заработал офис бизнес-омбудсмена. Уполномоченным по правам предпринимателей стал бывший европейский комиссар по бюджету и финансовому планированию и экс-министр финансов Литвы Альгирдас Шемета. НВ расспросило Шемету, как омбудсмен поможет предпринимателям забыть о вороватых чиновниках, подношениях и прочих особенностях ведения бизнеса в Украине.

- В июле вы опубликовали первый отчет о работе. Ваши главные выводы?

- Прежде всего, количество жалоб растет в геометрической прогрессии. Из этих жалоб большинство на Государственную фискальную службу – почти половина. Много жалоб на органы прокуратуры, местного самоуправления, несколько меньше на Министерство юстиции, Государственную регистрационную службу, Минэкономики, а также на разные агентства, которые выдают лицензии и разрешения. То есть это большой круг госучреждений, а также предприятий, которые контролируются государством. Например, есть жалобы на действия Укрзалізниці, аэропорта Борисполь и других госпредприятий.

- Что вы делаете с этими жалобами?

- У нас очень четкие процедуры. Если жалоба отвечает критериям, дается трехмесячный срок на рассмотрение по существу, и мы проводим расследование – расследуем факты, представленные бизнесом, и действия, которые предпринимали госорганы (или почему они бездействовали). После расследования мы готовим рекомендации органу – что он должен сделать, чтобы решить проблему.

На практике часто получается, что уже в ходе расследования мы находим решение, и сам процесс рекомендаций становится не нужен. В более системных моментах (такие рекомендации были предложены, например, Министерству экономики по урегулированию рынка экспорта металлолома) мы даем рекомендации, что нужно сделать, чтобы законодательство по регулированию рынка соответствовало международным нормам.

Также мы подготовили два отчета – один, очень важный для Украины, по подключению бизнеса к электричеству (поэтому показатели Украины на 185 месте из 188 стран в рейтинге Doing Business), а второй – о разных ситуациях в зоне АТО и оккупированного Крыма.

- Вы работали еврокомиссаром и министром финансов Литвы, видели, как работает система. Если сравнивать с Украиной, в чем разница? И можно ли в принципе здесь изменить ситуацию?

- Ситуацию всегда можно изменить. Нужна политическая воля.

Если сравнивать, мы прошли через все то, что я теперь вижу здесь в Украине. В первую очередь, это очень забюрократизированный процесс принятия решений. У нас тоже такое было, но после реформ ситуация значительно улучшилась. Здесь же пока во многих случаях, даже довольно простых, нужно предпринять слишком много телодвижений, чтобы решение было принято.

Также меня впечатляет, как работают контролирующие органы. Сейчас мораторий на проверки, но по сути своей контролирующие органы в Украине являются карательными органами. В первую очередь они смотрят, как наказать бизнес. У нас была такая же ситуация лет десять назад, но все контролирующие органы мы превратили в помощников бизнеса. Их цель сейчас – помочь. Контроль нужен, но он должен быть настроен на то, чтобы помочь бизнесу соответствовать правилам.

Ну и третий важный момент – до сих пор в Украине чиновники себя считают начальниками бизнеса и общества, а не служащими, как должно это быть. Систему нужно перевернуть с головы на ноги. Я агитирую за скорейшую реформу государственной службы. От нее зависит успех в других сферах.

- Есть поговорка: старого коня нельзя научить новым трюкам. Может, проще их всех уволить и набрать новых, как сделали с полицией?

-- Совершенно согласен, что во многих госучреждениях слишком много служащих, и многим из них просто нечего делать. Если сравнивать, сколько чиновников есть в Украине и сколько в развитых странах, то здесь их намного больше.

- А экономика намного слабее…

-- А экономика намного слабее. С другой стороны, государственной службе очень нужна свежая кровь. Такие изменения проходят. Может, не так быстро, как хотелось бы. Министр Абромавичус меняет состав своего министерства практически полностью. Полиция показала, что такие реформы возможны. И в таких сферах как налоговая, таможенная система, могут идти по такому же пути.

Нет такой волшебной палочки, чтобы сегодня мы махнули – а завтра коррупция исчезла. Нужно терпеливо внедрять реформы, которые запланированы, и довести их до конца

- Какие конкретно шаги должна сделать Украина, чтобы подняться в рейтинге Doing Business?

-- Приведу пример. Мы провели расследование по подключению к электричеству. По этому показателю Украина сильно отстает, и он тянет весь рейтинг вниз.

- Это государственная проблема или частные компании не хотят включать?

- И то, и другое. В первую очередь, это количество процедур, которые нужно выполнить, чтобы подключиться к электричеству. В лучших странах мы имеем 3-4 процедуры. В Украине до недавнего времени было свыше десяти. За последнее время их количество сократилось, думаю, это повлияет на улучшение позиций в рейтинге. Но остается вопрос о длительности. В последнем рейтинге записано, что в Украине процесс занимает 277 дней, в лучших странах – месяц.

Для этого нужно оптимизировать систему. Мы, допустим, предлагаем, чтобы технические проекты разрабатывали не сами бизнесмены, а те, кто ответственен за подключение к электричеству. Также предлагаем перейти к фиксированному тарифу на подключение. Есть хорошие мировые практики, не нужно изобретать велосипед – нужно перенимать их и внедрять. В моей стране, чтобы зарегистрировать, можно даже никуда не ходить – ты ввёл в компьютер данные и зарегистрировал бизнес в электронном порядке.

Я приветствую, что количество разрешений и лицензий значительно сократилось, но нельзя останавливаться на достигнутом. По администрированию налогов Украина на 108 месте. Мы готовим отчет и будем предлагать, как улучшать ситуацию в этой сфере.

Обобщая, сам рейтинг Doing Business не требует каких-то невозможных действий. Довольно простые реформы могут значительно улучшить положение в рейтинге и у Украины есть хорошие амбиции попасть в топ-50 в течение двух лет, а до 2020-го попасть в двадцатку лучших стран. Я приветствую такие амбиции, но, чтобы их материализовать, нужно все шаги упорно выполнять.

- Мои знакомые предприниматели – средний бизнес, легальный, открытый, в одном из районов Киева один из крупнейших налогоплательщиков, получили уведомление о проверке налоговой инспекции, несмотря ни на какие моратории. Сейчас его продолжает проверять уже налоговая милиция. Я неоднократно слышал такие истории – несмотря на мораторий, бизнес драконят. Когда это прекратится?

- Я совершенно согласен, такая проблема есть. Мы тоже встречаемся с такими явлениями очень часто. Я думаю, что сама система налоговой службы должна быть построена на оценке рисков: аппарат налоговых органов должен собирать информацию и оценивать, где ситуация действительно рискованная, где красные флажки, и нацеливать проверки точечно на эти флажки.

В Украине не так, поэтому инспекции и ходят вдоль и поперек по всем предприятиям, и это, конечно, мешает работе бизнеса. Другой вопрос – что часто эти проверки используются, чтобы убрать конкурентов.

Что делать? Вот уже несколько месяцев действует институция бизнес-омбудсмена, и можно просто подать жалобу в нашу институцию. Это очень просто – никуда ездить не надо, всё можно сделать через интернет.

- Я хотел бы, чтобы вы прокомментировали исследование GfK и PricewaterhouseCoopers – они измеряли уровень восприятия коррупции в стране, и бизнес его оценивает на -0,77, то ест хуже терпимого. 4% ответили, что давали взятки таможне уже после Евромайдана, 5% – ГАИ, 7% – Агентству по земельным ресурсам и 25,9% – Госфискальной службе. Как решить эту проблему?

- Нужно реформировать саму систему. Разработать четкие прозрачные правила, ясные для бизнеса, и действовать по этим правилам. Тогда вопрос коррупции просто отпадет.

В Украине создаются новые структуры, и очень важно, чтобы они как можно быстрее начали работать. Это и Национальное аентство по вопросам предотвращения коррупции, которое будет следить, соответствует ли образ жизнь чиновников их реальным доходам, и Национальное антикоррупционное бюро, которое будет иметь все инструменты, чтобы выявлять случаи с коррупцией, антикоррупционный прокурор, который важен, чтобы вся система заработала. Я наслышался уже за короткое время своей работы здесь. Очень часто бывало, что после обращения бизнеса в госорганы по поводу коррупции, вместо того, чтобы устранять коррупцию, органы устраняли бизнес.

Нет такой волшебной палочки, чтобы сегодня мы махнули – а завтра коррупция исчезла. Нужно терпеливо внедрять реформы, которые запланированы, и довести их до конца. 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: